Blue Flower

Архитектор Андрей ВоронихинАндрей Никифорович Воронихин родился 17 октября 1759 г. на Урале в селе Новое Усолье. Отец будущего архитектора был крепостным крестьянином у графа Строганова, которому принадлежали обширнейшие владения в Сибири и на Урале. Строгановы по-хозяйски заботились о развитии в своих владениях не только полезных и выгодных ремесел, но и художественных промыслов. В истории русского искусства прочно утвердились такие понятия, как «строгановская школа живописи», «строгановское шитье». Не случайно одно из крупнейших в России художественных училищ в XIX веке, открытое по инициативе С. Г. Строганова, именовалось Строгановским. Устраивали они школы и у себя на Урале.
По всей вероятности, в одной из таких школ учился и маленький Андрей. Он рано был взят от семьи и приобщался к «начальным правилам» искусства в школе иконописного мастерства. Еще мальчиком он сделал из глины модель церкви. Это было первое проявление его склонности к архитектуре. Самых смышленых и способных отроков отправляли для продолжения учебы в Нижний Новгород, Москву и Петербург. Юный Воронихин попал в Москву, где на него обратил внимание В. И. Баженов — центральная фигура художественной жизни древней русской столицы в конце 70-х гг. XVIII века.
Москве нужны были строители, и их подготовкой занимались крупнейшие московские архитекторы Баженов и Казаков. И вскоре в документах того времени Андрей Воронихин упоминается среди непосредственных помощников Баженова.
Вернувшийся из-за границы в 1779 г. граф А. С. Строганов узнал об успехах юноши и распорядился перевести его к себе в Петербург. Его поселили во дворце графа на Невском проспекте, и юноша стал постоянным спутником сына графа Павла. Вместе с Павлом Строгановым Воронихин путешествовал по России. Граф считал знакомство с родной страной обязательным пунктом в программе образования и воспитания сына. За несколько лет молодой граф Строганов и Воронихин объехали практически всю страну. В 1786 г., когда Воронихину было 26 лет, граф А. С. Строганов подписал «вольную» своему крепостному. В том же году, уже свободным человеком, Андрей Воронихин вместе с Павлом Строгновым выехал за границу. Главной целью поездки было продолжение образования молодого графа. Через Германию и Францию их путь лежал в Швейцарию. В 1789 г. молодые люди приехали в Париж. Для Воронихина Париж стал тем городом, где ему удалось настолько пополнить свои специальные знания, что он окончательно утвердился в своем призвании.
По возвращении из-за границы граф Строганов поручает молодому архитектору перестройку внутренних помещений своего дворца на Невском проспекте, что свидетельствует о полном доверии графа к молодому и никому не известному архитектору. После этого Строганов дал Воронихину еще один заказ — строительство паркового павильона в загородных владениях графа в Новой деревне.
1801 г. явился переломным в жизни и творчестве Воронихина. Летом он впервые исполнил проект, предназначенный не для семейства Строгановых. Это был проект петергофских колоннад у «Ковша Самсона», впоследствии названных «Воронихинскими». В это время в Петергофе были начаты обширные работы по обновлению комплекса сооружений в районе Большого каскада, не ремонтировавшихся со времен Петра I.
Еще до исполнения этой работы в марте 1800 г. Воронихин был принят в Академию художеств преподавателем архитектурного класса, а в ноябре по решению совета Академии ему было присвоено звание архитектора. В это время архитектору было уже сорок лет.
Но главное дело всей его жизни было впереди. Им явилось строительство Казанского собора. Икону Казанской божьей матери перевезли из Москвы в Петербург по приказу Петра I. Русские самодержцы почитали ее своей семейной реликвией, считалось, что она способствовала восшествию на престол династии Романовых. Для иконы архитектором Земцовым была построена небольшая церковь, но скоро она перестала отвечать статусу святыни.
Вскоре после вступления на престол император Павел I решил, что иконе Казанской богоматери не пристало более находиться в скромной церкви. По мнению императора, икона, благословляющая царствующий дом, должна пребывать в величественном соборе, способном сравниться с лучшими творениями мирового зодчества. Постройка величественного и грандиозного храма в русской столице должна была восприниматься за границей как свидетельство могущества России, ее уверенности в своих силах. По мнению императора, новая Казанская церковь должна быть подобной главному храму католиков — собору святого Петра.
Для выполнения этой непростой задачи был объявлен конкурс, на который свои проекты представили П. Гонзаго, Ч. Камерон и Тома де Томон, но президент Академии художеств граф Строганов, рекомендовавший Воронихина императору, был уверен в своем выборе.
Павлу I понравился проект Воронихина. Следует приказ: строительство должно быть закончено в три года. Строительной комиссии были отпущены большие средства. На территории строительства снесли все деревянные строения. На Воронихина ложатся тяжелые заботы. Архитектор официально не причислен к строительной комиссии: ее члены — люди в высоких чинах — дают понять бывшему крепостному, где его место. Однако именно Воронихин сразу же становится подлинным руководителем стройки. Круг дел, которыми он занимался, был необычайно широк.
Казанский собор был заложен в 1801 г., когда приближался столетний юбилей новой русской столицы. Вследствие перерывов и отсрочек строительство затянулось на десять лет.
В день освящения Казанского собора, 15 сентября 1811г., по Невскому проспекту церемониальным маршем прошли войска петербургского гарнизона, вся площадь была заполнена народом. Процессия священнослужителей с иконой Казанской богоматери обошла вокруг здания и скрылась внутри храма. Икону поместили в резной иконостас, созданный по рисунку Воронихина, и здание нового собора огласилось звуками торжественного хора.
Архитектурно-скульптурный ансамбль Казанского собора получил свое завершение уже в 30-х гг. XIX века, когда 25 декабря 1837 г. состоялось открытие памятников М. И. Кутузову и М. Б. Барклаю де Толли, поставленных перед боковыми портиками наружной колоннады собора. Бронзовые фигуры полководцев были отлиты по моделям скульптора Б. И. Орловского, а гранитные пьедесталы сделаны по проекту архитектора Стасова. Эти монументы окончательно закрепили за Казанским собором роль памятника русской воинской славы. А в северном приделе храма под гранитной плитой находится могила выдающегося русского полководца фельдмаршала Михаила Илларионовича Кутузова.
Казанский собор стал одним из центральных сооружений главной магистрали города, а чугунную решетку, окружающую небольшой сквер перед его западным фасадом, называют «лебединой песней» архитектора.
Несмотря на огромную занятость на строительстве Казанского собора, с 1803 г. и до конца своих дней архитектор не переставал работать в Павловске, где создал Розовый павильон, несколько хозяйственных построек, павильонов, мостов и беседок. Он был занят также интерьерными работами в самом дворце. Произведения, созданные зодчим в этом пригороде Петербурга, стали подлинным украшением романтического Павловска.
В 1806 г. Воронихин получил заказ на проектирование нескольких фонтанов, которые предполагалось создать вдоль дороги из Петербурга в Царское Село. Но из всех задуманных им композиций была осуществлена только одна — на склоне Пулковской горы.
С 1806 по 1811 г. архитектор построил еще одно значимое для Петербурга сооружение, которое может служить достойным символом архитектуры города. Это здание Горного института. Замысел зодчего органично вписал его в панораму невских берегов.
Имя Воронихина связывают с еще некоторыми известными постройками в Петербурге, такими, как дом Лаваль на Английской набережной, дом министра уделов на Дворцовой набережной, домовая церковь в особняке Голицыных на набережной Фонтанки и некоторые другие.
А. Н. Воронихину удалось построить сравнительно немного, да и судьба оказалась немилостива к его сооружениям. Изменились интерьеры Строгановского дворца, исчезла с лица земли Строгановская дача, были перестроены воронихинские колоннады в Петергофе, на месте дома министра уделов был возведен Ново-Михайловский дворец, во время Великой Отечественной войны погиб Розовый павильон (сейчас он восстановлен). Лишь Казанский собор и Горный институт дошли до нас в первоначальном виде. Но даже и одного из этих зданий хватило для того, чтобы имя Андрея Никифоровича Воронихина навсегда вошло в историю русской и мировой архитектуры.
Архитектор умер в 1814 г. На фоне побед русских войск над наполеоновской Францией его смерть была практически никем не замечена.