Blue Flower

Дом Абамелек-Лазарева в Санкт-Петербурге

Сложившаяся к началу XX в. застройка берегов Мойки в месте, где сейчас находится дом Абамелек-Лазарева, не отличалась большими архитектурными достоинствами. Наряду со старинными особняками, не столько красивыми, сколько привлекательными именно своей «старинностью», здесь были и безликие строения второй половины XIX в., а кое-где уже возвышались громады многоквартирных доходных домов. Четырехэтажный, с небольшими квартирами дом князя С. С. Абамелек-Лазарева мало чем от них отличался.

Князь задумал построить новое, более респектабельное здание с просторными залами, большой столовой и обязательно с театральным залом. Старый дом разобрали, а для разработки проекта и постройки нового в начале 1913 г. был приглашен архитектор И. А. Фомин.

Сложность задачи, стоявшей перед зодчим, заключалась в ограниченности площади. С обеих сторон уже находились дома, и новый надо было вписать в их ряд. Определенные «обязательства» накладывало и расположение здания в центре города, неподалеку от Дворцовой и Конюшенной площадей. Фомин успешно с этим справился, сумев придать дому монументальность, несмотря на его сравнительно небольшие размеры.

Основа композиции фасада — четкий строй пилястров коринфского ордера, поднимающихся на высоту всех трех этажей.

Пилястры поставлены на невысокий облицованный гранитом цоколь. Они поддерживают массивный антаблемент, завершенный над карнизом глухим парапетом. Фасаду свойственно ощущение спокойного величия, присущее лучшим сооружениям в стиле классицизма. На крыше, на тумбах парапета, перекликающегося с гранитным парапетом набережной, были установлены вазы.

Благодаря четкости рисунка и крупным формам фасад дома сразу привлекает к себе внимание. Именно здание дворца создает впечатление завершенности пространства, окружающего одну из главных площадей Петербурга — Дворцовую. Фомину удалось внести в архитектуру особняка ноту изысканного аристократизма, созвучную находящимся неподалеку Зимнему и Мраморным дворцам.

Но фасад — лишь небольшая часть здания, при проектировании и строительстве которого архитектор Фомин проявил прекрасное знание классической архитектуры и замечательную способность решать сложные планировочные задачи. Парадные интерьеры дома также производят впечатление грандиозных и величественных дворцовых залов. Трудно поверить, что они созданы в стенах небольшого городского особняка.

Композиция интерьеров начинается вестибюлем — небольшим, прямоугольным в плане помещением, расположенным в левой половине здания. По всему периметру вестибюль окружен колоннами и пилястрами дорического ордера, облицованными темно-желтым искусственным мрамором. Пропорции ордера намеренно утяжелены, и благодаря этому колоннада, по высоте ненамного превосходящая человеческий рост, воспринимается как монументальное сооружение.

По контрасту с вестибюлем парадная лестница, расположенная рядом, кажется особенно легкой и просторной. Лестница удачно вписана в высокое, хорошо освещенное помещение, перекрытое кессонированным сводом.

С верхней площадки лестницы можно попасть в Большую столовую особняка, выходящую тремя громадными окнами на набережную.

Столовая оформлена празднично, ярко, она отличается цельностью объемного решения и роскошью декоративной отделки. Центр композиции здесь — лоджия с хорами для музыкантов. От всего помещения она отделена двумя парами высоких колонн ионического ордера, облицованных искусственным мрамором глубокого черного тона с крупными темно-красными и зеленовато-коричневыми вкраплениями.

Колонны контрастируют с нежным светло-зеленым тоном стен, на фоне которых ярко выделяются белые архитектурные детали и белые с золочеными рельефными украшениями двери. В центре каждой из боковых стен столовой, в арочном обрамлении с колоннами коринфского ордера по сторонам размещались живописные панно.

Декоративной орнаментальной росписью украшен и плоский потолок, переходящий по краям в пластично изогнутую падугу; ее поверхность разделена на ромбовидные кессоны с тончайшими по рисунку розетками. Ощущение художественного богатства создают и другие скульптурные детали: сложная резьба карниза, изящные кронштейны сандриков над дверями, мягко вылепленные рельефы в круглых медальонах. Чудесный наборный паркет органически дополняет оформление интерьера.

Рядом со столовой находится Театральный зал. Его архитектура достойно продолжает монументальную тему, начатую композицией фасада. Основной элемент зала — ряд высоких пилястров коринфского ордера. Их облицовка из искусственного мрамора оранжево-красного тона хорошо выделяется на фоне блестящих мраморных стен цвета слоновой кости. Между пилястрами расположены двери в обрамлении строгих наличников, украшенных рельефами с изображениями грифонов. Сюжет росписи плафона подсказан назначением зала: в центре перекрытия в восьмиугольной раме художественно выполнена несущаяся в облаках квадрига Аполлона — бога красоты, покровителя искусств. По краю плафон окружает фриз с изображениями путти, поддерживающих гирлянды. При создании Театрального зала вместе с Фоминым работали мастера И. А. Боданинский, расписавший плафон, и Б. И. Яковлев, создавший его скульптурный декор.

После революции, с 1917 по 1922 г., в здании располагалось Управление Петроградского угрозыска, а до 1926 г. — Пушкинский дом. В 1933 г. в особняке разместился Комитет по физкультуре и спорту Ленгорисполкома. По неизвестной причине в советское время вазы с парапета крыши были сняты.

Наб. р.  Мойки, 23