Blue Flower

Скульптор Александр ТеребеневАлександр Иванович Теребенев родился 9 января 1815 г. в Петербурге. Его отцом был известный скульптор И. И. Теребенев. В том же году Иван Иванович скоропостижно скончался, оставив вдову с четырьмя малолетними детьми фактически без средств к существованию. Через девять лет вслед за двумя старшими братьями Александр был отдан в Воспитательное училище при Академии художеств, где сначала обучался в рисовальном классе. Но очень скоро его призванием стала скульптура. Способствовало этому и то, что учителем мальчика был В. И. Демут-Малиновский.
С 1832 г. Теребенев стал учиться в Академии. Он быстро обнаружил большие способности. Педагоги сразу отметили его блестящие успехи в скульптуре. Уже в первые годы обучения он получил две Малые серебряные медали за лепку с натуры. В 1835 г. молодого человека наградили двумя Большими серебряными медалями. В том же году он был удостоен Малой золотой медали за выполнение барельефа «Иоанн Креститель проповедует в пустыне о пришествии Спасителя». Малую золотую медаль ему вручили и за барельеф «Иосиф, рассказывающий в темнице о значении снов, виденных двумя царедворцами фараона».
В 1836 г. на выставке художественных произведений был выставлен барельеф Теребенева «Построение ковчега Ноем с сыновьями», который сразу обратил на себя всеобщее внимание и даже был приобретен Академией художеств. В этом же году молодой скульптор окончил курс Академии и, получив звание художника 14-го класса, был оставлен при ней пенсионером.
Достигнутые успехи позволяли Александру отправиться для продолжения образования за границу, но поездка в Италию не состоялась из-за женитьбы молодого человека на дочери профессора Академии А. Е. Егорова. Содержание семьи требовало денег, и Теребенев с головой окунулся в работу. Он принимал деятельное участие в оформлении интерьеров здания Опекунского совета и вылепил барельефы четырех евангелистов для городской церкви в Петергофе. Талант молодого скульптора был замечен, и его пригласили в Зимний дворец для восстановления интерьеров после пожара 1837 г. Так он создал две аллегорические статуи — «Мудрость» и «Правосудие» для парадной Иорданской лестницы, огромный барельеф, сюжетом которого стала битва амазонок с кентаврами, для Кавалерского зала, барельеф с изображением богинь Флоры и Гебы для покоев императрицы и две фигуры ангелов для дворцовой церкви. Для Галереи 1812 г. и Фельдмаршальского зала скульптор выполнил лепные украшения с изображением военных трофеев и лавровых венков.
Эти творения сразу поставили Теребенева в ряд известнейших скульпторов. На мастера посыпались заказы. Следующими его крупными работами стали два больших горельефа для здания Опекунского совета, горельеф с изображением Богородицы и св. Феоктиста для Юрьевского монастыря, выполненный по заказу графини А. А. Орловой-Чесменской, целый ряд произведений для Александровского сиротского дома и Екатерининского института.
В 1842 г. Теребенев отправился в Керчь, где почти два года руководил поисками пантикапейских древностей. Там он проявил себя и как талантливый скульптор-реставратор. Непосредственная работа с античными памятниками завершила окончательное формирование таланта мастера.
По возвращении в Петербург Теребенев сразу приступил к работе над созданием своего самого значительного произведения — десяти огромных фигур атлантов для портика здания Нового Эрмитажа, построенного по проекту архитектора Л. Кленце. В 1844 г. Строительная комиссия по возведению «Императорского музеума» (Эрмитажа) поручила скульптору выполнение этой сложнейшей задачи.
18 ноября 1845 г. за вылепленную из глины фигуру атланта Теребенев был удостоен звания академика. Но только через четыре года замысел скульптора начал воплощаться в камне. Для гигантских статуй был выбран сердобольский гранит, добываемый на берегах Онежского озера. Гранитные глыбы с большим трудом доставляли в Петербург, в специально устроенные мастерские на нижнем этаже Малого Эрмитажа. В течение года Теребенев обучал более сотни помощников — мастеровых, набранных им из каменотесов. Затем они принялись за выполнение гранитных фигур по отлитой из алебастра модели. «Каждому было назначено свое дело, к чему кто приучен был: кто отделывал низы, кто руки, кто торс, кто ноги», — писал позднее Теребенев. Лицо каждого атланта он делал сам. На трех из десяти статуй было выбито: «Александр Теребенев. 1849 г.» Поставленные на специальные пьедесталы возле колонн портика Эрмитажа, фигуры атлантов стали смысловым центром архитектурного сооружения.
Фигуры очень понравились императору Николаю I. За выполнение первой статуи скульптор получил от него бриллиантовый перстень. По окончании всех работ для Эрмитажа Теребеневу был пожалован орден Св. Анны III степени и значительная сумма сверх установленной платы. По велению императора такие же фигуры атлантов скульптор изготовил для подарка прусскому королю Фридриху Вильгельму. Мастер сам сопровождал статуи в Берлин, где также был награжден бриллиантовым перстнем.
В 1850 г. Теребенева назначили помощником начальника 2-го отделения Эрмитажа, а позднее он стал заведующим всеми скульптурными произведениями в императорских дворцах и парках. За время службы он создал скульптуру «Февраль» для фронтона здания Адмиралтейства. В этот же период он выполнил копию античной статуи «Атлет, снимающий ножом пот со своей руки».
В последующие годы Теребенев много трудился, однако превзойти самого себя после создания атлантов ему было не суждено. Монументальная фигура Прометея, которую начал создавать скульптор, так и осталась незавершенной.
Тем не менее Александр Иванович проявил себя и как талантливый создатель скульптурных портретов. В разное время он выполнил бюсты писателя и историка Н. М. Карамзина, графа Д. В. Хвостова, керченского градоначальника князя 3. С. Херхеулидзе, артиста В. М. Самойлова, графини С. А. Голенищевой-Кутузовой, трагика В. А. Каратыгина, А. С. Пушкина (это было первое скульптурное изображение поэта), императора Николая I и его супруги императрицы Александры Федоровны, а также многих других.
Выполнял мастер и надгробные памятники — пастору Муральду, генералу П. И. Кононову, герцогу М. Лейхтенбергскому и другим.
В период расцвета своей творческой деятельности скульптор получал многочисленные заказы, и его доходы были весьма значительны. Но он быстро проживал все, что зарабатывал, тратясь на богатую обстановку, званые обеды и балы. При нужде в деньгах он легко расставался с нажитым, продавая роскошную мебель и другое имущество и влезая в долги до получения следующего заказа. Так скульптор продал даже собственный дом. Вместе с тем Александр Иванович всегда работал на вдохновении и не имел склонности к усидчивому труду. С годами он перестал получать выгодные заказы и разорился. Усугубило положение скульптора и его увлечение алкоголем. Он был уволен из Эрмитажа без пенсии.
В 1858 г. Теребенев заболел оспой. Жена, ухаживавшая за ним, заразилась и умерла. Это окончательно подорвало силы Александра Ивановича. Весной 1859 г. он простудился и был положен в Обуховскую больницу, где умер 31 июля, в нищете и всеми забытый. После него не осталось средств даже на похороны. Их устроил за свой счет мраморщик Г. А. Балушкин — один из тех, кого Теребенев обучал во время работы над статуями атлантов. К могиле на Волковское кладбище за гробом скульптора шли только Балушкин и художник К. А. Ухтомский.