Blue Flower

Свято-Троицкая Сергиева Приморская мужская пустынь

В 1732 г. императрица Анна Иоанновна подарила пустовавшую дачу сестры своему духовному наставнику архимандриту Сергиевой лавры Варлааму, который начал строить на ее месте монастырь. По указу Анны Иоанновны новому монастырю было передано 219 десятин земли и приписано три деревни с крепостными крестьянами. Штат первых монахов был переведен из Троице-Сер-гиевой лавры.

В 1735 г. здесь был освящен первый деревянный храм во имя преподобного Сергия Радонежского, перенесенный из Санкт-Петербурга. Кроме того, были выстроены несколько деревянных келий для монахов, каменный флигель для настоятеля, сараи, амбар, баня и другие подсобные помещения. Территория монастыря была обнесена деревянной оградой с небольшими башнями на каменных фундаментах. В день церковного праздника, 5 июля, в первый год после создания храма Приморскую пустынь посетила императрица Анна Иоанновна со своим придворными. Она отобедала в покоях архимандрита Варлаама и пожаловала в дар монастырю церковные книги.

Архимандрит Варлаам, известный защитник древних православных правил и порядков, скончался в 1737 г. Анна Иоанновна очень скорбела о потере своего духовного отца и сама распоряжалась его погребением. Он был похоронен в созданном им монастыре, над его прахом была воздвигнута каменная часовня.

Особенно возвысился монастырь в годы царствования Елизаветы Петровны, любившей ходить туда пешком на богомолье. Царский двор покровительствовал монастырю, привлекая к строительству лучших архитекторов, скульпторов, живописцев, резчиков. Поначалу новая обитель была приписана к подмосковной Троице-Сергиевой лавре, но затем получила самостоятельность. Кроме земельных угодий, она имела большие прибыли от пожертвований.

Композиционным центром ансамбля являлся выстроенный в 1760 г. по проекту Ф.-Б. Растрелли пятиглавый каменный собор с единственной в обители колокольней. Его главный алтарь освятили во имя Пресвятой Троицы, правый придел — в честь святых апостолов Петра и Павла, левый — в честь святых Захария и Елизаветы, родителей Иоанна Крестителя. На освящении собора присутствовала императрица Екатерина II.

Этот храм с пышной внутренней отделкой и нарядными лепными украшениями был выдающимся произведением церковного зодчества и эффектно возвышался над остальными монастырскими постройками. На горнем месте, в особом киоте, помещался прекрасный образ Пресвятой Троицы, написанный в 1840 г. академиком К. П. Брюлловым, но главной святыней храма была чудотворная икона преподобного Сергия Радонежского в дорогой ризе, по преданию написанная на гробовой доске святителя и привезенная из Троице-Сергиевой лавры основателем пустыни архимандритом Варлаамом. К сожалению, храм во имя Пресвятой Троицы не сохранился до наших дней. Он был закрыт в 1931 г. и приспособлен под хозяйственные нужды. В 1962 г. сильно пострадавший в годы Великой Отечественной войны собор был взорван.

28 июня 1762 г. в Приморском монастыре произошло важное событие российской истории — здесь Екатерина II получила письменное отречение от престола своего мужа Петра III. Известный историк С. М. Соловьев так описывает это событие: «В пять часов утра Екатерина опять села на лошадь и выступила из Красного Кабачка. В Сергиевской пустыни была другая небольшая остановка. Здесь встретил императрицу вице-канцлер, князь Александр Михайлович Голицын, с письмом от Петра: император предлагал ей разделить с ним власть. Ответа не было. Затем приехал генерал-майор Измайлов и объявил, что император намерен отречься от престола. «После отречения вполне свободно я вам его привезу и таким образом спасу отечество от междуусобной войны»,— говорил Измайлов. Императрица поручила ему устроить это дело. Дело было устроено, Петр подписал отречение, составленное Тепловым».

К началу XIX в. Троице-Сергиева пустынь заметно возросла, окрепла и украсилась. В 1802 г. ее настоятелем был назначен архимандрит Евгений (Болховитинов). Вот как он описывает свой приезд в пустынь и первые свои впечатления: «Из зеленецкого монастыря меня перевели в Сергиеву пустынь, что на Петергофской дороге. Вы место сие знаете. Оно прекрасно и по окрестностям раю подобно.... Поглядел на море из настоятельских прекрасных покоев; посидел в том покое, где в 1762 г. июня 28 сидела Екатерина II, трепеща... Там доныне висит ее портрет и надпись из Римлян XVI, 1 —2. Из окон осмотрел все прелестные окружающие мызы; увидел из овального окна и Петербург...» Троице-Сергиева пустынь служила для архимандрита Евгения любимым местом уединения и отдыха. Монастырская тишина, богатая природа, море с легкими волнами настолько успокаивающе действовали на настоятеля, что он часто называл это место «раем».

Когда в 1804 г. от ран, полученных в персидском походе, скончался граф Валериан Александрович Зубов, его братья решили выстроить над его могилой церковь во имя святого мученика Валериана. Она была расположена внутри инвалидного дома на 30 человек, учрежденного для призрения раненых воинов и построенного на средства Зубовых. Здание в ампирном стиле было заложено по проекту Л. Руска в западной части монастыря. Снаружи церковь украшал четырехколонный портик, внутри она имела вид ротонды, попасть в которую можно было только из комнат. Одноярусный иконостас шел полукругом и насчитывал всего несколько икон. Храм был освящен в 1809 г., в годовщину смерти графа Зубова. Здание дошло до нашего времени в сильно переделанном виде, с надстроенным при советской власти третьим этажом.

В 1813 г. в Троице-Сергиеву пустынь было привезено тело фельдмаршала М. И. Кутузова, скончавшегося во время заграничного похода. Семнадцать дней здесь находился цинковый гроб с набальзамированным телом полководца, пока в Санкт-Петербурге готовились к похоронам. Избрание пустыни местом для временного пребывания тела Кутузова говорит о том, какой любовью пользовался этот монастырь у жителей столицы. С самого начала XIX в. петербуржцы считали для себя честью похоронить родственника в этой обители. Бывали случаи, когда умершего привозили из Саратова, из Парижа и других городов и погребали в Троице-Сергиевой пустыни.

Своего расцвета монастырь достиг при настоятеле Игнатии (Брянчани-нове), авторе знаменитых «Аскетических опытов», в 1833—1847 годах. Он объединил братские корпуса галереей, в которой устроил трапезную, привел в порядок монастырское хозяйство и отремонтировал храмы. Внешний вид Троице-Сергиевой пустыни в это время производил на современников огромное впечатление. Разноцветные здания, то величественные, то изящные, золотые кресты и главы церквей, видимые издалека, необыкновенно эффектно выделялись из зелени окружающих ее садов и полей. Разный стиль этих зданий, не нарушая гармонии целого, придавал ему что-то своеобразное, характерное. При настоятеле Игнатии в монастыре был создан прекрасный хор, в чем немалая заслуга композиторов П. И. Турчанинова, М. И. Глинки, А. Ф. Львова.

Дело своего наставника продолжал во второй половине XVIII в. архимандрит Игнатий (Малышев), который, будучи художественно одаренным человеком, украсил пустынь прекрасными постройками и довел ее духовное состояние до очень высокого уровня. Основные монастырские сооружения в середине XIX в. были выполнены по проекту архитектора А. М. Горностаева. Главная его заслуга — перестройка храма Преподобного Сергия, о которой ниже будет рассказано отдельно.

Работали в монастыре и другие архитекторы. Так, в 1844 г. над могилой жены князя Кочубея Марии Ивановны был заложен храм в честь Покрова Пресвятой Богородицы. Первоначальный проект разработал придворный зодчий Р. И. Кузьмин, взявший за образец флорентийский баптистерий, но позже его переделал Г. Э. Боссе. Однокупольное восьмигранное здание было облицовано серым шотландским камнем; свет в него падал через круглые окна. Церковь была освящена в 1863 г. В советское время она была взорвана.

К числу поминальных принадлежала и одна из самых изящных и романтических построек обители, созданная в 1857 г. знаменитым зодчим А. И. Шта-кеншнейдером,— церковь Святителя Григория Богослова, средства на которую пожертвовала вдова генерала Г. Г. Кушелева. Фасад этого небольшого одноглавого храма в русско-византийском стиле был отделан гранитом, портал — серым мрамором, стены декорированы керамическими полуколоннами. Охтинские мастера вырезали по рисунку зодчего трехъярусный иконостас, образа в котором были написаны на золотом фоне. Посреди храма находился спуск в усыпальницу, облицованную белым мрамором. До наших дней здание дошло в переделанном виде.

В 1863 г. над монастырскими вратами между двух корпусов братских келий, возведенных в русском стиле из красного кирпича по проекту А. М. Горностаева, была выстроена каменная церковь во имя святого Саввы Стратилата. Она была выполнена по проекту архитектора М. В. Шишмарева в память деда его супруги известного столичного богача Саввы Яковлева. Снаружи небольшой двусветный храм, куда войти можно было только из келий, отмечен двумя главками и четырьмя башенками.

Самый большой собор обители, освященный в честь Воскресения Христова, был возведен в 1884 г. по проекту архитектора А. А. Парланда. Строительством руководил сам настоятель — архимандрит Игнатий (Малышев). Собор был способен вместить две с половиной тысячи человек. Это монументальное пятикупольное здание из разноцветного кирпича, выполненное в византийском стиле, отличалось особой изысканностью внутреннего убранства. Два больших посеребренных ангела поддерживали оригинальные золоченые царские врата в низком каменном иконостасе, перед которым начерных мраморных подножиях стояли два великолепных многосвечника из лазурита и золоченой бронзы. Образа на створках были написаны на перламутре, в иконостасе — на золотом фоне. Вызывало восхищение великолепное бронзовое паникадило с множеством подвесок, покрытое разноцветной эмалью византийского рисунка. Интерьер собора украшали колонны из голубоватого, розового и красного гранита. Благодаря оконным витражам внутри храма царил нежный лиловатый тон, создававший ощущение простора, покоя и величия. Собор не дошел до наших дней, он был закрыт в 1920-е годы, а полвека спустя снесен.

Кроме этого, в монастыре имелись и другие церковные здания, часовни и вспомогательные постройки. Монастырские строения, сады, кладбище содержались в чистоте и опрятности, что придавало Приморской обители вид особой свежести. Для осушения местности в земле были проложены трубы, по которым подземные воды стекали во фруктовый сад.

Время строительства и освящения храма Воскресения Христова можно считать лучшими годами в истории Троице-Сергиевой пустыни. Никогда она не была так красива и знаменита, как в этот период. Петербургская газета «Новое время» так писала об этом монастыре: «Расположение у моря среди рощ и зелени, красивые храмы, здания и ограды обители, сооруженные такими архитекторами, как Растрелли и Горностаев, придают пустыни чрезвычайно красивый вид, а великолепное пение монахов, благолепный чин служения привлекают круглый год массы богомольцев в обитель».

С постройкой железной дороги между Санкт-Петербургом и Петергофом путь в Троице-Сергиеву пустынь из столицы стал гораздо быстрей и удобней, что увеличило количество паломников, и доходы монастыря возросли. В престольный праздник, когда из столицы приезжало множество паломников, вокруг монастыря устраивался крестный ход, а ежегодно 24—26 сентября у его стен проходила ярмарка.

Перед революцией в обители, обладавшей капиталом в 350 тысяч рублей, жили около 100 монахов, из которых по давней традиции выбирались судовые священники для русского военного флота и для духовных миссий за границей. Пустынь содержала странноприимный дом, детский приют, женскую богадельню, небольшую школу и больницу. В настоятельских покоях хранилось много ценных исторических портретов и картин. Последним до революции настоятелем пустыни был архимандрит Сергий (Дружинин), будущий епископ Нарвский, расстрелянный в 1937 г.

После революции в 1919 г. монастырь был закрыт, а его имущество национализировано. В нем разместили сначала трудовую колонию-коммуну для детей рабочих, затем школу переподготовки начсостава. Монастырское кладбище было практически уничтожено в 1930-х годах. В годы Великой Отечественной войны сохранившиеся к тому времени монастырские постройки сильно пострадали. В 1964 г. здесь расположилась школа милиции, при этом были уничтожены остатки кладбища и ряд зданий. В 1973 г. старинный комплекс поставили под государственную охрану, а в 1993 г. было принято решение о его поэтапной передаче епархии, и началось возрождение обители.

На монастырском кладбище, уничтоженном в годы советской власти, случайно уцелели лишь каменный крест над могилой архитектора А. М. Горностаева и опустошенный склеп генерал-адъютанта П.А.Чичерина. В наше время мемориальными плитами отмечены места захоронений семьи зодчего А. И. Штакеншнейдера, а также плеяды «русских Ольденбургских», внесших неоценимый вклад в развитие науки, образования, здравоохранения в России. Новый памятник установлен на могиле лицейского товарища А. С. Пушкина, известного дипломата канцлера А. М. Горчакова и членов его семьи. Сохранились, сильно пострадав, храм Сергия Радонежского, претерпевший ряд реконструкций, и угловая башня обители. Недавно они были отреставрированы.

Храм Преподобного Сергия

Первая деревянная Сергиевская церковь, поставленная в монастыре еще при Варлааме, была перестроена в конце 1750-х годов, однако сто лет спустя потребовалась новая реконструкция и увеличение ее размеров. Опираясь на денежную помощь княгини 3. И. Юсуповой, архитектор А. М. Горностаев в 1854 г. приступил к полной перестройке храма в византийском стиле. Он сделал его пятиглавым и двухэтажным, внизу разместив приделы во имя Христа Спасителя с усыпальницей семьи Апраксиных и во имя мученицы Зинаиды с могилами князей Юсуповых, где стоял иконостас из розового кипариса. Главный придел был освящен в 1859 г. митрополитом Григорием в присутствии великих князей Константина Николаевича и Николая Константиновича Романовых.

Интерьер новой церкви производил сильное впечатление. Вмещавший две тысячи человек храм освещался двумя рядами закругленных романских окон с витражами. Внутреннее его пространство делилось на нефы* восемью колоннами из полированного темно-красного гранита, которые поддерживали хоры. Потолок, как в ранневизантийских базиликах, был перекрыт деревянными балками. Пространство между арок украшал византийский орнамент на золотом фоне. Очень богато выглядел двухъярусный иконостас, сделанный по рисунку А. М. Горностаева, с колоннами из порфира и деталями из каррарского мрамора, малахита, лазурита и полудрагоценных камней.

Храм был закрыт в 1920-е годы, при советской власти использовался под клуб. Был возвращен церкви в 1990-х годах. В 1993 г. здесь состоялась первая церковная служба. Росписи интерьера частично реставрированы, частично написаны заново.