Blue Flower

Отдельного рассказа заслуживает фонтанный водовод, дающий жизнь всем петергофским водным чудесам. Это замечательное создание гидротехнического искусства XVIII в. -— первой половины XIX в. Система прудов и каналов водовода уникальна тем, что вода в ней не нагнетается машинами, а сама течет по системе террас.

Первоначальный «Водяной план» принадлежал первому архитектору Петергофа знаменитому Ж.-Б. Леблону. Он намеревался использовать для снабжения фонтанов болотные речки, сделав плотину и запруду, откуда вода по вырытому рву должна была направляться в западные водоемы. Восточные водоемы Ж.-Б.Леблон намеревался наполнять водой с помощью ветряной мельницы и машины, которые приводились в движение конской тягой. Петр I одобрил проект Ж.-Б. Леблона, но вместо четырех прудов он распорядился устроить три, и не по сторонам Верхнего сада, а на его территории, то есть они были задуманы одновременно как накопители для фонтанов и как часть водного убранства сада (Нептуновский и два Квадратных пруда). А сооружать дорогостоящие водовзводные машины для подъема воды на высоту, как в Версале, в Петергофе не пришлось.

Пока шло устройство верхнесадских прудов, Петр I искал новые источники водоснабжения, и они были обнаружены в августе 1720 г. вблизи Ропшинской возвышенности, в 24 км от Петергофа. Петр увидел, что воду можно пустить самотеком по каналу, используя естественный перепад высот. Ропшинские ключи, служащие источником питания фонтанов, расположены на высоте около 70 м над уровнем моря. Таким образом, вода подходит к фонтанам самотеком, по местности, постепенно понижающейся к северу, в сторону Финского залива.

Строительство водовода начали в январе 1721 г. по чертежам первого русского инженера-гидравлика В. Туволкова. В 1715 г. он был направлен Петром для изучения гидравлики во Францию, и за четыре года учения ему удалось стать инженером европейского уровня, способным решать сложнейшие технические задачи. В. Туволков сумел проложить трассу Ропшинского канала, выбрав наиболее выгодное направление искусственного русла, обеспечивавшее минимальный объем земляных работ.

Тем не менее, задача оказалась сложной и трудоемкой. Грунты топкой болотистой местности требовали сразу же укреплять стенки и дно прорытого участка канала. По трассе канала вырубались деревья, вынутый грунт трамбовали, укрепляли пучками связанного хвороста, кольями и сваями с глубокими

пазами, дно мостили булыжником. 24-километровый канал шириной более шести и глубиной более двух метров прокладывали солдаты Нарвского, Выборгского, Псковского и Петербургского гарнизонов. Число ежедневно работающих порой превышало 2000 человек. 8 августа 1721 г. по Ропшинскому каналу была торжественно пущена вода.

Одновременно с устройством главного канала В. Туволков решил использовать воду нынешнего Английского пруда, где создал огромное водохранилище. Летом 1721 г. он проложил от Английского пруда Верхнесадский канал и наполнил водой Квадратные пруды, что решило проблему водоснабжения Большого каскада и Больших фонтанов. Два канала позволили приступить к созданию водной декорации Нижнего парка.

В 1730—1740 годах для снабжения водой Каскада драконов и всех водометов восточной части Нижнего парка на верхней террасе вырыли Красный пруд, а для фонтанов Верхнего сада и «Самсона» проложили от Бабигонского пруда три трубы.

Магистральные (водоподводящие) трубы были в основном чугунными, разводные (идущие от основных непосредственно к фонтанам) — свинцовыми, а трубы, по которым уходила использованная вода, первоначально были деревянными. Они неоднократно выходили из строя и менялись.

В 1825— 1854 годах под руководством военного инженера М. Пилсудского от Ропшинских высот был прорыт Ново-Петергофский канал протяженностью более 5 км и устроено 9 новых прудов-водохранилищ. Это позволило увеличить приток воды в систему. После устройства отводных каналов в Александрию и к Александрийскому парку система фонтанного водовода в основном не изменялась.

В годы Великой Отечественной войны фонтанный водовод получил тяжелейшие повреждения. Большинство шлюзов было уничтожено, многие трубы пострадали от взрывов, дамбы находились в аварийном состоянии, и вода уходила из каналов. Послевоенная реконструкция гидротехнической системы потребовала значительных усилий, опыта, энтузиазма. Требовалось проложить новые трубы, проверить состояние сохранившихся, очистить пруды, отремонтировать шлюзы, поставить новые задвижки для пуска воды. Благодаря мастерству реставраторов с 25 августа 1946 г. вода снова пустилась в свой путь к фонтанам. Восстановленный водовод обеспечивает ежедневное девятичасовое бесперебойное действие каскадов и фонтанов даже в самые засушливые годы.

В настоящий момент водопроводящая система Петергофа состоит из 9 каналов, 12 крупных ручьев и речек, 26 шлюзов и водопропускных сооружений. Общая протяженность каналов и ручьев 56 км. Вода скапливается в 18 искусственных прудах-водохранилищах (общей площадью более 90 га и объемом 1 миллион 300 тысяч кубометров). Пруды и каналы водовода органически вписаны в композицию Лугового, Колонистского и Английского парков.

На верхней террасе гряды, у подножия которой спланирован Нижний парк, расположены бассейны (Евинский, Квадратные, Нептуновский, Красный, Пирамидный), распределяющие воду в фонтаны западной, центральной и восточной частей парка. Фонтаны Верхнего парка и «Самсон» питаются водой из Самсоньевского бассейна, расположенного в Луговом парке.

Когда открываются заслонки шлюзов, вода по трубам устремляется к фонтанным сооружениям и взлетает вверх, стремясь набрать высоту, равную той, на которой расположены пруды-распределители. Таким образом, действие фонтанов основано на принципе сообщающихся сосудов — они работают в результате гидростатического напора, образуемого за счет естественного перепада высот. Из фонтанных бассейнов вода уходит в Финский залив. Система потребляет около 1 кубометра воды в секунду, то есть за час через нее проходит около 3600 кубометров воды.

В Верхнем саду и Нижнем парке проложено около 30 км подземных фонтанных труб диаметром от 600 мм до дюйма. Не все трубы лежат в земле, для многих сделаны кирпичные тоннели под Верхним садом и Большим дворцом.

Чистота и четкость фонтанных струй зависят от качества форсунок — небольших, но очень важных деталей, завершающих фонтанные трубки. Форсунка состоит из трех частей: средней свинцовой, нижней железной с резьбой для навинчивания на трубы и верхней латунной — самой главной, определяющей диаметр, форму и направление струи. Обработка верхней части должна быть безупречной, так как самый незначительный дефект сказывается на качестве струи.

Летом 1941 г. все форсунки (более 2000 штук) были сняты и спрятаны в гроте Большого каскада. Фашисты нашли их и похитили. Без форсунок фонтаны действовать не могли. После войны форсунки делали вручную фонтанные мастера Н. Лаврентьев, его сын П. Лаврентьев и А. Смирнов. К открытию фонтанов первой очереди все форсунки были готовы. В дальнейшем они изготавливались по мере ввода фонтанов в действие.