Blue Flower

Матильда Кшесинская с собачкой Джиби и козочкой, которую приучала в Стрельне для выступления с ней в балете «Эсмеральда».

Здесь же неподалеку, но ближе к морю, располагалась еще одна известная дача, принадлежавшая уже другой эпохе, — дача знаменитой балерины Матильды Феликсовны Кшесинской (1872—1971).

Полька по крови, младший ребенок в большой артистической семье, она родилась недалеко от Стрельны, в Лигово, где ее семья снимала на лето дачу. С детства полюбив эти места, Матильда сохранила привязанность к ним, будучи уже взрослой и прославившись на сцене.

Отец, мать, старшие братья и сестры Матильды были известными танцовщиками, и Мале (так называли девочку в семье) была предопределена та же судьба. С детства она росла в артистической среде, в первый раз появилась на сцене в четырехлетнем возрасте в балете Ц. Пуни «Конек-Горбунок». Малышка появлялась в картине подводного царства и должна была вынуть кольцо из пасти кита. Это было в конце балета, но боявшаяся опоздать девочка торопила отца, и они приходили за час до начала спектакля, чтобы получить кольцо и парик. Это чувство ответственности Матильда сохраняла всю свою театральную жизнь.

В 1880 г. Матильда Кшесинская поступила в Императорское театральное училище, которое с отличием закончила в 1890 г. Конечно, ее путь на сцену в известной мере был облегчен помощью семьи, но для той головокружительной карьеры, которую она сумела сделать, ей потребовались и подлинный талант, и огромная энергия, и честолюбие, и даже мастерство плести интриги в жесткой конкурентной борьбе.

На выпускном вечере произошло наложившее отпечаток на всю последующую жизнь балерины знакомство с наследником престола цесаревичем Николаем Александровичем — будущим последним русским императором Николаем II. Его отец Александр III на этом вечере сказал выпускнице: «Будьте украшением и славою нашего балета». Всей своей дальнейшей артистической жизнью Кшесинская оправдала надежды государя.

Уже через два года юная балерина успешно заменила итальянскую танцовщицу К Брианца в балете «Калькабрино», затем блестяще исполнила партию Авроры в балете «Спящая красавица». Успех был ошеломляющий. Очень скоро вчерашняя выпускница стала «первой звездой русского балета», как называл ее известный балетмейстер Мариус Петипа. Ее главной заслугой было то, что она решительно вытеснила со сцены русского балетного театра царивших там до этого итальянских балерин и стала первой русской примой-балериной Мариинского театра. Первой из русских танцовщиц она освоила знаменитые 32 фуэте. Известный театральный критик А. Я. Левенсон так отзывался о ней: « Кшесинская в божественных играх носится по цветочному ковру земного рая. Искусство ее — стихийное, органическое, земное». Множество хвалебных рецензий отмечали ее отточенную технику, артистизм и редкое сценическое обаяние. У балерины появилось множество преданных почитателей. Артистка балета Т. П. Карсавина вспоминала: «Когда Матильда Кшесинская уезжала на гастроли в Москву, первый ряд партера пустел — ее верные поклонники устремлялись за ней».

Кроме балетных успехов М. Кшесинская приковывала к себе внимание тогдашнего общества и своими романтическими историями. Знаменательная встреча на выпускном вечере стала началом романа молодой танцовщицы и юного наследника русского престола. Будущий царь Николай II (Ники, как его называла Матильда) стал не только первой, но и главной любовью всей жизни балерины, память о которой она пронесла через все выпавшие на ее долю испытания.

В 1892 г. восходящая звезда императорской сцены вместе с сестрой Юлией, артисткой кордебалета, переехала в уютный двухэтажный особняк на Английском проспекте. По странному стечению обстоятельств этот дом за двадцать лет до того был построен великим князем Константином Николаевичем для его возлюбленной, тоже балерины Анны Кузнецовой (о ней рассказывалось в разделе «Стрельна при Константине Николаевиче»). В этом особняке, который престолонаследник в итоге ей подарил, Кшесинская пережила свой короткий бурный роман, согревавший ее воспоминаниями всю жизнь.

Цесаревич действительно на время увлекся молодой, яркой, темпераментной балериной, но дистанция между ними была слишком велика, и они оба понимали, что у их отношений нет будущего. Их связь длилась немногим более трех лет, затем они были вынуждены расстаться. В 1894 г. Николай Александрович женился на принцессе Алисе Гессенской, ставшей российской императрицей Александрой Федоровной, и занял престол после смерти своего отца. Отныне Мале оставались только воспоминания, передаваемые окольными путями приветы, да лишь ей и Ники понятные взгляды, которыми они обменивались при случае. Матильда выбегала на дорогу, по которой должна была проехать императорская карета, приходила в умиление и восторг, видя Николая II в театральной ложе во время своих выступлений.

Тяжело переживая разрыв отношений с возлюбленным, летом 1894 г. Матильда Кшесинская сняла часть дачи в Стрельне и поселилась там вместе с сестрой Юлией, полностью отгородившись от внешнего мира. Однако после разрыва с наследником балерина не осталась совсем одна. «В своем несчастье я не была одинока. Рядом находился и оказывал поддержку великий князь Сергей Михайлович. Мы подружились с того самого дня, когда наследник престола приехал с ним ко мне в первый раз. Я никогда не испытывала к нему того чувства, которое можно было сравнить с моей любовью к Ники, однако своим теплым отношением и преданностью он завоевал мое сердце, и я искренне его полюбила. Он оставался моим верным другом в течение всей жизни, как в счастливые годы, так и во время революции, в дни тяжких невзгод. Много лет спустя я узнала, что Ники просил Сергея опекать меня и обращаться лично к нему, если потребуется»,— писала М. Ф. Кшесинская в своих воспоминаниях. Всю жизнь, несмотря на все последующие сложности в их отношениях, великий князь Сергей Михайлович продолжал очень сильно любить «свою Малю», баловал ее, исполнял ее желания и все ей прощал. С детства великий князь почти все летние месяцы проводил в загородной великокняжеской усадьбе Михайловка близ Стрельны и хорошо знал эти приморские места, любовь к которым передал и Матильде.

«Тем летом я часто ходила гулять по тенистым аллеям парка вокруг великолепного дворца великого князя Константина Николаевича в Стрельне. Парк простирался от дворца до самого берега моря. От частных владений дворец и парк отделяли широкие каналы. Как-то во время прогулки я обнаружила прелестную дачу с большим садом. Дача была большой, но неухоженной, однако мне понравилось место, где она располагалась. На воротах висела табличка с надписью „Продается", и я решила все как следует рассмотреть. Видя, что дом пришелся мне по душе, великий князь Сергей Михайлович купил его на мое имя, и уже в следующем году я провела там все дето. Это доставило мне огромную радость, так как с детских лет я привыкла проводить лето за городом. Дом был обставлен старомодно, но удобно, и я сразу же начала наводить порядок. В саду тоже было много работы».

Лето 1895 г. балерина уже провела на собственной даче в Стрельне, которую она привела в порядок. Она целиком переделала будуар и спальню, в которой обила стены ситцем и заказала для нее новую мебель. Каждое последующее лето в течение 23 лет она проводила на своей даче, как пишет она сама, «радуясь своим владениям, которые день ото дня становились все краше». Со временем усадьба балерины стала считаться одной из лучших приморских дач в стране, и ее интерьеры часто печатались в модных журналах того времени.

В Стрельне Матильда Кшесинская увлеклась модной в то время ездой на велосипеде. Больше всего ей нравилось кататься по нижней аллее, ведущей из Стрельны в Петергоф через Михайловку и Знаменку. В Михайловке она часто встречала ее владельца великого князя Михаила Николаевича, любившего прогуливаться по парку, и его сына Георгия Михайловича, с которым была дружна.

В 1900 г. балерина познакомилась с еще одним великим князем — Андреем Владимировичем, сыном дяди императора Владимира Александровича. Красивый и застенчивый юноша сразу произвел на Матильду очень хорошее впечатление. Они стали постоянно видеться, и их отношения, по признанию самой балерины, «быстро переросли в большую любовь», несмотря на разницу в возрасте (Матильда была старше на шесть лет). Великий князь Андрей, служивший неподалеку в Красном Селе, начал часто посещать дачу в Стрельне. Они гуляли по парку, вечерами подолгу сидели на крыльце ее дачи. Здесь, в Стрельне, в 1902 г. родился их сын Владимир. Роды было трудными, с риском по-Великий князь Андрей Владимирович терять и мать, и ребенка, но в итоге всезакончилось благополучно. Едва придя в себя, Маля выдержала тяжелый разговор с князем Сергеем Михайловичем, который знал, что не он отец младенца, но заверил Матильду в том, что навсегда останется для нее верным другом. Оба поклонника балерины, и Сергей Михайлович, и Андрей Владимирович полюбили мальчика и всю жизнь заботились о нем и его матери.

После рождения сына М.Ф. Кшесинская решила построить большой особняк в городе. Она купила земельный участок в начале Кронверкского проспекта и заказала известному архитектору А. И. Гогену проект благоустроенного и красивого городского дома.

В своих воспоминаниях балерина признается, что всю жизнь она любила строить, ей нравилось окружать себя комфортом и современными удобствами. Так, в Стрельне она построила даже электростанцию, и ее дача стала там первым домом, получившим электрическое освещение. В 1911 г. она велела построить в саду на даче огороженный забором с калиткой детский домик для игр сына с двумя полностью обставленными комнатами.

При входе в имение был сооружен фонтан, разбиты цветники, оранжереи. Матильда любила ухаживать за цветами, тщательно заботилась о них. На зиму растения на специальной телеге перевозились в город в зимний сад. Парк был такой обширный, что в нем хозяйка часто собирала грибы. Было в имении и подсобное хозяйство: конюшня, коровник, гараж, погреб, ледник, огород. С моря усадьба была ограждена защитной дамбой с пристанью, где швартовался катер, служивший для увеселительных морских прогулок.

Дачная жизнь знаменитой балерины была веселой и насыщенной. Здесь часто устраивались праздники, на которые съезжался петербургский бомонд и представители художественных и артистических кругов того времени. Матильда Кшесинская была гостеприимной и тактичной хозяйкой, умевшей сделать так, чтобы каждый приглашенный вне зависимости от ранга и титула, чувствовал бы себя на ее даче свободно и непринужденно. Балерина Тамара Карсавина вспоминала: «Однажды осенью, в первый сезон моей работы в театре, она прислала мне приглашение провести выходные дни в ее загородном доме в Стрельне. „Не трудись брать с собой нарядные платья,— писала она,— у нас здесь по-деревенски. Я пришлю за тобой". Мысль о скромности моего гардероба сильно беспокоила меня. Матильда, по-видимому, догадалась об этом. Она подумала и о том, что я не знаю в лицо ее секретаря, поэтому приехала за мной на станцию сама. У нее гостила небольшая группа друзей. В роли хозяйки Матильда была на высоте. У нее был большой сад неподалеку от побережья. В загоне жило несколько коз, одна из них, любимица, выходившая на сцену в „Эсмеральде", ходила за Матильдой словно собачка. Весь день Матильда не отпускала меня от себя, оказывая бесчисленные знаки внимания».

Кшесинская любила отмечать на даче в Стрельне свой день рождения, приходившийся на 19 августа. Особенно запомнился всем праздник, организованный в 1911 г. В программе вечера было импровизированное шуточное представление, фейерверк и ужин, сервированный под открытым небом, на дамбе, у самого берега моря. Дорожка от дома балерины до дамбы была освещена фонарями, на столиках тоже стояли фонарики и свечи. М. Ф. Кшесинская вспоминала: «Ужин удался на славу, а великолепная панорама только усиливала очарование: с одной стороны виднелись огни Петербурга, с другой — Кронштадта, а напротив светился ночной Лахти». Праздник продолжался до самого утра, а на рассвете специальный поезд отвез гостей в Санкт-Петербург. С большим размахом отмечался также день рождения сына Вовы (18 июня) и его именины (15 июля). На этих праздниках всегда бывало много гостей, и мальчик получал множество разнообразных подарков. Однажды ему даже подарили маленькую свинку, которая быстро освоилась в имении и на следующий год принесла двенадцать поросят. Матильда не только с большим удовольствием сама проводила каждое лето в Стрельне, но и сняла там дачу для своей матери, которую очень любила и хотела быть с ней рядом. Когда в 1912 г. тяжело болевшая мать балерины умерла, дочь перевезла ее тело в Сергиевский монастырь в Стрельне, где над ее могилой возвела со временем красивую и светлую часовню. В том году она не устраивала у себя на даче больших приемов, но к ней часто наведывались гости, в том числе многие великие князья и другие аристократы, неравнодушные к прекрасной танцовщице. Но к 1914 г. Кшесинская уже практически была невенчанной женой Андрея Владимировича: он открыто появлялся с ней в свете, она сопровождала его в заграничные санатории (великий князь страдал слабыми легкими).

Когда началась Первая мировая война, балерина за свой счет открыла в Санкт-Петербурге лазарет на тридцать коек для раненых солдат. Летом она вывозила их в сопровождении медсестры на свою дачу в Стрельну, чтобы развлечь раненых после замкнутой лазаретной жизни и дать им возможность немного побыть на воздухе.

Спокойная жизнь в Стрельне, продолжавшаяся 23 года, закончилась в 1917г. Когда хозяйка приехала на свою дачу, она увидела, что «в доме было все перевернуто вверх дном, а большая часть мебели вывезена». Та же участь постигла и городской дом балерины. 13 июля 1917 г. она выехала из Петрограда в Кисловодск, предполагая, что уезжает временно, но когда в 1918 г. пришло известие о трагической гибели царской семьи и ее верного друга и постоянного защитника великого князя Сергея Михайловича, Кшесинская решила покинуть ставшую такой опасной для нее и ее сына Россию.

Уже в эмиграции Матильда Феликсовна обвенчалась с великим князем Андреем Владимировичем и получила титул светлейшей княгини Романов-ской-Красинской. Потеряв в России все свое имущество и состояние, особняк в Петербурге, дачу в Стрельне, сцену Мариинского театра, многих друзей и начав во Франции все практически с нуля, Матильда Феликсовна проявила незаурядную жизнеспособность и волю, утвердившись на новом для себя педагогическом поприще В 1929 г. она открыла в Париже свою балетную школу.

Сама Матильда Феликсовна невероятно долго поддерживала форму, энергию и жизнерадостность. Ее последнее выступление состоялось в лондонском «Ковент-Гардене» в 1936 г., когда ей уже было 64 года. Она станцевала свой знаменитый «Русский танец» с огромным успехом, став сенсацией сезона.

Смерть мужа Андрея Владимировича в 1956 г. стала сильным потрясением для Кшесинской. Она писала: «Со смертью Андрея закончилась сказка, какой была наша с ним жизнь. У меня остался сын, который теперь стал единственным смыслом моего существования». Последний период своей жизни она прожила в небольшом парижском домике с весьма скромным достатком, но умудрялась тем не менее помогать многим людям, особенно русским эмигрантам.

М. Ф. Кшесинская прожила долгую, насыщенную и удивительную жизнь и скончалась в 1971 г. в возрасте 99 лет, сохранив до конца своих дней ясное сознание и вкус к жизни. Она похоронена в Париже на кладбище Сен-Женевь-ев-де-Буа. Ее сын Владимир пережил мать всего на три года.

Двухэтажная деревянная стрельнинская дача Кшесинской сохранялась в Стрельне довольно долго, но до наших дней не дожила. Уже в послевоенное время в ней были устроены коммунальные квартиры, которые постепенно расселялись, а в 1956 г. дом разобрали на дрова. Единственное, что сохранилось в Стрельне от былого великолепия дачи балерины — это бетонная чаша фонтана.

Дача Матильды Кшесинской и Константиновский дворец разделял лишь небольшой канал. В настоящее время территория дачи балерины входит в состав государственного комплекса «Дворец конгрессов».