Blue Flower

Архитектор Джакомо Антонио КваренгиДжакомо Антонио Кваренги родился 20 сентября 1744 г. в местечке Рота-Иманья, предместье Бергамо. С давних пор этот город считался одним из центров художественной культуры севера Италии. будущий архитектор принадлежал к старинному и знатному семейству, известному еще с XII века.
Джакомо был вторым из трех сыновей в семье. Родители прочили ему карьеру священнослужителя или адвоката, однако молодой Джакомо избрал иной путь.
С юношеских лет он увлекся изящной словесностью, занимаясь переводами Катулла, Вергилия и других древнеримских поэтов. Любовь к литературе Кваренги пронес через всю свою жизнь. И дед, и отец Джакомо владели кистью, хотя никто из них не считал это своим основным занятием. Склонность к живописи унаследовал и Джакомо.
Юного Кваренги все же отдали в обучение к лучшим бергамским художникам того времени — Джованни Раджи и Паоло Бономини. Занятия будущего зодчего продвигались настолько успешно, что в 1762 г. по настоянию отца Джакомо отправляется для продолжения образования в Рим, который в те времена считался центром художественной жизни Италии и стал школой многих поколений художников и архитекторов. Началась самостоятельная жизнь молодого человека. Древний город поразил и покорил юношу.
«Античное всегда было первоосновой моих наблюдений», — писал Кваренги позднее. Разносторонне одаренный юноша не замыкался в рамках архитектуры. Его художественный вкус формировали и живопись, и литература, и музыка. Все это помогало ему овладевать мастерством.
В Риме Кваренги сменил несколько наставников-архитекторов. Одним из них был Стефано Поцци. Именно в его мастерской произошла встреча Кваренги с другим одаренным юношей, Винченцо Бренной. По словам Кваренги, именно Бренна стал его первым наставником в архитектуре. Они вместе рисовали и обмеряли памятники, постигая их конструктивную логику. По свидетельствам современников, Кваренги был просто одержим искусством. Он совершил два путешествия по Италии, побывав во Флоренции, Вероне, Мантуе, Венеции, всюду изучая памятники античности и Возрождения. Когда было принято решение о перестройке старинной церкви в Субиако, построенной еще в VI веке, выбор пал на Кваренги. Архитектору было тогда всего 25 лет.
К 30 годам Кваренги был женат и имел дочь. Он стал уже известным архитектором, но заказы его носили случайный характер. Прожив еще несколько лет в Риме, он так и не смог найти применения своему таланту. В те времена многие итальянцы в поисках заработка и славы покидали родные края. Между тем Россия по-прежнему охотно нанимала на службу талантливых иноземцев. Екатерина II постоянно была в курсе всех достижений культурной жизни Европы. Так попали в Россию живописец Стефано Торелли, украсивший своими росписями дворцы Петербурга и Ораниенбаума, а также скульптор Этьен Морис Фальконе — автор «Медного всадника» — и другие мастера. В сентябре 1779 г. Кваренги подписал контракт, а к концу года вместе с семьей прибыл в Петербург.
Во второй половине XVIII века в России формировался новый архитектурный стиль, получивший название классицизма. Кваренги суждено было стать крупнейшим мастером этого стиля и создать выдающиеся произведения зодчества.
Кваренги приехал в страну, где жаждали строить много и всегда нуждались в талантах. Екатерина II увидела в Кваренги архитектора новой формации. Замыслы Кваренги напоминали о прекрасной древности, но вместе с тем отвечали духу времени — строить много и экономно. Императрица осыпала нового архитектора милостями, сделав его первым придворным архитектором.
Кваренги поразили масштабы строительства в российской столице. В отличие от средневековых европейских городов, Петербург развивался не стихийно, а по строгому плану. Построенные здания поражали великолепием и свидетельствовали о высоком мастерстве их архитекторов. Но даже в центральной части города оставалось еще много архитектурно незавершенных участков. Тем не менее, Кваренги начал работать не в самой столице, а в ее пригородных царских резиденциях. Они ошеломляли великолепием, и поле деятельности для зодчих в них было вообще неограниченно.
Первой значительной постройкой Кваренги в России стал дворец в Английском парке Петергофа. Еще одной ранней работой архитектора был госпиталь в Павловске, который входил в комплекс хозяйственных построек на берегу Мариентальского пруда. В 1783 г. архитектор писал в Рим одному из своих друзей: «У меня так много-много работы, что я едва нахожу время есть и спать. Без преувеличения могу сказать, что среди тех многочисленных зданий, относительно которых императрица пожелала, чтобы их проекты были составлены мною, и чтобы я руководил их постройкой, нет ни одного, которое не требовало бы для этого всего человека». В этом же году истекал срок контракта, по окончании которого Кваренги подписал новый — еще на три года, но остался в России на всю жизнь.
1783 г. положил начало многим новым постройкам архитектора. В течение последующего десятилетия Кваренги создал основные и лучшие свои произведения. Это были дворцы, загородные усадьбы, театры, гостиные дворы, частные дома, церкви, банк, биржа. В 1783 г. Кваренги приступил к строительству здания Академии наук. Но из-за возникших разногласий с президентом Академии княгиней Е. Р. Дашковой продолжать строительство отказался. Еще одно здание, прекрасно сохранившееся до наших дней, — это Эрмитажный театр. Архитектор создал один из лучших камерных театров мира. Он вызывал восторги современников. Кваренги отвели там постоянную ложу, а также квартиру в театральном доме, где он жил до конца своих дней.
В 1789 г. было завершено строительство Ассигнационного банка на Садовой улице. Сейчас в этом здании находится Финансово-экономический институт.
В 1780-е гг. Кваренги находился в зените своей славы. У него было много заказчиков, ему подражали другие архитекторы. Помимо общественных зданий он строил новые и перестраивал старые дома в Петербурге, Москве и дальних имениях петербургской знати.
Один из крупнейших государственных деятелей екатерининской эпохи канцлер А. А. Безбородко приобрел в 1781 г. два дома вблизи Почтамта. В результате перестройки оба дома были объединены. Интерьеры нового дворца отделывал Кваренги. Сейчас в этом доме находится Музей связи.
Дача А. А. Безбородко, которую перестроил Кваренги, и сейчас является украшением правого берега Невы, а в те времена это был целый архитектурный ансамбль с пейзажным парком и прекрасным видом на Неву. После смерти канцлера имение унаследовал его брат И. А. Безбородко, а потом внук брата А. Г. Кушелев, которому было разрешено носить двойную фамилию Кушелев-Безбородко. Под этим названием усадьба и дошла до наших дней, а символом ее является знаменитая ограда из 29 сидящих львов.
Для другого вельможи, А. Д. Ланского, предназначался один из трех домов на Дворцовой площади, которые начали возводить по проекту Ю. М. Фельтена. В оформлении некоторых его интерьеров также принимал участие Кваренги. Позднее именно эти здания послужили той основой, на которую опирался К. И. Росси, создавая свой замечательный ансамбль. Дом Ланского включен в центральную часть здания Главного штаба.
Выполнял также архитектор и работы во дворце графов Шереметевых на Фонтанке. К тому времени дворец уже перестраивался архитектором И. Е. Старовым. Кваренги построил во дворце галерею, кабинет и манеж в саду, но до сегодняшних дней они не сохранились.
На набережной Невы у Марсова поля в 1784-1789 гг. Кваренги построил дом для купца Гротена. Потом это здание было продано Н. И. Салтыкову. Сейчас в этом доме находится Институт культуры.
Кваренги построил дом для князя Гагарина на Дворцовой набережной, дом купца Сиверса на Миллионной улице, дом Фитингофа на Адмиралтейском проспекте. Перестроил Кваренги и дворец князя Юсупова на Фонтанке, сохранив существующее в усадьбе здание середины XVIII века. Изменился только характер декоративного решения фасадов и интерьеров.
Одной из наиболее крупных работ архитектора является Александровский дворец в Царском Селе, предназначенный для любимого внука императрицы Александра. Поначалу здание было решено возводить в Петербурге, но потом выбрали Царское Село. Здание оказалось очень удобным для жилья, и вскоре стало одним из любимейших мест пребывания царской семьи в летнее время.
С началом нового века среди построек зодчего стали преобладать общественные сооружения. Это были здания Мариинской больницы, Екатерининского института на Фонтанке (ныне филиал Российской Национальной библиотеки).
Работал Кваренги и для военного ведомства. В 1804-1807 гг. он построил манеж, который входил в комплекс казарменных построек Конногвардейского полка. И сегодня Конногвардейский манеж выделяется монументальностью своих форм и служит украшением города.
Летом 1814 г. русская гвардия возвращалась в Петербург по Нарвской дороге после победоносной войны с Наполеоном. На окраине столицы, при въезде в город, решено было построить Триумфальные ворота, проект которых создал Кваренги. Из-за спешности строительства ворота были выполнены из дерева и скоро обветшали. Они были перестроены архитектором В. П. Стасовым в 1824-1833 гг. Лучшей же постройкой своей жизни Кваренги считал Смольный институт (1806-1808). Здание предназначалось для закрытого дворянского учебного заведения — Института благородных девиц. Зодчий продумал не только каждую деталь внутри здания, но и все его окружение.
Среди иностранцев, работавших в России в конце XVIII века, особенно много было итальянцев. Добродушный и тучный Кваренги, чья фигура и огромный нос веселили карикатуристов, выделялся из общей среды. Современники характеризовали архитектора как прекрасного собеседника и эрудита, тонкого ценителя музыки, живописи и литературы. Он имел огромную библиотеку и постоянно просил всех своих друзей присылать ему книги. За время пребывания в России зодчий неоднократно выезжал в Италию, но в своем родном Бергамо он был уже только гостем.
Кваренги стал архитектором с мировым именем. Но, раскрыв полностью свое дарование, архитектор не создал своей школы. Учеников Кваренги не имел. В 1796 г. он был избран членом шведской Королевской академии искусств.
Заслуги Кваренги перед своим вторым отечеством были высоко оценены. Он получил права потомственного российского дворянства и стал кавалером ордена св. Владимира.
В последние годы жизни слепнувший Кваренги почти не имел заказов. Он часто гулял по улицам города, где многие его узнавали. Умер Джакомо Кваренги 18 февраля 1817 г. Его похоронили в католической части Волкова кладбища. После смерти архитектора его вдова недолго оставалась в России. Она уехала в Италию и вывезла туда семейный архив. Сейчас он находится в городской библиотеке Бергамо.
Вклад Кваренги в русское зодчество невозможно переоценить. Он не проектировал архитектурных ансамблей, но без зданий, им построенных, невозможно представить себе наш город. Они в значительной степени определяют «строгий, стройный вид» северной столицы. Прошло более двухсот лет, но его творения по-прежнему продолжают служить людям, а творчество архитектора настолько значительно и многогранно, что интерес к нему не иссякает и по сей день.