Blue Flower

Архитектор Андрей ШтакеншнейдерДед будущего архитектора был кожевником в Германии и прибыл в Россию в числе многих других специалистов, приглашенных на российскую службу во времена императора Павла I. Кожевник Фридрих Штакеншнейдер поселился недалеко от Гатчины. Его сын Иоганн арендовал участок земли и построил на реке Пудость мельницу.
Усадьба стала называться мызой Ивановка. В ней 22 февраля 1802 г. и родился будущий архитектор Андрей Иванович Штакеншнейдер. Близкое соседство Ивановки с парками и архитектурными памятниками Гатчины оказалось благотворным для младшего сына мельника — болезненного и впечатлительного Андрея. Мальчик с детства любил рисовать и с увлечением строил игрушечные сооружения. Отец обратил внимание на увлечение сына и по совету друзей отдал его учиться в Академию художеств в Петербурге. Так в тринадцать лет юный Андрей стал студентом. Академический курс родителям пришлось оплачивать. В декабре 1820 г. его обучение завершилось.
Молодой архитектор, учившийся скромно, без наград, не имевший высоких покровителей, должен был сам найти свою дорогу в жизни. Первое время он очень нуждался, так как выполнял только небольшие частные заказы. В январе 1821 г. юноша поступил чертежником в Комитет строений и гидравлических работ. Через четыре года его приняли архитектором-рисовальщиком в Комиссию по возведению Исаакиевского собора. Здесь он несколько лет работал под руководством Огюста Монферрана.
Работа под началом известнейшего архитектора явилась отличной школой для молодого зодчего. Творчество автора Исаакиевского собора и Александровской колонны было связующим звеном между периодами позднего классицизма и эклектики. Штакеншнейдер стал одним из наиболее талантливых зодчих наступающего нового этапа.
Для молодого неопытного архитектора поддержка Монферрана значила очень много. Известный зодчий выхлопотал даже субсидию для заграничной поездки Штакеншнейдера, но из-за болезни Андрей Иванович не смог воспользоваться ею.
В 1831 г. Штакеншнейдер уволился из Комиссии по возведению Исаакиевского собора и начал заниматься перестройкой усадьбы графа Бенкендорфа под Ревелем (ныне Таллин). Решающую роль в этом назначении также сыграла рекомендация Монферрана.
Работа в прибалтийской усадьбе была как бы пробой пера начинающего архитектора, но заказчик остался очень доволен. Он даже представил молодого архитектора царю. Николай I также заинтересовался работами зодчего и привлек его к дворцовому строительству. Штакеншнейдер становится известным, к нему поступают новые заказы, изменяется и его материальное положение. Андрея Ивановича снова принимают на государственную службу. С ноября 1833 г. он определен ко двору великого князя Михаила Павловича.
Зодчий ведет строительство на Каменном острове, в те времена принадлежавшем великому князю, занимается интерьерами его дворцов.
В 1834 г. Андрей Иванович получает звание академика архитектуры и чин титулярного советника. Работы по-прежнему очень много. В это время Штакеншнейдер разрабатывает проект перестройки дворца в селе Коломенском под Москвой. Архитектор предлагает не только перестроить дворец, но и создать целый ансамбль на берегу Москвы-реки. Проект не был реализован, так как превышал сумму, отпущенную на его постройку. Другая значительная работа архитектора — проект перестройки усадьбы Знаменка, расположенной недалеко от Петергофа. Но проект Штакеншнейдера был осуществлен лишь частично.
В 1837 г. наконец сбылась мечта архитектора о заграничной поездке. Необходимую для поездки сумму выдал Комитет. Почти год провел зодчий в Италии, Франции, Англии и Германии, изучая известнейшие памятники зодчества. Оттуда он привез множество зарисовок карандашом и акварелью. Рисовал Штакеншнейдер очень хорошо, и рисование заполняло его досуг всю жизнь.
Вернувшись из-за границы, Штакеншнейдер сразу же развернул кипучую деятельность. Он закончил многие ранее начатые работы, продолжил оформление залов в Знаменке, оформил несколько залов нового Михайловского дворца, построенного К. И. Росси. В конце 1830-х гг. архитектор проектирует и начинает строить Мариинский дворец.
Считается, что эта работа завершает период творческих исканий архитектора и открывает период его творческой зрелости.
Мариинский дворец строился для дочери Николая I великой княжны Марии — этим и объясняется его название. Строительство длилось пять лет, срок по тем временам небольшой, учитывая размеры сооружения и сложность внутренней отделки. Доминантой площади должен был стать еще не достроенный к тому времени Исаакиевский собор, и Штакеншнейдеру пришлось это учитывать. Одновременно с дворцом строились и служебные корпуса: гофмейстерский, конюшенный, прачечный и другие. Такой объем работы требовал большого штата помощников, и архитектор смело брал на работу молодых выпускников Академии, помогал им и всячески их опекал.
Вслед за Мариинским дворцом появляется еще ряд сооружений, построенных по проектам Штакеншнейдера. Наиболее известные из них — это дворец Белосельских-Белозерских
на Невском проспекте, Николаевский дворец на пл. Труда и Новомихайловский дворец на Дворцовой набережной. Помимо строительства в столице и ее окрестностях Андрей Иванович строит здания в Москве, Крыму, Таганроге.
Искусство зодчего проявлялось не только в строительстве городских зданий и дворцов. В 1850-х гг. Штакеншнейдером были сооружены дворец Бельведер и церковь «царицы Александры» на Бабигоне в Петергофе (церковь не сохранилась).
В своем творчестве Штакеншнейдер применял и творчески развивал приемы классицизма, готики, ренессанса, барокко, древнерусского зодчества и достигал высоких художественных результатов. Не имея возможности формировать застройку целых улиц и площадей, как К. И. Росси, он стремился к сохранению ансамблей, дополняя их, а не разрушая.
Труды Штакеншнейдера были по достоинству оценены. В 1844 г. он получил звание профессора архитектуры, в 1851 г. чин статского советника, в 1858 г. чин действительного статского советника. С конца 1856 г. зодчий стал именоваться «архитектором Высочайшего двора». Этот громкий титул принес только новые заботы и хлопоты, ответственность за множество работ, причем не только своих, но и чужих. Архитектор входил в различные комиссии и комитеты, должен был принимать работы других зодчих
и притом много строил сам не только для двора, но и по частным заказам.
С 1854 г. Академия привлекла его к преподавательской деятельности. В первый год преподавания у нового профессора было более двадцати учеников, через четыре года у него обучалось уже более шестидесяти воспитанников — значительно больше, чем у других профессоров. Это объяснялось не только известностью архитектора, но, скорее, его огромной работоспособностью и педагогическим талантом.
По свидетельству современников, ученики шли к нему очень охотно, а зодчий всегда поддерживал их и морально, и материально. Этот немного сухой с виду, вечно задумчивый и усталый человек всегда был для своих студентов примером необычайной честности, ответственности и вместе с тем чуткости и доброты.
У Андрея Ивановича была большая семья, казенного жилья у него не было, и очень долго архитектор проживал на съемных квартирах. В 1852 г. Штакеншнейдеры купили дом на Миллионной улице, и зодчий его полностью перестроил. С небольшими изменениями этот дом дошел до наших дней. По окончании строительства дом на Миллионной стал одним из культурных центров Петербурга. В нем проводились так называемые «субботы». Порой на них собиралось по 50-60 человек. Круг посетителей суббот был очень широк — писатели, поэты, художники, скульпторы, архитекторы, актеры. Среди них писатели И. С. Тургенев, Ф. М. Достоевский, И. А. Гончаров, Д. В. Григорович, Г. П. Данилевский, зодчие Г. А. Боссе, А. П. Брюллов, братья Шарлемань. На Миллионной рисовал И. К. Айвазовский. Штакеншнейдеры дружили с семействами поэта Я. П. Полонского и художника Н. А Майкова.
Но большое количество работы и вечная занятость негативно сказывались на здоровье архитектора. Болезнь легких, которой он страдал, усиливалась. Плохо влиял на болезнь и петербургский климат, а Штакеншнейдеры почти никуда из Петербурга не уезжали.
Бесконечные проекты, строительство, преподавание — дело, которое он глубоко любил, — все это требовало огромной траты сил, а они убывали. 8 августа 1865 г. Андрей Иванович Штакеншнейдер скончался в Москве. Похоронен архитектор в Сергиевой пустыни под Петербургом в им же возведенной церкви святителя Григория Богослова.