Blue Flower

Константиновский дворец. Караульные ворота.

Трудные судьбы бывают не только у людей, но и у архитектурных памятников. Судьба парадной резиденции в Стрельне не задалась изначально и вылилась в чередование периодов запустения и некоторого оживления. Строительство этого дворцово-паркового ансамбля было начато еще в петровские времена, оно было сложным, дворец неоднократно перестраивался, в разное время в нем работали самые выдающиеся архитекторы. Ни один из грандиозных замыслов плеяды авторов «Русской Версалии» не был доведен до конца. После каждого основательного ремонта дворец неизменно горел. Однако, испытав на себе разрушительное действие пожаров и времени, в 2003 г. многострадальная загородная резиденция вновь предстала во всем великолепии.

Устройство императорской резиденции в Стрельне («Новой Версалии» с дворцом, водным парком, фонтанами и каскадами) началось одновременно с Петергофом. Предполагалось, что она затмит своей красотою все монаршие резиденции Западной Европы. Сюда приглашались лучшие европейские и русские мастера. В 1715 г. из Венеции приехала в Санкт-Петербург команда Д. Алимари, состоящая из инженеров-гидравликов и каменных дел мастеров. По их чертежам в Стрельне велись гидротехнические работы.

Главным украшением царской резиденции в Стрельне по замыслу Петра I должны были стать фонтаны. В 1716 г. при устройстве Нижнего парка велись работы по засыпке русла реки Стрелки в месте впадения ее в залив. Реку перегородили плотиной, в результате чего образовался пруд с большим запасом воды для фонтанов. От плотины часть воды уходила через старое русло Стрелки в западный канал Нижнего парка, от плотины до залива был вырыт канал (ныне называемый Портовым) длиной около 400 м для сброса вод реки Стрелки в залив. В устье реки была создана пристань и насыпана дамба, сохранившаяся до наших дней и придающая Стрельнинскому побережью романтический облик, напоминающий о старине.

Рытье каналов, сооружение плотин, шлюзов и труб, а также их ремонт велись под руководством машиниста Василия Туволкова, замечательного русского гидравлика, будущего автора уникальной водоподводящей системы в Петергофе. Для устройства фонтанов в Стрельне были заказаны чугунные трубы на заводах Н.Демидова в Туле, для украшения каскадов и гротов — устричные раковины и маскароны.

Н. Микетти планировал летом 1721 г. «отделать все уступы и пустить воду и делать те игры водяные». Но Петр I решил отложить устройство фонтанов в Стрельне и ускорить их строительство в Петергофе, так как там были лучшие условия для осуществления этого замысла: большой перепад высот, позволяющие создать достаточно мощные каскады и высоко бьющие фонтаны.

Большую роль Петр I отводил в Стрелиной мызе парадному каменному дворцу. Поэтому, прежде чем утвердить окончательный проект, он перебрал несколько вариантов, представленных ему известнейшими иностранными архитекторами. Так, в 1716 г. скульптор Б.-К. Растрелли, исполнявший также обязанности архитектора, создал первый план и модель «палатам и огороду» в Стрельне. Проект Б.-К. Растрелли не сохранился.

В 1717 г. руководство всеми работами было передано французскому архитектору Ж.-Б. Леблону. Он составил фиксационный план тех работ, которые были произведены в Стрельне до его приезда, а также свой вариант проекта дворца и парка. Он предложил поставить дворец на верхней террасе и соединить его с задуманным им «Замком воды» системой каналов, ковша и каскада. Во внутренней дворцовой планировке Леблон предложил новую систему изолированных апартаментов с отдельными входами. Однако этот проект, опередивший свое время, не понравился русскому царю.

Петр I стремился к тому, чтобы по пышности отделки Большой дворец напоминал бы резиденции европейских монархов. Поэтому, неудовлетворенный предыдущими вариантами, в 1718 г. Петр I заказывает еще один проект дворца и парка в Стрельне итальянскому архитектору С. Чиприани, а затем его соотечественнику Н. Микетти.

И вот в июне 1720 г. по проекту Н. Микетти на краю природной прибрежной террасы был заложен каменный дворец с тройным арочным пролетом в центральной части здания. В 1723 г., после отъезда Н. Микетти, который успел возвести только фундамент, один этаж дворца и галерею, руководство строительными работами было поручено русскому архитектору М. Г. Земцову, а затем Т. Усову. До нашего времени здание дошло в основном таким, каким его задумал итальянец Н. Микетти. Дворец в Стрельне выделяется среди других петровских резиденций, достаточно скромных и больше напоминавших загородные дома зажиточных немецких и голландских бюргеров. В нем наиболее последовательно отразились принципы итальянского барокко с его стремлением к грандиозности, пластическому богатству, смелым пространственным решениям. В этом отношении наиболее замечателен примененный Н. Микетти прием тройной сквозной аркады, прорезавшей здание посредине и оформленной пучками колонн, несущих балкон сложных очертаний. Сквозь эту аркаду проходит главная ось всего ансамбля. Важную роль в дворцовом фасаде играла тема заглубленных ниш, борьбы света и тьмы.

Однако после смерти Петра I и замужества его дочери Анны Петровны работы явно замедлились, а в 1730 г. последовал указ о временном прекращении строительства Большого дворца в Стрельне. Почти два десятилетия дворец оставался недостроенным.

Только в 1750-е годы под руководством другого мастера барокко Ф.-Б. Растрелли отделочные работы были продолжены: закончены и оформлены некоторые дворцовые интерьеры, построена большая парадная лестница, многие помещения переделаны. Кроме того, Растрелли соорудил в парке торжественные въездные ворота.

Тем не менее работы по обустройству дворца и парка так и не были завершены. В нем никто не жил, только в устроенных в подвалах винных погребах хранили венгерские вина. При Екатерине II дворец был предан забвению и стал приходить в запустение. По свидетельству современников, в дворцовых окнах свистел ветер, а «путешественники бежали от сих печальных, мрачных мест».

Таким образом желание Петра I сделать Стрельну парадной резиденцией, имеющей государственное значение, не осуществилось. На протяжении всего XVIII в. Стрельна была лишь царской хозяйственной мызой.

В 1802 г. во дворце все же поселился первый настоящий владелец — великий князь Константин Павлович. В это время реконструкцией здания занялся архитектор А. Н. Воронихин. Из числа произведенных им внутренних перемен важнейшей было разделение большого зала западного крыла на два этажа и отдельные помещения. Там была возведена сохранившаяся до сих пор малая парадная лестница. Одновременно разобрали полуразрушенные галереи по сторонам дворца и заменили растреллиевские барочные интерьеры на классические. Этим же архитектором была возведена центральная часть грота, начатого Н. Микетти, в виде мощной дорической колоннады и скругленных боковых частей из пудожского камня. На террасе переддворцом разбили небольшой пейзажный сад. Однако через год после начала работ дворец пострадал от сильнейшего пожара.

Восстанавливал его уже другой архитектор, поклонник классического стиля Л. Руска. Этот этап — важнейший в истории дворца, который, наконец, начал полноценное существование в качестве загородной великокняжеской резиденции. Л. Руска увенчал здание небольшим легким бельведером вышкой, что усилило главенствующее значение дворца в ансамбле. По проекту архитектора был полностью перестроен один из больших залов, в бельэтаже появились параллельные анфилады парадных комнат. Новую отделку получили центральный Мраморный зал и Военная галерея (Голубой зал). Личные комнаты великого князя разместились на третьем этаже, откуда открывался великолепный вид на залив.

В промежутках между долгими отлучками великого князя на военные кампании дворец служил полковой штаб-квартирой и лазаретом. Оранжереи и пчельник сотрясались от маршей на плацу, а пушечная пальба пугала монахов соседней Троице-Сергиевой пустыни.

Долгая тишина вновь воцарилась в Стрельне, когда после смерти бездетного Константина Павловича она была подарена трехлетнему сыну Николая I Константину. Имение принялись неспешно приводить в порядок только к свадьбе великого князя. С этого момента жизнь за оградой великокняжеской резиденции начала благоустраиваться, и постепенно она превратилась в одну из самых изысканных усадеб в окрестностях Северной столицы — любимое место отдыха великокняжеского семейства Константиновичей.

В 1840-х — начале 1850-х годов архитекторы А. И. Штакеншнейдер и X. Ф. Мейер реставрировали дворец, внеся небольшие изменения. Так, >на северном и западном фасадах появились чугунные эркеры и переходные балконы. Заново были отделаны личные апартаменты великого князя и его супруги Александры Иосифовны в комнатах первого этажа. В восточном флигеле дворца была устроена церковь. По проекту архитектора X. Ф.Мейера произвели капитальный ремонт грота: укрепили его конструкции и сделали свинцовую гидроизоляцию сводов. Однако после этого грот был вновь перестроен А. И. Штакеншнейдером, который заменил воронихинскую колоннаду аркадой.

Для супруги Константина Николаевича Александры Иосифовны к западу от дворца был разбит украшенный многочисленными статуями Собственный сад с прудом (в котором чуть позже соорудили «помпейскую» купальню). Для детей великого князя к востоку от дворца устроили Детский сад с всевозможными детскими развлечениями. В это же время реставрировали Английский сад между дворцом и верхней Петергофской дорогой, который начал разбивать еще около 1800 г. садовый мастер А. Холл.

В 1849 г. архитектор А. И. Штакеншнейдер по проекту X. Ф. Майера возвел Конюшенный двор, представляющий в плане каре, с трех сторон которого располагались конские стойла, а с четвертой — каретники. Рядом с конюшнями выстроили небольшую кузницу.

В 1893 г., при великом князе Дмитрии Константиновиче, страстном коннозаводчике, в расширенной северной части здания конюшен был устроен манеж. В начале XX в. он использовался для общественных мероприятий. Служители Троице-Сергиевой пустыни проводили в нем духовные беседы с населением, здесь организовывали благотворительные концерты.

После 1917 г. судьба Константиновского дворца была печальна. После расстрела в Петропавловской крепости последнего владельца дворца, великого князя Дмитрия Константиновича, в осиротевшем дворце разместилась трудовая школа-коммуна. Потом здесь находился санаторий для нервнобольных и курсы политсостава ВМФ. Тем временем дворец постепенно разрушался. Стоявшие перед дворцом статуи были разбиты и свалены в подвалах дворца, сад на террасе уничтожен.

Особенно страшное бедствие постигло дворец в годы фашистской оккупации, когда ему был нанесен чудовищный ущерб. Он практически был превращен в руины и груды мусора. После войны дворец частично реставрировали по довоенным фотографиям и чертежам и разместили в нем Ленинградское Арктическое училище.

В 1990-е годы, когда училище покинуло здание, оно пришло в плачевное состояние и находилось в критической стадии разрушения. Оформление интерьеров дворца почти не сохранилось. В результате пожара 1986 г. сильно пострадали несколько помещений, особенно Голубой зал, в котором сгорела кровля и рухнул расписной плафон. В таком состоянии необитаемое здание с черными провалами окон, сильно подпорченное сырым балтийским климатом и людским небрежением, простояло около десяти лет. Желанный Петром берег заболотился, парк зарос, каналы подернулись ряской, а очертания горизонта нарушились гигантскими трубами Северо-Западной ТЭЦ.

Однако нашлись люди-энтузиасты, переживавшие за судьбу дворца, и по мере сил начавшие борьбу за возрождение этого уникального памятника культуры и архитектуры, внесенного ЮНЕСКО в список памятников мирового значения. После обращения к Президенту России в истории дворца на берегу Финского залива, былое великолепие которого не смогли полностью уничтожить ни пожары, ни революция, ни война, началась новая глава.

Готовясь к празднованию трехсотлетия Северной столицы, российское правительство приняло решение возродить погибающий дворец и воплотить в жизнь мечту императора Петра — превратить южное побережье Финского залива в роскошный фасад морской столицы России. Константиновский дворец обрел новое высокое предназначение, получив статус Государственного комплекса «Дворец конгрессов», морской резиденции Президента Российской Федерации. Воссозданный ансамбль должен был объединять в себе функции государственной резиденции и современного делового и историко-культурного центра. Для этого требовалось воссоздать почти всю дореволюционную инфраструктуру дворцово-паркового ансамбля и дополнить ее современными удобствами.

Тишиной и запустением встретило реставраторов бледно-желтое трехэтажное здание с советским гербом на фронтоне. Особенно удручал Голубой зал, полностью выгоревший во время пожара, случившегося здесь в середине 1980-х годов. Но больше всего беспокоили специалистов подпорные сооружения дворца, обеспечивающие его устойчивость на склоне. Это система крупнейших в Европе искусственных гротов, образующих аркаду со стороны моря. Под дворцом существовала сложная система отвода грунтовых и ливневых вод, но она давно вышла из строя, и вода разрушала каменную кладку.

Мосты через каналы были полуразрушены, и центральная часть Нижнего парка была практически непроходима. При расчистке территории пришлось прибегать даже к помощи саперов. В 1941 — 1943 годах через Стрельну проходила линия фронта, и земля здесь была буквально напичкана железом. Хотя после войны территорию парка уже чистили, но современные приборы все же сумели обнаружить еще несколько неразорвавшихся боеприпасов.

Проект реконструкции был разбит на три очереди. В первую вошли сам дворец с террасами и гротами, Нижний и Верхний парки, бывшее здание дворцовых конюшен и учебный корпус. Во вторую и третью очередь включили Западный и Восточный парки.

Самая сложная работа досталась археологам, архитекторам и искусствоведам, занимавшимся восстановлением Константиновского дворца. До настоящего времени ученым был хорошо известен лишь последний период жизни дворца, когда в нем обитал великий князь Константин Константинович. Было известно, что в разное время там работали самые выдающиеся архитекторы — Ф.-Б. Растрелли, А.Н. Воронихин, Л. Руска, А.И. Штакеншнейдер, но мало кто знал, осталось ли внутри здания после всех перестроек и переделок что-либо от петровского времени, когда дворец начинал строить Н. Микетти. Когда начались работы по восстановлению дворца, занимавшимся ими эрмитажным археологам представилась уникальная возможность увидеть дворец без напластований поздней штукатурки, и они сумели прочитать его тайны и найти под поздней штукатуркой множество деталей первоначального убранства. Эти находки обогатили историю архитектуры XVIII в.

Парадные интерьеры Константиновского дворца были воссозданы в соответствии с историческими описаниями, чертежами А. И. Штакеншнейдера, акварелями и фотографиям начала XX в. К сожалению, сохранились изображения лишь немногих помещений. В основном же специалисты ориентировались на традиции обустройства интерьеров великокняжеских дворцов середины XIX в.

Однако строители должны были восстанавливать дворец для вполне функциональной цели. Поэтому воссоздание исторических интерьеров сочеталось с внесением в него новых элементов и современных удобств. Нынешних посетителей встречают скоростные бесшумные лифты, новейшие системы обеспечения безопасности.

В короткие сроки удалось выполнить колоссальный объем работ. Пришлось восстанавливать буквально все: сбивать штукатурку внутри и снаружи, демонтировать часть перекрытий, вычищать, углублять и выравнивать каналы, соединяющие дворец с заливом, забивать для прочности стальные шпунты в береговые скосы.

Сегодня возрожденный дворец вновь служит интересам Отечества. Комплекс «Дворца конгрессов» сочетает в себе самые разные функции. В первую очередь, это, конечно, государственная резиденция, которая принимает в своих стенах важных гостей со всего мира. Первым значительным событием в жизни комплекса стало празднование трехсотлетия Санкт-Петербурга. Тогда в Константиновский дворец на саммит «Россия — Евросоюз» съехались главы сорока трех мировых держав. А в июле 2006 г. здесь состоялся другой важный международный форум — встреча глав государств и правительств «Большой восьмерки», беспрецедентное событие в новейшей истории России. Для проведения мероприятий такого уровня возрожденный Константиновский дворец оснащен новейшей техникой и современными средствами связи, здесь внедрены самые передовые технологии. В сочетании с изысканной кухней, отменным сервисом и транспортной доступностью по воде, воздуху и суше «Дворец конгрессов» в состоянии обеспечить прекрасные условия для проведения важнейших мероприятий на государственном уровне. И, конечно же, почетным гостям с удовольствием показывают восстановленный дворец и парки и рассказывают их непростую историю.

Но пользоваться резиденцией могут не только глава государства и его высокопоставленные гости: ведь Дворец конгрессов — это и культурно-деловой центр, открытый для проведения научных и экономических форумов, выставок и презентаций, праздничных банкетов и фуршетов, светских приемов, балов и модных дефиле.

Дворец доступен и для экскурсантов, ведь в нем действует музей, интересный не только для знатоков истории, но и для посетителей, движимых простым любопытством. В этот музей передана коллекция произведений искусства, собранная М.Л. Ростроповичем. В Стрельне до сих пор чувствуется дух времени, традиции, которые вместе с первым камнем заложил в фундамент дворца сам император Петр I. Местными экскурсоводами разработаны различные экскурсионные маршруты, во время которых можно узнать историю резиденции и познакомиться с сегодняшним днем возрожденного Константиновского дворца.

Посещение Константиновского дворца и парка возможно только в составе групповых экскурсий, которые заказываются заранее или организуются экс-курсионно-выставочным отделом непосредственно на территории комплекса. Группы приблизительно по 15 человек формируются у касс. Посещение возможно с 10.00 до 18.00 ежедневно, кроме среды и дней специальных мероприятий. Экскурсия рассчитана на полтора-два часа.

Дворец конгрессов

Константиновский (иначе Большой Стрельнинский) дворец расположен на гребне естественного уступа в восьмистах метрах от моря. В облике Большого дворца нашли отражение основные направления русской архитектуры — барокко и классицизм. С его балконов, террас, Бельведера открывается потрясающий, ни с чем не сравнимый вид: тенистые аллеи Нижнего парка, нептуновский трезубец каналов, Петровский остров, морская гладь Финского залива, на горизонте в туманной дымке в хорошую погоду виден Кронштадт.

При строительстве дворца был удачно использован естественный рельеф местности. Видимый с шоссе северный фасад дворца в нижней части прорезан чередой аркад, в которых устроены гроты. Гроты и террасы являются важнейшим элементом парадного ансамбля Стрельны. Они не только художественно оформляют природный геологический уступ, на котором стоит дворец, но и зрительно приподнимают здание над окружающей местностью. В центральной части фасада также расположены три сквозные арки. Силуэт дворца завершает изящный бельведер с башенкой, увенчанный флагом Российской Федерации. У дворца два парадных входа — со стороны моря (северный) и со стороны шоссе (южный). Площадь внутренних помещений дворца — 5800 кв. м.

Западная половина дворца — президентская. Она закрыта для посещения. Экскурсантов отведут в восточную (музейную) часть здания, где для осмотра предоставлены двенадцать залов. Часть из них посвящена прежним хозяевам дворца. Открыты для посещения несколько комнат в личных покоях великого князя Константина Константиновича (К. Р.). В Кабинете, оформленном на основании текстовых описаний и фотографий 1910-х годов, стоят книжные шкафы и миниатюрное бюро для занятий любимого сына Константина Константиновича Олега, унаследовавшего от отца литературный дар. На рабочем столе великого князя лежит его первый поэтический сборник, здесь его же фотографии в роли Гамлета и Иосифа Аримафейского, портреты близких людей и персонажей дворцовой истории начала XIX в. Центральное место занимает вариант одного из самых знаменитых произведений русской художественной школы «Лунная ночь на Днепре» А. Куинджи. Это полотно, по воспоминаниям современников, везде сопровождало великого князя.

В Музыкальной комнате, оформленной ярким французским набивным ситцевым штофом, стоит фортепиано, на котором можно увидеть подсвечники, фотографии, ноты с вальсами И. Штрауса, два из которых посвящены именно этой усадьбе.

Часть экспозиции, предоставленная Эрмитажем, посвящена истории русской, советской и российской государственной символики (флагу, гербу, государственным наградам). Здесь выставлены ордена Святого Андрея Первозванного, Святого Владимира, Святой Анны и Святой Екатерины, орден Белого Орла и другие.

Несомненные жемчужины дворца — это парадные залы и Бельведер. Центральный Мраморный зал, предназначенный для торжественных приемов высоких гостей, занимает площадь 320 кв. м. Он восстановлен по уцелевшим эскизам архитектора А. И. Штакеншнейдера. Название зала связано с тем, что его стены и пилястры отделаны искусственным мрамором, а пол выполнен из светлого натурального мрамора. Плафон украшают аллегорические фигуры древнегреческих богов, животных и яркие орнаменты. Свет, поступающий из сквозных венецианских окон, создает блики на мраморной поверхности, преломляется в хрустальных подвесках и золоченой бронзе пяти роскошных люстр, воссозданных на основе архивных материалов, и исчезает в отражениях зеркал, за счет чего зал кажется безграничным. Впечатляет открывающаяся из окон перспектива протянувшегося в сторону залива канала, с широкой гранитной лестницей. В соответствии с современным предназначением в центре зала размещается круглый стол для официальных встреч и переговоров. Инженерная начинка этого помещения выполнена по последнему слову техники.

Для официальных встреч и переговоров используется и другой парадный зал Константиновского дворца — Троянский, или Овальный. Свое имя он получил от сюжетов росписей на темы Троянской войны. При оформлении зала был использован проект архитектора Л. Руска, сделанный для кабинета Александра I в Зимнем, а также детали других интерьеров Константиновского и Павловского дворцов, бережно сохраненные современными мастерами.

Голубой зал назывался еще Военной галереей, потому что в XIX в. здесь принимали присягу воины-новобранцы. Здесь же владельцы дворца устраивали балы, домашние и благотворительные концерты, парадные обеды. После революции, когда во дворце разместилась школа, зал использовался как спортивный, тогда были разобраны роскошные мраморные камины. В 1986 г. зал сильно пострадал от пожара и к приходу реставраторов лежал в руинах, со сгоревшими перекрытиями, временной кровлей и частично выломанным паркетом. Мастерам пришлось практически заново возрождать это помещение, руководствуясь старинными чертежами и рисунками художников, в разные годы работавших в Стрельне.

Сейчас зал вновь предстает во всем своем великолепии. Второй свет (зал двусветный) и идеально ровные, почти хрустальные зеркала, размещенные между окон,— все это придает воздушность, ощущение простора и прозрачную легкость интерьеру. Зал украшает позолоченная резьба и четыре оригинальных мраморных камина, расположенные попарно. Этот зал также предназначен для официальных встреч, но в более расширенном составе, а также для проведения конгрессов, научных конференций, банкетов, презентаций, церемоний награждения.

Для камерных, неформальных встреч используется Бельведер — небольшой зал с наклонными стенами, стилизованный под каюту старинного корабля. Он расположен под флажной башенкой дворца, где очень любил бывать прежний хозяин резиденции и куда сейчас ведет деревянная лестница. Здесь можно увидеть небольшой круглый столик и те самые кресла, сидя в которых, в 2003 г. Российский Президент В. В. Путин беседовал с американским президентом Дж. Бушем. Над креслами участников переговоров находится резной вызолоченный корабельный ростр с фигурой богини победы Ники, возносящей венок славы.

Все здесь пропитано корабельным духом, вплоть до часов на столике и панорамного окна, через которое открывается прекрасный вид на морской простор. В центре пола — наборное панно из редких породдерева с изображением картушки компаса. Все, кто побывал здесь, уверяют: в кабинете какая-то особая, теплая атмосфера, настраивающая на доверительный лад.

В цокольном этаже развернута экспозиция из фондов Центрального Военно-Морского музея «Морская слава России». Перед входом стены облицованы редким материалом — полированным известняком. Выставка охватывает период от создания Балтийского флота в 1703 г. до русско-японской войны 1905 г. На ней представлены макеты кораблей, портреты сподвижников Петра I в деле создания флота, Морской устав, морские приборы, карты.

В ходе специально разработанных экскурсионных маршрутов можно посетить и анфиладу парадных гостиных президента, апартаменты первой леди, Павильон переговоров, коттеджи Консульской деревни и даже винные погреба. Возрождая традиции времен императрицы Елизаветы Петровны, в Константиновском дворце воссозданы знаменитые винные хранилища с коллекцией вин многолетней выдержки, в основном венгерских, преподнесенных в дар премьер-министром этой страны (ведь еще в XVIII в. в овеянных легендами подвалах дворца хранились знаменитые токайские вина). В погребах есть выставочный зал и помещения для долгосрочного хранения элитных напитков, здесь же оборудован дегустационный зал.

Территория Дворца конгрессов сегодня

Перед Константиновский дворцом раскинулся Нижний парк. Это самый старый парк Петровской эпохи после Летнего сада, заложенный в 1710 г. Его создание началось вместе с постройкой дворца, и поэтому композиция парка органически связана с главным зданием резиденции. Первоначальный проект разбивки Стрельнинского парка был разработан Ж.-Б. Леблоном и дополнен Н. Микетти. В нем предусматривалось устройство фонтанов, но, как мы уже знаем, этот план так и не был реализован.

Парк создавался строго регулярным, во французском стиле: в нем должны были быть геометрической формы партеры и боскеты, прямые аллеи, фигурно подстриженные деревья, трельяжные беседки и цветники, искусственные пруды. От дворца отходили три канала. Идеологическое значение такой планировки в склонном к аллегориям XVIII в. читалось следующим образом: царь морей Нептун положил в знак покорности свой трезубец каналов к ногам государя, подчиняя молодому государю мощь морей.

От центральной части дворца шел средний, самый широкий канал. Вдоль западной и восточной границ парка были проложены параллельно среднему два боковых канала чуть поуже. Эти три канала пересекались двумя поперечными. В месте пересечения со средним каналом первый поперечный канал образовывал кольцо, которое охватывало небольшой круглый остров (его диаметр всего 160 м), еще при Петре I засаженный хвойными деревьями. Второй поперечный канал отделял два партера, примыкающие к террасам дворца. С юга парк ограничивал естественный склон, обработанный в виде трехступенчатых земляных террас.

В 1750-х годах, когда обустройством дворцово-паркового ансамбля Стрельны занимался Ф.-Б. Растрелли, по его проекту у западной и восточной границ парка были поставлены украшенные колоннами пилоны караульных ворот. В них во время непогоды могли укрыться часовые.

Окончательный облик парка сложился к середине XIX в. С приходом моды на свободную планировку вокруг регулярной части Стрельнинского парка постепенно появились пейзажные участки, напоминавшие естественный лес с открытыми полянами, рощами, хороводами деревьев, извилистыми дорожками и прудами. В это время построили пять новых деревянных мостов, вдоль морского берега проложили дорогу.

Различные работы по благоустройству парка продолжались до 1917 г. После революции парк был заброшен и со временем окончательно потерял свой регулярный вид. Огромный ущерб нанесли парку военные годы, когда было вырублено множество старых деревьев, повреждены мосты, плотины, шлюзы.

В наше время Стрельнинский парк, ставший территорией государственного комплекса «Дворец конгрессов», был восстановлен в соответствии с планами архитекторов XVIII в. и необходимостью сегодняшнего дня. Реконструкция дворцово-паркового ансамбля позволила загородной резиденции не только вернуть былую красоту и величие, но и многократно преумножить их.

Так, в частности, через три столетия осуществилась мечта Петра Великого о парадном въезде во дворец с воды. Расширена, укреплена насыпью из могучих валунов двухкилометровая набережная вдоль Финского залива, построен причал для стоянки морских судов и яхт, доставляющих гостей комплекса морским путем.

Три основных канала, проложенные в соответствии с планом Леблона, были расчищены, углублены и получили гранитное обрамление. У центральной части фасада перед гротами устроена небольшая пристань, куда по центральному каналу может подойти президентский катер. Были воссозданы более двадцати каменных мостов, три из которых — разводные, восстановлена шлюзовая система, возведены новые плотины. Появились четыре фонтана, ранее существовавшие только на чертежах петровских времен. Все гидротехнические сооружения парка взаимосвязаны, что позволяет их эксплуатировать в строгом соответствии с предписаниями XVIII в.

На Петровском острове, где, по преданию, когда-то росли сосны, выращенные из семян, собранных Петром I в Германии, построен легкий павильон, предназначенный для особо важных встреч и ведения переговоров в неофициальной обстановке. В свое время архитектор Ж.-Б. Леблон предложил построить на этом острове павильон-грот «Замок воды», но этот проект так и не был реализован. Стремясь сохранить открывающийся вдоль осевого канала морской вид, царь отклонил идею Леблона об острове-холме с замком на вершине и приказал сделать остров низким. Остров соединен с парком тремя мостами, один из которых разводной, благодаря чему небольшие суда, проходя вдоль каналов, могут причаливать к Константиновскому дворцу прямо с моря. На крыше павильона для переговоров расположена смотровая площадка, откуда открывается величественная панорама дворцово-паркового ансамбля.

Много работы у постоянно обновляющих дворцовый парк ландшафтных дизайнеров. Их труды не были закончены с открытием комплекса. Ведь создание парков — процесс долгий и сложный, на него требуются годы. Словно доктора, они тщательно обследуют каждое вновь высаженное деревце. Больные и хилые деревья заменяются новыми — высокими и пышными. При этом строго соблюдается установленный принцип: место «забракованных» занимают деревья тех же пород. В партерах парка трудятся цветоводы, которые сооружают клумбы из роз, возводят живые «зеленые галереи», придающие всему ансамблю изысканную красоту.

Перед южным фасадом дворца расположен Верхний парк, разбитый в английском (пейзажном) стиле, где естественные особенности ландшафта удачно сочетаются с умело посаженными группами деревьев, природные пруды — с искусственными плотинами, извилистые дорожки и тропинки — с системой освещения и подсветки.

После реконструкции перед южным входом во дворец, в центре плаца, был установлен памятник основателю Санкт-Петербурга и Константиновского дворца императору Петру I. Этот монумент является копией статуи скульптора Г. Шмидта-Касселя, отлитой в 1910 г. по случаю 200-летия присоединения Лифляндии к России и установленной в Риге. На его постаменте надпись: «Петр Великий».

Кроме того, у причала установлена оригинальная бронзовая скульптурная группа «Царская прогулка» работы М. Шемякина, которая представляет Петра I с супругой Екатериной I на прогулке в сопровождении карлика и двух борзых.

Для удобного размещения высокопоставленных гостей служит гостиница «Балтийская звезда», стилизованная под старинную русскую усадьбу. В ней имеется 106 комфортных номеров (в том числе президентские апартаменты), два конференц-зала, рестораны, бассейн, сауны. Из гостиничных окон открывается прекрасный вид на парк, Финский залив и Константиновский дворец.

В Восточном парке на берегу Финского залива построена Консульская деревня — 20 просторных (площадью 1200 кв. м) двухэтажных коттеджей, предназначенных для проживания официальных иностранных гостей. Каждый из коттеджей носит имя одного их великих городов России и украшен гербом соответствующего города. В дни празднования трехсотлетия Санкт-Петербурга в этих коттеджах размещались первые лица государств, приглашенные на юбилейные торжества.

На берегу Финского залива расположено современное здание пресс-центра из стекла и бетона, оснащенное новейшими средствами связи. Там же, на берегу, оборудована вертолетная площадка.

В бывших великокняжеских конюшнях расположился административный корпус Дворца конгрессов. Здесь разместились кабинеты административно-хозяйственных служб, актовый зал, гараж для представительских автомобилей.