Blue Flower

Приморский пр., 91

Профессору Федору Щербатскому принадлежала идея перевезти в Санкт-Петербург из Бомбея древний индусский храм. Его единомышленником стал известный художник Николай Рерих, однако воплощение этой идеи требовало огромных денег.
Интересы русских ученых совпали со стремлением тринадцатого далай-ламы — духовного тибетского лидера, опасающегося английской колониальной экспансии, — наладить контакты с Россией и получить поддержку Николая и. на территории России в то время проживали три этноса — буряты, калмыки и тувинцы, — которые традиционно исповедовали буддизм, царское правительство оказывало поддержку буддийским регионам России. В 1908 г. прибыл в Петербург как дипломатический представитель тибетского далай-ламы Агван Доржиев и передал в Министерство иностранных дел ходатайство о строительстве в столице России буддийского храма. Эту идею горячо поддержали ученые-востоковеды. Разрешение было дано, и Доржиев приобрел участок земли в районе Старой Деревни. Был создан строительный комитет, в который вошли видные ученые-востоковеды: В. В. Радлов (председатель), С. Ф. Ольденбург, Э. Э. Ухтомский, Ф. И. щербатской, художник Н. К. Рерих и,др. Строительные работы начались в 1909 г. По преданию, автором буддийского храма (дацана) был сам Доржиев. Но официально проект храма был разработан гражданским инженером н. Березовским, а
потом дополнен известным зодчим Г. В. Барановским. Завершил строительство храма архитектор Р. А. Берзен. Первая служба в храме состоялась 21 февраля 1913 г. в ознаменование 300-летия дома Романовых. Открытие храма вызвало живой интерес в буддийском мире, в культурных и общественных кругах столицы. На первой службе было много почетных гостей, в том числе глава ламаистской церкви Забайкальской области Даши Доржи Итигелов, чрезвычайный полномочный посланник монгольского правительства князь Ханда Дорджен и др. Это событие широко освещалось в столичной прессе. Однако работы по внутренней отделке храма продолжались до 1915 г. В том же году храму были торжественно подарены изготовленные на Восточном Тибете предметы буддийского культа.
Торжественное освящение храма состоялось 10 августа 1915 г. Он получил название «Источник Святого Учения Будды, сострадающего всем» Это был первый буддийский храм на Европейском континенте.
Петербургский дацан — удивительное сооружение. Каким-то неуловимым образом он несет в себе черты северного модерна — стиля, характерного для Петербурга начала XX в., — и при этом полностью соответствует тибетскому канону, здание имеет форму усеченной пирамиды со слегка наклоненными внутрь стенами и плоской
крышей. Оно состоит из двух частей: трехэтажной южной, внутри которой расположен просторный молитвенный зал, и примыкающей к ней с севера четырехэтажной башни —
алтаря, башня раньше была увенчана сложным по силуэту вызолоченным фигурным завершением - ганчжиром. во втором этаже размещаются кельи монахов, библиотека, кладовые. Стены облицованы красновато-фиолетовым гранитом. Их прорезают окна, обрамленные гранитными наличниками, которые также сужаются кверху. Широкий синий фриз, опоясывающий здание, выполнен из глазурованного кирпича. По тибетской традиции, его украшали магические зеркальные диски, центральная часть главного, южного фасада выделена портиком из четырех квадратных в сечении столбов с ажурными капителями из темной бронзы. Портик был увенчан золоченым колесом с восемью спицами-радиусами — хардэ, символом Восьмеричного Благородного пути. По обеим сторонам круга располагались позолоченные фигуры двух ланей.
К портику ведет широкая гранитная лестница, за небольшим вестибюлем у входных дверей следует молитвенный зал, разделенный двумя рядами квадратных колонн на три части — широкую центральную и более узкие боковые, в зале нет окон. Он освещается через прямоугольное отверстие в потолке. Между колонн стоят помосты сиденья для лам, которые они занимают во время молебствий. Над залом на уровне второго этажа развешаны бурханы — изображения божеств. Алтарь занимает глубокую нишу, которая является первым этажом северной башни. Интерьер петербургского дацана, как это характерно для всех буддийских храмов, отличается яркой многокрасочностью. Работы по внутреннему убранству храма велись под руководством художника Н. К. Рериха. В художественном оформлении дацана участвовали талантливые бурятские мастера: монах-иконописец, художник Осор Будаев, резчик по дереву Ринчин Занхатов, знаток тибетского культового зодчества Гылык-чжамцоцыбаков. Судьба храма была трудной. После революции, в 1919 г., в храме была размещена воинская команда. Он был варварски разорен, из него не только похитили всю утварь, представляющую хоть какую-то ценность, но и был разбит Большой Будда, внутри которого искали сокровища, а также уничтожена храмовая библиотека. Доржиев пытался спасти дацан. Он добился, чтобы за храмом закрепили статус тибетской дипломатической миссии. Однако в 1930-е гг. храм был разгромлен, ламы, служившие там, репрессированы, в 1937 г. 85-летний Агван Доржиев был арестован и через год скончался в тюремной больнице города Улан-Удэ. Храм был передан под спортивную базу, а художественные ценности и библиотеку перевезли в Музей истории религии и атеизма. Ганчжир был демонтирован. В годы Великой Отечественной войны храм использовался как радиостанция. В 1968 г. здание было принято под охрану как памятник архитектуры, а в 1980-х гг. передано Музею истории религии и атеизма. Но музеем храм не стал. В 1989 г. в Ленинграде была зарегистрирована буддийская община Дацан Гунзечойней,
которой в 1990 г. был передан храм. По приглашению буддистов-мирян прибыло духовенство, которое возобновило регулярные службы.