Blue Flower

Желтый зал. Самое большое помещение Екатерининского корпуса — это огромный Желтый зал с изысканной классической отделкой Дж. Кваренги. Он использовался для торжественных случаев. В нем проводились выпускные вечера воспитанниц Смольного института благородных девиц.

Стены зала окрашены в желтый цвет и оформлены шестнадцатью белыми пилястрами коринфского ордена. Пилястры сгруппированы по две, внутри каждой пары стену украшает белый лепной вертикальный орнамент. Падуга зала также украшена лепными гирляндами, в которых чередуются маскароны и розетки. Над четырьмя дверями — барельефы работы скульптора Ж.-Д. Ра-шетта в аллегорической форме прославляют архитектуру, музыку, театр и науку. Освещают помещение семь великолепных ажурных люстр, сделанных отечественными мастерами в начале XIX в. из золоченого дерева и мастичного состава.

На южной стене Желтого зала помещен гобелен «Петр I, спасающий рыбаков во время бури на Ладожском озере», вытканный на знаменитой парижской мануфактуре по картине художника Ч. Штейбена. Гобелен был заказан Наполеоном, но закончен при короле Людовике XVIII, который и подарил его Александру I. В 1820-х годах он даже занимал почетное место в Тронном зале Большого дворца взамен снятой тогда картины В. Эриксена.

На стенах зала также висят портреты Екатерины II (копия с работы И.-Б.Лампи) и Александра I, написанный художником Д.Доу в 1825 г. Помещенные под портретом Александра часы работы известного французского бронзовщика П.-Ф.Томира повторяют известную скульптурную композицию памятника Минину и Пожарскому на Красной площади в Москве.

Особую роль в зале играют два стола (один длинный, другой — круглый столик на восемь персон), на которых выставлены предметы из самого великолепного и знаменитого из русских фарфоровых сервизов — Гурьевского. Сервиз был назван по имени графа Д. А. Гурьева, заказавшего его в 1809 г. для Александра I на Императорском фарфоровом заводе в Петербурге. Этот шедевр прикладного искусства состоял из более чем 4500 предметов и использовался лишь при экстраординарных, особо торжественных случаях. Изначально он был рассчитан на 50 персон, но впоследствии неоднократно дополнялся.

На его тарелках были помещены десятки изображений народов и народных типов России, а на холодильниках для вина — виды Петербурга, его окрестностей и Москвы. Подставками для ваз и чаш служат выполненные С. Пименовым фигуры юношей и девушек в русских национальных костюмах. В отличие от других парадных сервизов здесь скульптура не играет роли украшения, она является необходимой составной частью предметов утилитарного назначения и способствует повышению их пластической выразительности.

Ясность и гармоничность пропорций, четкий силуэт и стройность форм всех изделий сервиза сочетаются с разнообразным ампирным орнаментом, росписью тарелок и других предметов. Сервиз отличается изысканным колористическим решением: сочетание золоченых матовых скульптур с красно-коричневым фоном создает величественную парадность.

Великолепие сервиза подчеркивает хрусталь, заказанный в конце XVIII в. в Англии Павлом I.