Blue Flower

Мариинский дворец в Санкт-Петербурге

В XVIII в. архитектором Ж. Б. Валлен-Деламотом на Исаакиевской площади был построен дворец для графа И. Г. Чернышева. В начале XIX в. на месте старого здания планировалось возведение дворца для великого князя Михаила Павловича, но архитектор К. И. Росси предпочел место неподалеку от Михайловского замка. В 1820 г. дворец графа Чернышева был выкуплен в казну и передан Школе гвардейских прапорщиков. Под новое назначение здание было несколько перестроено.

В марте 1839 г. на месте снесенного дворца Чернышева и нескольких других зданий было начато строительство нового дворца. Это был свадебный подарок императора Николая I своей старшей дочери Марии Николаевне, помолвленной в декабре 1838 г. с герцогом Максимилианом Лейхтенбергским.

Дворец явился первой крупной постройкой одного из самых талантливых и плодовитых русских зодчих, работавших во второй трети XIX в., А. И. Штакеншнейдера. Под строительство были куплены и разобраны соседние дома — Вулферта, Демут-Малиновского и Савенкова. Здание дворца, возведенное в 1839-1844 гг., замкнуло с юга пространство Исаакиевской площади.

Дворец протянулся во всю ширину квартала между Вознесенским проспектом и Новым переулком (ныне пер. Антоненко). В те годы еще не было завершено строительство Исаакиевского собора, но архитектору было необходимо считаться с доминирующим сооружением на площади. Этим объяснялось его обращение к классицизму. Решенный в традициях этого стиля, дворец гармонирует с собором и является после него самым значительным компонентом архитектурного ансамбля площади.

Главный фасад дворца, выходящий на площадь, имеет три ризалита. Средний — с высоким аттиком, боковые — с треугольными фронтонами. Второй и третий этажи объединены стройными колоннами и пилястрами коринфского ордера. У колонн и пилястров необычные каннелюры: в них на треть высоты включены багетные вставки. Первый этаж обработан мелким «бриллиантовым» (граненым) рустом.

Особо подчеркнут центр здания. Средний ризалит выделен вынесенным вперед арочным подъездом. К его аркаде поднимаются ступени широкой лестницы, а с боков подходят пологие пандусы. Над аркадой расположен балкон с балюстрадой и шестью вазами. В боковых арках подъезда эффектно расположены высокие светильники с фонарями, имитирующие античные. Высокий аттик украшен большими декоративными волютами. Между ними были помещены рельефные украшения, а в центре — герб (двуглавый орел над императорской мантией) из набивной меди.

Для отделки фасада зодчий использовал местный недорогой камень — песчаник. Он считал, что песчаник прочнее и красивее, чем кирпич и штукатурка, он не теряет формы и не требует ежегодного ремонта. Песчаник добывали на реке Луге, легко доставляя его по воде в Петербург. Штакеншнейдер сам ездил на разработки и следил за качеством камня. Из песчаника выполнены наличники и сандрики окон, карниз, кронштейны-волюты аттика, столбы подъезда, базы колонн и пилястры дворца.

Также для оформления был использован металл: из цинка сделаны вазы на балюстраде и канделябры на главном подъезде. Зонтики у входов в боковые подъезды выполнены из чугуна.

Штакеншнейдер применил новшества и в конструкциях дворца. Он полностью отказался от дерева, используя лишь кирпич и металл. Здесь, как и в восстановленном после пожара Зимнем дворце, были применены несгораемые металлические балки, стропила, металлические сетки для оштукатуривания при возведении потолков.

Во внутреннем дворе, куда выходил южный фасад дворца, большую площадь занимал сад. Растения сюда привозили из Ботанического сада, из оранжерей ведомства Гофинтендантской конторы.

В саду, неподалеку от каменной ограды, был устроен наружный пандус, который соединялся с покоями великой княгини Марии Николаевны. Она могла пройти в сад прямо с балкона своего кабинета. Пандус был сложен из кирпича, окрашен под цвет здания и выстлан путиловской плиткой. Под арками пандуса располагалось караульное помещение.

Верхний этаж дворца занимали гардеробные герцога и его супруги, квартиры гувернанток, фрейлин, доктора, а также комнаты гладильщиц и прислуги. На первом этаже находились детские комнаты, квартиры воспитательниц-англичанок, канцелярия герцога Лейхтенбергского, помещения для его секретаря и адъютанта. Бельэтаж был отведен под парадные залы и покои владельцев дворца.

Большой штат обслуживающего персонала для дворца великой княгини и потребности дворцового обихода требовали строительства большого комплекса сооружений. Поэтому одновременно с основным зданием строили служебные корпуса: гофмейстерский, конюшенный, прачечный, манеж, сараи, ледники, кухни. Служебные корпуса занимали большую часть квартала между Вознесенским проспектом и Новым переулком. Со стороны проспекта была сохранена высокая стена, отделявшая внутренний двор и хозяйственные постройки. Для прачечного флигеля на реке Мойке вблизи дворца был сооружен специальный плот.

Огромный объем работ требовал большого штата помощников. Архитектор всегда сам тщательно подбирал их. Он смело брал на работу молодых выпускников Академии художеств, помогал им и всячески их опекал. Архитекторы, принятые на строительство Мариинского дворца, должны были дать подписку о непринадлежности к какому-либо тайному обществу.

Внутренняя отделка дворца отличалась необычайной роскошью, но в оформлении интерьеров уже не соблюдалось единого стиля, как было прежде — в периоды барокко и классицизма. Архитектор, как и другие зодчие его времени, старался сделать помещения как можно более разнообразными, непохожими один на другой, и в то же время удобными и рациональными. Современники отзывались о Мариинском дворце как о выдающейся постройке. За «особое искусство и отличные познания в архитектуре», обнаруженные при строительстве дворца, Штакеншнейдер получил звание профессора Академии художеств.

Вестибюль украшают четыре каннелированные колонны и четыре пилона из натурального тивдийского мрамора розовых тонов с белыми лепными капителями. С ними великолепно сочетаются восемь пилястров такого же цвета и искусственного мрамора. При последующих переделках здания появилась облицовка красным мрамором, а первоначально стены были покрыты красками светлых тонов. Своды украшала роспись, которая до наших дней не сохранилась. В вестибюле находился камин из зеленого мрамора (ныне отсутствующий), а пол выложен цветной плиткой.

Из вестибюля ведет наверх Парадная лестница с литыми бронзовыми перилами ажурного рисунка, строгими стенами из белого искусственного мрамора, лепкой и росписью потолка. В нишах установлены статуи античных воинов, на стенах — бюсты героев Троянской войны. (Автором всех фигур, бюстов и барельефов был скульптор И. Герман.) Парадная лестница расположена не в центре здания, и переходом к ней служит небольшой холл, где в двух белых нишах раньше стояли вазы и другие предметы декоративного убранства. Стены выложены панелями из искусственного мрамора, наверху сохранился классический фриз. Потолок заполнен лепными золочеными арабесками. В лепной декор вплетается вензель владелицы дворца.

Вход из холла на лестницу подчеркнут порталом из пилястров с позолоченными капителями ионического ордера и антаблементом с лепным декором. При входе на лестницу на невысоких пьедесталах ранее находились скульптуры львов и окрашенные под бронзу чугунные канделябры.

Помимо Парадной лестницы во дворце были и другие. Одна из них связывает жилые покои и служебные помещения трех этажей, минуя парадные залы. Архитектором был придуман и специальный пологий спуск — пандус, заменивший обычные ступени. Это было тогда единственным примером создания пандуса внутри дома в строительстве Петербурга. По нему можно было легко подниматься или катить кресло на колесиках на все этажи. Помещение пандуса, овальное в плане, освещалось через стеклянный потолок.

Парадные залы Мариинского дворца решены в традициях позднего классицизма. Они образуют торжественную и импозантную анфиладу, расположенную в центральной части главного — второго — этажа.

Парадная передняя служит переходом от Парадной лестницы к главной анфиладе, а также соединяет лестницу с парадными залами и жилыми покоями двух других анфилад дворца. Стены передней декорированы пилястрами, перед входом в парадную приемную находятся две стенные ниши с пышным лепным декором. Здесь же установлены две каннелированные колонны с белыми лепными капителями ионического ордера, облицованные светло-желтым искусственным мрамором.

Главную анфиладу начинает Парадная приемная герцога Лейхтенбергского. Она расположена над вестибюлем, ее окна выходят на Исаакиевскую площадь. Приемная оформлена в классическом стиле и выделяется особо пышной и богатой отделкой с использованием различных дорогих материалов. Это темно-красный мрамор пилястров и фриза, белый мрамор каминов и зеркальных рам, палисандровое дерево дверей, инкрустированных золоченой бронзой и перламутром. Палисандровые двери были привезены из Мюнхена, где их сделали по специальному заказу.

За парадной приемной следует Ротонда — круглый зал с куполом и верхним светом. Она окружена двухъярусной колоннадой из 32 колонн. Ярусы колоннады разделяет классический фриз с изображениями грифонов, лир и пальметт. На верхнем ярусе расположена чугунная ажурная решетка с позолотой. Ротонда Интерьер Ротонды отличается великолепными пропорциями. Белый цвет стен в сочетании с легкими вспышками мерцающей позолоты, создает настроение торжественного спокойствия. Убранство дополнено прекрасным паркетом из ценных пород дерева.

К Ротонде примыкает Квадратный зал. Две его стены представляют собой сквозные двухъярусные галереи с колоннами. Они придают залу особую легкость. Зал отделан в помпейском стиле. Нижний ярус стен отделен от верхнего широким фризом с изображениями фантастических крылатых существ и орнаментом. Стены разбиты на полосы и квадраты, в которых помещены медальоны. Сюжеты для них взяты из произведений А. С. Пушкина, Г. Р. Державина, В. А. Жуковского. Архитектура и живописное оформление зала сохранились до нашего времени.

Ранее по углам Квадратного зала стояли большие фарфоровые торшеры. В настоящее время они находятся в залах Эрмитажа, в экспозиции, посвященной русскому интерьеру XIX в.

Из Квадратного зала раньше можно было попасть в большой двухъярусный зимний сад, завершавший центральную парадную анфиладу. Он стал одной из главных достопримечательностей Мариинского дворца. Здесь круглый год зеленели тропические растения, журчала вода в изящных фонтанах. Сад с широкими арками на пилонах и восемью колоннами украшали бюсты, расположенные в нишах, и нарядная мраморная лестница с ажурной решеткой перил. На нижнем ярусе бил высокий фонтан, брызги которого падали на мраморный мозаичный пол. Еще один фонтан напоминал «фонтан слез» из Павильонного зала в Зимнем дворце. Вода в нем падала тонкими струйками, переливаясь из одной раковины в другую.

Зимний сад не сохранился. Он был переделан в 1906-1907 гг. архитектором Л. Н. Бенуа, который создал на его месте большой зал заседаний Государственного Совета со строгим и торжественным оформлением.

Среди других парадных помещений заслуживает внимания бывший Концертный, или Танцевальный, зал. Его стены представляли собой гладкие панно и имели лишь небольшие лепные украшения в углах. Каждое такое панно обрамлялось каймой с античным орнаментом — меандром. Лепной декор и арабески были слегка позолочены. С декором стен прекрасно сочеталось оформление потолка. Его глубокие кессоны были заполнены золочеными лепными розетками, листьями и побегами аканта. Окна зала расположены в двух ярусах. В простенках окон размещались позолоченные лиры, напоминавшие о назначении зала, связанного с музыкой. Строгий рисунок дверей соответствовал декору стен.

Вдоль стен стояли низкие удобные диваны. Мраморный камин был украшен кариатидами (при переделке зала их заменили колоннами). По всему периметру зал опоясывал большой живописный фриз, расписанный сюжетами из античной мифологии с изображением Марса и Венеры. Роспись выполнил известный художник-декоратор А. Виги, работавший над отделкой многих дворцов Петербурга и его пригородов. Отделка зала в Мариин-ском дворце была последней работой старого художника (он умер, даже не успев получить платы за нее). Завершали убранство зала пять роскошных хрустальных люстр, изготовленных на Императорском Стеклянном заводе. Впоследствии облик зала изменился, но сохранилась отделка стен и потолка.

К центральной анфиладе Мариинского дворца примыкает помещение Гостиной (позднее — библиотеки). Здесь главный акцент оформления — пилоны и пилястры на стенах. Поверхность пилонов сплошь покрыта мелким лепным золоченым орнаментом, в него вставлены небольшие медальоны с рельефными фигурами. Такие же медальоны, только больших размеров, находятся и во фризе. Убранство зала было дополнено камином, украшенным мозаикой.

Интерьеры восточной части бельэтажа завершает Помпей-ская галерея. Четыре ее окна обращены во внутренний замкнутый дворик. Слегка выступающие простенки переходят в арки, которые делят галерею на отдельные отсеки, перекрытые купольными сводами. Галерея вызывает в памяти знаменитые Лоджии Рафаэля в Ватикане и их копию в Эрмитаже благодаря характеру росписей, покрывающих все стены и своды.

В ином ключе решены интерьеры личных апартаментов Марии Николаевны. Здесь создана гамма разнообразных художественных образов. Изысканна, но сдержанна отделка кабинета, декорированного в стиле «флорентийского ренессанса». Совсем иначе оформлена спальня: альков расписан изображениями засыпающих нимф в темных, сумеречных тонах.

Помпейский стиль ванной комнаты вызывает ассоциации с купальнями римских патрицианок. Это зал восьмигранной формы с купольным перекрытием. На потолке расположены восемь небольших живописных полотен, обрамленных изящным орнаментом. Все они написаны на одну тему — сцены купания богини Венеры — в разных вариантах. Стены и пилоны облицованы белым искусственным мрамором. На выступах пилонов возвышаются восемь кариатид, увенчанных капителями ионического ордера словно головными уборами. Белоснежные фигуры из алебастра держат в руках ленты, небольшие шкатулки и зеркала, напоминая о назначении помещения.

Изящный будуар, оформленный «в стиле Людовика XV» (так назывался тогда стиль рококо), примечателен своими небольшими, камерными размерами и прихотливым орнаментом. Будуар походил на легкую и изящную шкатулку. Стены его были затянуты узорчатой шелковой тканью и украшены тонкими резными деревянными рамками. В такие же сложные рамки были вставлены зеркала и живописные панно. Обилие зеркал многократно отражало нарядную отделку и таким образом усиливало художественный эффект. Будуар настраивал на беспечную, легкую беседу в тесном кругу. К сожалению, его интерьер не сохранился.

Детские комнаты, как и другие помещения первого этажа, были оформлены просто, но выделялись своими большими размерами.

В Рекреационном зале стояли двенадцать колонн с базами и капителями, стены украшали живопись и лепка, над дверями располагались восемь барельефов. Из этого зала можно было выйти в зимний сад.

Также на первом этаже находилось помещение часовни герцога Лейхтенбергского, так называемая «католическая каплица». Панели стен и восьмигранные пьедесталы колонн в комнате были выполнены из ясеневого дерева, колонны оштукатурены, стены окрашены, свод покрыт лепкой. В окно был вставлен витраж, исполненный в Мюнхене, с изображением святых Максимилиана, Евгения и Богоматери.

На третьем этаже дворца была устроена церковь. Ее стены архитектор оформил лепными украшениями с позолотой. Столбы, разделявшие пространство на нефы, были облицованы искусственным мрамором. Иконостас из соснового дерева и царские врата покрыли масляной краской и отделали золочеными украшениями. Позже по распоряжению Марии Николаевны интерьер оформили более парадно: стены, столбы и перекрытия украсили живописью в византийском стиле. Рядом с церковью устроили небольшую молельню.

Судьба была безжалостна к церкви Мариинского дворца. В послереволюционные годы, когда дворец занимали различные учреждения, были утрачены алтарь и иконы, росписи замазаны масляной краской. Храм превратили сначала в лекционный зал, а затем — в кинозал. В часовне устроили будку киномеханика, а в стене с прекрасной росписью пробили отверстие для демонстрации фильмов.

Дворец принадлежал семейству Лейхтенбергских до 1884 г. Затем он был передан в казну и приспособлен для заседаний Государственного Совета, Государственной Канцелярии и Комитета Министров. Одно из таких заседаний в помещении Ротонды запечатлено на известной картине И. Е. Репина, хранящейся ныне в Русском музее. В связи с новым предназначением дворца многие его интерьеры были переделаны.

Впоследствии Мариинский судьба связывала дворец со многими событиями политической жизни России. В августе 1902 г. в вестибюле был смертельно ранен министр внутренних дел Д. С. Сипягин. После Февральской революции здесь некоторое время заседало Временное правительство. Позднее во дворце находились различные советские учреждения. А с 1945 г. в нем размещался Исполком Ленинградского городского Совета народных депутатов.

Сейчас в Мариинском дворце располагается Законодательное Собрание Санкт-Петербурга.

Исаакиевская пл., 6