Blue Flower

Особняк Румянцева в Санкт-Петербурге

Участок земли на берегу Невы, на котором сейчас расположен дворец, когда-то принадлежал князьям Голицыным. В 40-х гг. XVIII в. кригскомиссар князь М. Голицын построил здесь каменный дом. (Впоследствии здание стало знаменито тем, что летом 1796 г. в нем проживал шведский король Густав IV вместе со своим дядей, герцогом Зюдерманландским — будущим королем Карлом XIII.)

В 1802 г. здание приобрел граф Николай Петрович Румянцев. В 1824-1827-х гг. по заказу хозяина оно было полностью перестроено архитектором В. А. Глинкой. Он «не оставил дом в прежнем виде, а произвел там многие перемены», превратив скромное здание в парадный особняк важного государственного чиновника, богача и аристократа. (За проект перестройки талантливый зодчий впоследствии получил звание академика архитектуры.)

Перед Глинкой стояла довольно сложная задача — практически без изменения пропорций создать новый фасад, который должен был сразу привлекать внимание. Архитектору удалось сделать это наилучшим образом. Он закрыл старый дом мощным, сильно выдвинутым вперед двенадцатиколонным портиком, установленным на первый, цокольный этаж. Высокие колонны портика с массивными капителями коринфского ордера придают фасаду весьма внушительный вид и подчеркивают его монументальность.

Портик увенчан фронтоном, в тимпане которого помещен горельеф, созданный скульптором И. П. Мартосом. Здесь представлена сцена из древнегреческой мифологии: «Аполлон-мусагет на Парнасе в окружении девяти муз и их матери Мнемозины». По сторонам выполнены аллегорические изображения науки и искусства.

Между вторым и третьим этажами помещены повторяющиеся скульптурные фризы с фигурами веселых путти, также изваянные Мартосом. Они оживляют гладь стены и гармонично сочетаются с колоннами портика.

Тогда же были устроены входная дверь с набережной Невы и вестибюль. До этого подъезд к дому и вход в него был только с Галерной улицы.

Жилые покои дома располагались на первом этаже, парадные залы — на втором. Три гостиные, стены одной из которых, центральной, облицованы искусственным мрамором, выходили окнами на Неву. Все гостиные были связаны с двумя анфиладами, которые продолжались по обеим сторонам здания в глубь участка и завершались большим Белым, или Танцевальным, залом.

Следуя из комнаты в комнату, можно было обойти все парадные помещения, располагавшиеся вокруг первого — парадного — дворика. Все они были богато отделаны: росписи на стенах и потолках в технике гризайль, изысканная лепнина, мраморные подоконники, дубовые оконные переплеты, голландские изразцовые печи с чугунными дверцами ручной работы, дубовые двери с зеркалами, наборный паркет — все говорило о хорошем вкусе хозяев и следованию ими моде того времени.

В жилых помещениях интерьеры были более скромными — все комнаты выкрашены желтой, розовой, зеленой красками различных оттенков. Здесь также имелась роспись в технике гризайль на фризах и потолках. Оконные переплеты были выполнены из дуба и сосны и украшены медными ручками. Двери — сосновые, одно- и двухстворчатые. Полы нижнего этажа покрыли масляной желтой краской, а у печей во избежание пожара установили железные листы.

К сожалению, имя архитектора, оформлявшего эти интерьеры, не сохранилось.

В обновленном особняке Николай Петрович, как и положено было в свете, давал обеды, рауты, устраивал балы и приемы.

Всю свою жизнь Николай Петрович собирал памятники русской истории и культуры. Его собрание было уникальным как по составу, так и по качеству. Особое место в коллекции занимали церковные книги, древние рукописи, государственные акты. Граф собрал вокруг себя людей столь же увлеченных изучением русской истории. В результате их деятельности были изданы интереснейшие книги и создан музей древностей.

В 1826 г. после смерти Николая Петровича его брат Сергей Петрович Румянцев, исполняя последнюю волю покойного, устроил в доме музей и выставил на всеобщее обозрение все находившиеся здесь коллекции. Второй и третий этажи здания заняли под библиотеку. Император Николай I повелел назвать музей Румянцевским. На фронтоне дворца по его велению сделали надпись золотыми буквами: «От государственного канцлера графа Румянцева на благое просвещение». Первый в нашей стране частный публичный музей был открыт для посещения 28 мая 1831 г. Он содержался целиком за счет Румянцева, плата за вход не взималась.

В главном доме, получившем новое назначение, были осуществлены внутренние переделки. Работами руководил архитектор Департамента народного просвещения А. Ф. Щедрин. Для музея изготовили новую мебель из карельской березы. Для Белого зала, где расположилась минералогическая коллекция, были сделаны большие фигурные шкафы. В здании также устроили квартиры для служителей музея и библиотекарей.

В 1838 г. граф С. П. Румянцев скончался. Здание и располагавшиеся в нем коллекции стали приходить в упадок.

В 1861 г. музей был переведен в московский дом Пашкова. Уникальное собрание книг музея стало основой для Российской государственной библиотеки, которая до 1924 г. называлась Румянцевской.

После этого особняк в Петербурге сменил несколько хозяев.

В 1882 г. новый хозяин особняка, герцог Е. М. Лейхтен-бергский, поручил архитектору А. А. Степанову еще одну реконструкцию здания.

К главному дому с Английской набережной был пристроен каменный крытый подъезд, который одновременно служил балконом второго этажа. Из трех входных дверей оставили только одну, центральную, изменив ее и намного расширив. Две другие двери были превращены в окна.

Создание каменного балкона повело за собой изменение архитектурной отделки фасада: пилоны балкона, на которые опирались крестовые своды, были оформлены глубоким рустом; арки подъезда украсили замковыми камнями; такой же более глубокой рустовкой, чем прежде, отделали весь первый этаж.

Значительные изменения претерпели и помещения в главном корпусе. Трехмаршевую металлическую лестницу заменили мраморной с двумя маршами. Для ее установки была сломана часть стены со стороны парадного двора. Новая стена стала полукруглой. В ней была пробита дверь, которая вела в оранжерею, построенную в парадном дворе.

Боковая металлическая лестница была заменена дубовой, пропорции которой напоминают дубовую лестницу Юсуповского дворца на Мойке, также исполненную Степановым. Архитектор продолжил ее до третьего этажа и расположил над ней фонарь дневного света.

В левой половине дома был оформлен Дубовый кабинет с окнами на Неву, сохранившийся до нашего времени. Рядом устроили проходную с элементами мавританского стиля.

К дворовым флигелям достроили четвертый этаж, на нем расположили квартиры. Лестничные клетки, выходившие во двор, расширили и выделили как центральные ризалиты.

Большие изменения были произведены и в Белом зале. К нему пристроили небольшой балкон. Окна увеличили за счет овальных завершений. Пилястры оформили каннелюрами, выстроили хоры для оркестра.

Парадное оформление получил и двор. На его фасаде были установлены четыре кариатиды, арочный проезд обработали глубоким рустом.

В результате всех перестроек дворец стал одним из самых модных особняков того времени.

Последним хозяином участка был князь Е. Л. Кочубей, который проживал в особняке до 1917 г.

После 1917 г. в национализированном дворце располагались многочисленные учреждения и жилые квартиры. В парадных залах были поставлены временные деревянные перегородки. Белый зал одно время использовали для показа кинофильмов.

В 1935 г. в особняке открыли Музей строительства и городского хозяйства. В 1939 г. сюда были переведены экспонаты Музея истории города и организована их выставка, а с 1955 г. в здании размещается Государственный музей истории Санкт-Петербурга. Также здесь работает исторический лекторий.

С 1946 г. в особняке Румянцева ведутся реставрационные работы.

Английская наб., 44