Blue Flower

Железнодорожный вокзал в Стрельне. Арх. Н. Л. Бенуа

В середине XIX в. к югу от Орловского парка была проложена железная дорога, строительство которой добавило еще больше популярности здешним местам, которые и прежде устраивали самых требовательных дачников. Железнодорожный вокзал, устроенный по подобию капеллы средневекового замка, построил в Стрельне в 1857 г. архитектор Н. Л. Бенуа. Двухэтажное здание вокзала украшает четырехъярусная башенка из красного кирпича, с контрфорсами и арками, на верхнем ярусе которой расположена видовая площадка с тройными арочными проемами и низкой пирамидальной кровлей.

За железнодорожной линией стрелой уходит вдаль старинное Волхонское шоссе. Эту дорогу как наиболее прямую и лучшую по покрытию, облюбовали в начале XX в. сначала велосипедисты, а вслед за ними и первые русские автогонщики. Особенно популярными среди них были скоростные гонки на одну версту. У пересечения Новонарвского и Волхонского шоссе в 1895 г. был даже построен «циклодром» — специальный велотрек (не сохранился).

Во второй половине XIX в. вдоль Волхонского шоссе между рекой Стрелкой и железной дорогой начал формироваться обширный, клинообразный в плане дачный поселок, в просторечии именовавшийся по имени шоссе Волхонкой. В его состав вошла деревня Халузи. В 1890-е годы между Санкт-Петербургским и Волхонским шоссе на месте бывшего Военного поля, где с середины XIX в. проходили смотры полков, расквартированных в Стрельне, возник еще один дачный поселок под названием Новые места. Оба эти поселения сохраняются в составе современной Стрельны.

Южнее простирались земли стрельнинских немецких колоний Нойдорф и Нейгауз, основанных в 1809 г. по решению императора Александра I для компактного расселения немцев, прибывших в окрестности Санкт-Петербурга. Еще в XVIII в. для освоения пустующих земель был принят закон «О колонистах», основанный на манифестах Екатерины II. Иностранцам, желающим переселиться в Россию, закон обеспечивал налоговые льготы, беспроцентные ссуды, право самоуправления, свободу вероисповедания и возвращения на родину. Особенно много среди приехавших в Россию было выходцев из Германии. Земельный участок площадью около тысячи десятин был предоставлен немецким колонистам тогдашним владельцем Стрельны великим князем Константином Павловичем. Сначала здесь поселилось 8 немецких семей, затем к ним добавилось еще 20 семей, и вскоре общее количество жителей приблизилось к 250.

В 1812 г. на берегу реки Стрелки на стыке двух немецких поселков была возведена деревянная кирха (лютеранская церковь) Петра и Павла с высокой колокольней. В 1879 г. ее перестроили в каменную. Рядом располагалась школа, неподалеку, за ручьем,— лютеранское кладбище. Колония успешно развивалась. Ее обитатели занимались молочным производством, выращивали картофель, овощи и фрукты, делали колбасы, пекли хлеб, владели кожевенным, швейным, кузнечным ремеслами, а свою продукцию продавали в Санкт-Петербурге. После строительства в 1857 г. Петергофской железной дороги, Стрельна обрела популярность как место летнего отдыха петербуржцев, и колонисты стали получать значительные доходы, сдавая свои дома поддачи. А после того как в 1881 г. немецкая колония выкупила земли, на которых она располагалась, у тогдашнего владельца Стрельны великого князя Константина Николаевича, ее развитие значительно ускорилось.

С 1880-х годов благодаря инициативе деятельных колонистов возник целый ряд учреждений, позволивших поднять их жизненный уровень. В 1875 г. здесь была учреждена ссудно-сберегательная касса, в 1892 г. — больница, в 1905 г. —детский сад. В 1908 г. в колонии был организован любительский оркестр. В 1909 г., при поддержке князя А.Д.Львова, было создано вольное пожарное общество из 18 дружинников. На реке Стрелке была устроена лодочная станция для многочисленных дачников, на земле колониста Бреннера был возведен уже упоминавшийся выше циклодром Стрельнинского спортивного общества. К 1910 г. в колонии, состоявшей из 56 дворов, проживало уже более 650 человек.

Неподалеку от кирхи было построено двухэтажное здание — приют Марии Магдалины Евангелистского общества защиты женщин, где под опекой церкви находились 30—40 девиц и пожилых женщин. На рубеже XIX — XX веков роль главной композиционной доминанты колонии стал играть возведенный рядом с кирхой ансамбль «Вифезды» — больницы для калек, хронических и неизлечимых больных. Рядом с ней возвели большой каменный комплекс в готическом стиле, включающий церковь, кухни, столовую, гимнастический зал.

В 1914 г. после начала Первой мировой войны Россия и Германия оказались враждующими сторонами. На волне антигерманских настроений, охвативших часть русского общества, были закрыты немецкие газеты и клубы, многие магазины и рестораны, немецкие благотворительные, церковные, культурные общества. История немецкой общины Петербурга близилась к своему завершению.

После революции положение колонистов стало еще более затруднительным. В 1930 г. Стрельнинскую колонию преобразовали в колхоз «Роте Фане»(«Красное знамя»), который просуществовал до августа 1941 г. Несколько зажиточных немецких семейств были раскулачены. Возникшая после начала Великой Отечественной войны волна депортаций «неблагонадежных» народов почти не успела затронуть стрельнинских этнических немцев. Однако их ждало еще более серьезное испытание: в 1941 г. Стрельна оказалась в зоне немецкой оккупации, дома жителей были разрушены, сами они отправлены в Германию, а колония прекратила свое существование. До сих пор в окрестностях пригородной Стрельны, неподалеку от Волхонского шоссе, микрорайоны называются колониями — Верхняя, Нижняя и Средняя. Потомков первых колонистов здесь уже не найти: судьба разбросала их по всей стране, а большинство из них переселилось на историческую родину. Погибшие в Великую Отечественную войну постройки колонии больше не возрождались. Ансамбль «Вифезды» до сих пор лежит в руинах. Лишь на местном кладбище можно отыскать еще дореволюционные захоронения, на надгробных камнях которых выбиты готическим шрифтом немецкие фамилии.

Возрождение началось лишь через 50 лет. В 1996 г. в Стрельне началась реализация программы по созданию компактного поселения российских немцев под названием Нойдорф-Стрельна. Финансирование его строительства осуществлялось за счет немецкой и российской сторон. В 2000 г. Государственная комиссия приняла у генерального подрядчика первую очередь немецкой деревни: 38 двухэтажных коттеджей, рассчитанных на 50 семей. Первыми жителями стали несколько немецких семей из Казахстана и Узбекистана. Планировалось, что в поселке вскоре откроется свой учебно-воспитательный комплекс с детским садом и школой, культурный центр с помещениями для фольклорных кружков, со своим кафе. Но, к сожалению, в механизме реализации программы начались сбои. Вместе со сменой главы правительства Германии изменилось отношение к вопросу финансирования поселения российских немцев. Из-за финансовых проблем вместо 168 домов в Нойдорфе на сегодняшний день построено только 50. Нет культурного центра, нет школы и детского сада. Сегодня в Нойдорфе проживает немногим более 300 российских немцев разного возраста.