Blue Flower

Зимний дворец в Санкт-Петербурге

Одной из главных достопримечательностей Санкт-Петербурга по праву является Зимний дворец.

Во время царствования императрицы Елизаветы Петровны Петербург уже стал большим городом. Строительство велось за пределами Фонтанки, на Выборгской стороне, по берегам реки Охты. К тому времени сложилась четкая планировка улиц, проспектов и площадей города. Российская империя стала играть значительную роль в европейской политике. Третий Зимний дворец по своим масштабам и облику уже не соответствовал резиденции русской императрицы. Было принято решение о возведении нового дворца. Придворному архитектору Ф. Б. Растрелли было поручено разработать два варианта: с использованием стен существующего здания и совершенно нового. Вначале был утвержден первый проект, как более дешевый, но Растрелли не оставлял попыток убедить императрицу строить новый дворец.

26 мая 1753 г. архитектор представил в Канцелярию от строений утвержденный проект нового Зимнего дворца. Уже летом начались работы по разборке находившихся рядом зданий, приобретенных в казну. Одновременно началась забивка свай под новые стены. Летом 1755 г. весь Адмиралтейский луг (ныне Дворцовая пл.) стал грандиозной строительной площадкой. За качеством работ архитектор наблюдал лично. Он все время присутствовал на строительстве.

Императрица требовала завершить работы в два года, Растрелли  просил предоставить пятилетний срок. Но убедить Елизавету архитектор не смог, она распорядилась построить дворец в три года. Эта задача также оказалась невыполнимой. Средств постоянно не хватало, шла Семилетняя война. Отпуск денег нередко задерживали, из-за этого работы постоянно приостанавливались.

К Петербургу со всей России тянулись по дорогам тысячи работных людей, они шли строить новый царский дом, которому надлежало стать украшением русской столицы. С устройством быта было очень тяжело. Кому посчастливилось, тот смог найти на окраине города нужное жилье. А большинство работников устраивали место для ночлега прямо перед строившимся дворцом — ставили незамысловатые шалаши, которых постепенно становилось все больше и больше. Жизнь рабочих была столь тяжела, что Канцелярии городовых дел приходилось заниматься их кормлением. Под открытым небом разводили костры, над которыми в огромных котлах варилась похлебка.

Пять лет понадобилось для того, чтобы выстроить все три этажа дворца и подвести его под крышу, а впереди был еще огромный фронт работ по декорированию фасадов, оштукатуриванию внутренних помещений, настилке паркетов, обивке стен панелями и украшению штофными обоями.

Елизавете Петровне так и не суждено было жить в новом Зимнем дворце. Она скончалась 25 декабря 1761 г., оставив престол своему племяннику, внуку Петра Великого, императору Петру III. 7 апреля 1762 г. новый император въехал во дворец, хотя работы в нем еще вовсю продолжались.

С 1762 г. Зимний дворец стал резиденцией российских императоров более чем на полтора столетия. До 1917 г. все русские монархи имели во дворце свои апартаменты; в парадных залах проходили официальные государственные церемонии, торжественные приемы, балы, в помещениях хранились многочисленные коллекции произведений искусства, драгоценности, а также символы императорской власти — корона, скипетр и держава.

Размеры дворца по тем временам были огромны: длина вдоль Невы — 210 м, ширина — 175 м. Прямоугольное в плане здание имело большой внутренний двор и более тысячи помещений. В нем насчитывалось 1945 окон, 1786 дверей и 117 лестниц.

Создавая дворец, Растрелли предполагал возможность его кругового обозрения. Пожалуй, зодчий впервые связал здание дворца с городской средой, по-разному оформив дворцовые фасады. Каждый фасад он проектировал отдельно. И вместе с тем для сохранения цельности восприятия мастер соблюдал их строгую симметрию. Например, боковые ризалиты западного и восточного фасадов выступают вперед одинаково далеко.

Западный фасад обращен в сторону Адмиралтейства, на стапелях которого собирали корабли. Вот почему эта сторона дворца оформлена строже и проще остальных — довольно скромно решенный подъезд в центре фасада с колоннами и небольшим фронтоном, окна средней величины.

Главный — южный — фасад дворца обращен к Дворцовой площади и Невскому проспекту. Этот фасад, являющийся главным, оформлен гораздо торжественнее и величественнее всех остальных. Его средний ризалит прорезан тремя въездными арками, ведущими во внутренний двор. Над центральным въездом — треугольный фронтон. В него вмонтированы круглые часы с боем. Фронтон украшен бронзовыми скульптурами бога морей Нептуна и его жены богини Амфитриты. В боковых ризалитах расположены парадные подъезды с пологими пандусами.

Еще на стадии составления проекта Растрелли предусмотрел создание парадной площади, окруженной колоннадой-галереей с широким разрывом напротив южного фасада дворца. В центре площади зодчий планировал установить конную статую Петра I работы отца архитектора, скульптора Б. К. Растрелли (позже ее установили перед Михайловским замком). Но императрица Елизавета Петровна проект создания площади отвергла. Прошли долгие десятилетия, прежде чем идея Растрелли была реализована в проекте гениального архитектора XIX в. К. И. Росси.

Восточный фасад Зимнего дворца прежде был открыт для обзора, а сейчас застроен. Он также имеет сильно выступающие вперед боковые ризалиты, между которыми располагался большой парадный двор. Эта часть здания была отдана под жилые и служебные помещения знатнейших царедворцев.

Северный фасад обращен к Неве. Его сдержанная величавость соответствует просторной глади Невы. Боковые ризалиты с большими окнами выдаются вперед совсем незначительно, всего на 5 м. Центр северного фасада оформлен большим фронтоном. По его сторонам размещены лежащие фигуры Нептуна и Марса. В этой части дворца расположена главная анфилада парадных залов, протянувшихся от Иорданской лестницы до бывшего Тронного зала.

Праздничный и торжественный вид придает дворцу и светло-зеленый цвет его стен. На их фоне особенно эффектно выглядят белые колонны и декоративное кружево лепнины цвета охры (под золото). Колонны, поставленные в два яруса, архитектор использовал как основной декоративный элемент при оформлении всех фасадов дворца: над колоннами первого этажа возвышаются колонны, объединяющие второй и третий этажи. А выше, на балюстраде кровли, точно по осям колонн, визуально увеличивая их высоту, установлены декоративные скульптуры и вазы. Группы колонн и пилястров подчеркивают своими вертикалями все углы и грани дворца. Величайший мастер барокко Растрелли заставил их выполнять и композиционную функцию: колонны стоят то по одной, то по две, то пучками. В результате можно наблюдать удивительные эффекты контраста или игры света и тени, за счет которых создается иллюзия внезапного, неожиданного исчезновения стены или угла здания.

В простенках между колоннами Растрелли расположил большие светлые окна с рельефными наличниками. Всего зодчим было разработано шестнадцать видов таких рельефов. Кажется, не так уж и много для такого огромного дворца. Но поскольку они выполнялись разными мастерами непосредственно на месте, прямо на стройке, то практически не было двух совершенно одинаковых рельефов. Каждый из них какой-либо незначительной деталью — или величиной узора, или даже просто углом его разворота — отличался от других. Рельефы над окнами первого этажа лишь немного выступают вперед, тогда как рельефы над окнами второго этажа с изображениями мужских голов в шлемах, античных богинь и резвящихся амуров более объемны. А на уровне третьего этажа украшения будто нависают над небольшими, почти квадратными окнами.

Вдоль края крыши по всему ее периметру первоначально были установлены высеченные из пудожского камня статуи античных богов и богинь, нимф, символов морской стихии, огромных ваз с букетами, герм с женскими и мужскими головами (всего было 176 скульптур). Однако в 1892-1894 гг. из-за разрушения камня под действием неустойчивого петербургского климата вся эта пышная композиция была заменена повторяющимися скульптурами из листовой латуни.

В то время Зимний дворец, являвшийся «сердцем» столицы, был ее самым высоким жилым зданием. Именно этот факт и определил архитектурный облик Петербурга на многие десятилетия вперед. Был даже издан императорский указ, который запрещал возводить в городе жилые дома, превышавшие по высоте Зимний дворец. Таким образом, Растрелли фактически определил масштаб высоты городской застройки на следующее, девятнадцатое, столетие.

Завершение строительства Зимнего дворца прошло уже без участия Ф. Б. Растрелли. Пришедшая к власти после дворцового переворота императрица Екатерина II не нуждалась в услугах старевшего придворного архитектора. Дальнейшие работы во дворце она поручила архитектору Ж. Б. Валлен-Деламоту.

С тех далеких времен последнее творение великого Растрелли украшает наш город. Своими грандиозными размерами, монументальностью и величественностью, своим пышным и благородным убранством фасадов дворец являет собой ярчайший пример «строения для единой славы всероссийской».

Интерьеры дворца

Во дворце были две цепочки парадных залов: одна тянется вдоль Невы, а вторая уходит в сторону площади. В западной и южной частях располагались жилые помещения и библиотека. Во дворце было две церкви, театр, музей, сады, канцелярии, аптека, квартиры служащих (количество прислуги достигало четырех тысяч) и многочисленные жилые помещения. Здесь располагались дворцовые гренадеры и караулы из гвардейских полков.

При жизни императрицы Елизаветы Петровны работы по оформлению интерьеров шли полным ходом. Была закончена отделка ста дворцовых залов, Иорданской лестницы и Большой церкви. Но, к сожалению, все интерьеры, выполненные по проектам зодчего, были уничтожены пожаром 1837 г. Правда, в 1839 г. Иорданская лестница, церковь и галерея первого этажа были воссозданы архитектором В. П. Стасовым по его собственным проектам, но в стиле Растрелли. Поэтому судить об интерьерах Растрелли сейчас можно лишь по его сохранившимся чертежам, а также по графическим и живописным изображениям.

И в дальнейшем интерьеры дворца неоднократно переделывались. Работы осуществляли лучшие архитекторы России — Ю. М. Фельтен, А. Ринальди, Дж. Кваренги, И. Е. Старов, К. И. Росси, О. Монферран, А. И. Штакеншнейдер, А. П. Брюллов. Грандиозные работы проводились архитектором А. В. Сивковым в 1920-1950-х гг., когда во дворце устраивали музей.

Переделка помещений была вызвана необходимостью ремонтов, во время которых попутно вносили что-нибудь новое. Иногда владельцы апартаментов хотели сменить надоевшую или устаревшую отделку. Поэтому во дворце периодически исчезали работы зодчих того или иного периода, творения порой оригинальные, важные для представления о творчестве мастеров. Так, полностью были утрачены интерьеры, оформленные И. Е. Старовым, очень мало осталось от декора Дж. Кваренги и ряда других зодчих.

Описать все интерьеры дворца в одной статье невозможно. Мы представим лишь самые яркие из них.

Иорданская лестница

Два длинных ряда белых колонн на первом этаже образуют своеобразную галерею, в глубине которой начинается широкий марш Иорданской лестницы дворца (носившей прежде названия Парадная и Посольская), залитой светом и блещущей позолотой. Создается впечатление, что свет льется отовсюду: и из двух рядов огромных окон, выходящих на Неву и Малый Эрмитаж, и из ложных окон с зеркалами, и сверху из бесконечности голубого простора живописного плафона, изображающего жизнь богов на горе Олимп. Обилие света создает эффект грандиозности лестничного объема. Поражает глаз зрителя и мастерски выполненный рисунок позолоченной резьбы и лепки, и золоченые капители пилястров, и бронзовые бра, и прекрасная скульптура.

Во времена Ф. Б. Растрелли из Летнего сада были привезены и установлены на Иорданской лестнице статуи Антиноя и Дианы, доставленные в Россию еще в петровское время. Большинство же скульптур появилось здесь после пожара 1837 г. У основания пилястров на постаментах, декорированных позолоченным лепным узором, установлены алебастровые статуи — «Верность с орлом у ног», «Справедливость», «Мудрость со змеями на жезле», «Правосудие с весами», «Афина Паллада», «Изобилие», «Меркурий» и «Венера». Поставленные в нишах изваяния подчеркивали особое смысловое значение главной императорской резиденции — жилища земных богов, обители добродетелей.

На верхней площадке лестницы во времена Ф. Б. Растрелли были установлены деревянные колонны, облицованные розовым искусственным мрамором. Из дерева были выполнены и золоченые декоративные детали на стенах. Потолок лестницы украшал живописный плафон. Всего этого убранства дворец лишился во время пожара 1837 г. Восстанавливая лестницу после пожара, архитектор В. П. Стасов взамен утраченных деревянных использовал монолитные колонны из серого сердобольского гранита, а резную деревянную балюстраду заменил мраморной. Кроме того, над окнами у лестницы он разместил фигуры сидящих путти.

Лестница играла особую роль и в планировке дворца: от нее расходились две анфилады парадных залов — Невская и Большая (Главная). В XVIII в. по Парадной лестнице поднимались во дворец послы, отсюда ее второе название — Посольская. В XIX в. появилось название Иорданская, связанное с тем, что отсюда выходил Крестный ход к павильону Иордани, который ежегодно в день Крещения ставили на льду Невы.

Большая анфилада построена на чередовании огромных залов-галерей и небольших комнат. Дверь в Аванзал, открывающая парадную анфиладу, заключена в массивную раму из золоченых колонн с затейливой резьбой и полукруглого сандрика с картушем. По сторонам дверного проема в нишах установлены статуи Марса и Аполлона, в аллегорической форме раскрывающие военное и духовное могущество России. Над дверью в Аванзал Стасов расположил статуи «Мир» и «Изобилие» (скульптор И. А. Теребенев), а над дверями в Фельдмаршальский зал — статуи «Слава» и «Мудрость» (скульпторы Н. А. Мануйлов и В. И. Устинов).

За Аванзалом находится самый большой во дворце зал-галерея — Большой, Белый, Танцевальный, или Николаевский. Его площадь 1103 м2. Здесь обычно устраивали парадные завтраки и обеды, большие балы, на которые приглашали до 5 тыс. гостей. Сейчас помещение используется как выставочный зал. За Большим залом следует череда прекрасных помещений, когда-то украшенных сверкающими зеркалами, золоченой лепниной и резьбой, полированным мрамором. Вся эта пышно декорированная анфилада была похожа на длинный золотой коридор, по которому лежал путь к трону российской императрицы.

Декоративное убранство Зимнего дворца являет собой полную гармонию архитектуры, скульптуры и живописи.

Фельдмаршальский зал

Фельдмаршальский зал — первое помещение Большой анфилады — был создан по проекту О. Монферрана в 1833-1834 гг. Зал заслужил печальную славу тем, что именно здесь 17 декабря 1837 г. начался пожар, нанесший дворцу огромный ущерб. При перестройке дворца между стенами Фельдмаршальского и соседнего, Петровского, зала было оставлено пустое пространство, куда выходили душники от печных дымоходов дворцовой аптеки и аптечной лаборатории, находившихся на первом и подвальном этажах. Нескольких искр оказалось достаточно, чтобы начали тлеть деревянные перегородки. Когда пламя вырвалось наружу, остановить пожар уже было невозможно.

Величественный зал был создан в память о событиях и лицах отечественной истории — сюда поместили портреты русских фельдмаршалов: графа П. А. Румянцева-Задунайского, князя Г. А. Потемкина-Таврического, князя италийского графа А. В. Суворова-Рымникского, князя М. И. Кутузова-Смоленского, графа И. И. Дибича-Забалканского, князя варшавского графа И. Ф. Паскевича-Эриванского. Портреты были спасены во время пожара и в 1839 г. возвращены в зал, восстановленный В. П. Стасовым «в прежнем виде». К середине XIX в. военно-историческая экспозиция пополнилась двумя грандиозными батальными полотнами. В годы Первой мировой войны, по решению императорской семьи, Фельдмаршальский зал, как и многие другие парадные помещения дворца, был отдан под военный госпиталь.

Петровский (Малый тронный) зал

За Фельдмаршальским следует Петровский зал. Он был создан в 1833 г. О. Монферраном и восстановлен Стасовым почти без изменений. В этом зале, посвященном памяти Петра I, архитектурной и смысловой доминантой стала композиция с аллегорическим полотном Дж. Амикони «Петр I с Минервою» в полуциркульной нише. Изображение обрамлено яшмовыми колоннами и увенчано фронтоном с императорской короной. Почетное место под портретом заняла историческая реликвия — тронное кресло императрицы Анны Иоанновны, изготовленное в 1731 г. в Лондоне знаменитым мастером Н. Клаузеном. Деревянная основа трона вправлена в массивное вызолоченное серебро, на спинке вышит серебром государственный герб Российской империи.

Элементы императорской атрибутики — монограммы Петра I, короны, двуглавые орлы — занимают особое место в декоративном убранстве зала. Даже обивка стен из темно-малинового бархата служит фоном для композиций с вышитым серебром государственным гербом (обивка менялась не только из-за ветхости, но и в связи с преобразованиями герба России). Данная символика, как и живописные вставки в люнетах с изображением знаменитых сражений Северной войны, воспринималась современниками как «палладиум русского величия и славы», прославлявший могущество Империи.

Гербовый зал

Второй по величине зал Зимнего дворца — Гербовый. Существовавшая здесь с конца XVIII в. галерея ранее называлась Белой. В 1830 г. она получила новое смысловое значение. В ней были установлены скульптурные группы русских воинов с изображениями гербов российских губерний, укрепленными на древках копий. Скульптурные композиции включали знамена и пики, осененные двуглавыми орлами и увенчанные лавровыми венками. (Скульптурные группы были выполнены по моделям В. И. Демут-Малиновского и Н. А. Токарева.)

При восстановлении после пожара Стасов увеличил зал в длину, внес некоторые изменения в его композицию, а фигуры воинов были полностью восстановлены скульптором Ю. Штрейхенбергом в первоначальном виде. Патриотическая композиция определила и название зала в Большой анфиладе Зимнего дворца. Зал получил название Гербовый. Изображения гербов были введены даже в композицию люстр.

Декор зала подчеркнут обилием золота в украшении колонн, расположенных по всему периметру помещения, и балюстрадах хора. Золотом написаны и арматуры, имитирующие лепку.

Военная галерея 1812 года

Галерея была сооружена по проекту К. И. Росси как памятник победе над войсками Наполеона во время Отечественной войны 1812 г. Она была торжественно открыта 25 декабря 1826 г. в присутствии генералов, офицеров и солдат, награжденных за участие в войне 1812 г. и заграничном походе русских войск 1813-1814 гг.

Образованная на месте шести комнат, существовавших ранее, галерея представляет собой узкий, вытянутый зал длиной более пятидесяти метров. Она перекрыта мощным цилиндрическим сводом со световыми фонарями и большими бронзовыми люстрами.

Над входными дверями даты — «1812», «1813», «1814», а в лавровых венках начертаны названия исторических мест, где русская армия одержала победу над наполеоновскими войсками.

На затянутых красным сукном стенах размещены 332 портрета генералов — участников Отечественной войны 1812 г. Все портреты написаны в мастерской Джорджа Доу, английского художника, специально приглашенного для выполнения этой работы в Россию. Также в галерее помещены изображения глав государств, входивших в антинаполеоновскую коалицию, и главнокомандующих армиями — короля прусского Фридриха-Вильгельма III и императора австрийского Франца-Иосифа I. В конце галереи находится конный портрет императора Александра I. Во время пожара все портреты были спасены и после восстановления галереи вновь заняли свои прежние места.

Георгиевский (Большой тронный) зал

Большую анфиладу завершает Георгиевский, или Большой тронный, зал. Помещение оформляли в 1790-х гг. по проекту Дж. Кваренги. Его особенностью была отделка разноцветным мрамором. Восстанавливая зал после пожара, Стасов значительно изменил характер убранства, сохранив лишь его общие пропорции. В новой отделке архитектор использовал белый каррарский мрамор, доставлявшийся из Италии. Белизна стен и колонн оттенялась только блеском позолоченной бронзы. Потолок был сделан подвесным, металлическим, с глубокими кессонами, украшенными выбитыми из меди позолоченными орнаментами. Отделку осуществляли приехавшие из Италии мастера. Скульптором Ф. дель Неро создан мраморный барельеф с изображением св. Георгия Победоносца. Под барельефом раньше находилось тронное место. В 1940-х гг. вместо трона установили громадную мозаичную карту Советского Союза в раме из белого мрамора с бронзой. (Сейчас она находится в Горном музее.)

Паркет зала был составлен из шестнадцати различных пород дерева.

Особое место в зале занимали элементы государственной символики России: изображения двуглавых орлов были введены даже в декор люстр. С освященным в 1841 г. Георгиевским залом связана вся последующая официальная история Российского царствующего дома.

В начале XX в. в этом зале проходило открытие Государственной Думы.

Малахитовая гостиная

Вместе со Стасовым интерьеры Зимнего дворца после пожара восстанавливал архитектор А. П. Брюллов. Реставрируя Малахитовую гостиную, оформленную О. Монферраном в 1830 г., Брюллов отчасти сохранил замысел своего предшественника. Вместо яшмы он использовал другой поделочный камень — малахит. (Более двух тонн этого ценного материала было подарено уральским заводчиком П. Н. Демидовым.) Зеленый цвет малахита оригинально сочетался с белым мрамором стен и золотом лепки. Колонны, пилястры и камины были выполнены в технике «русской мозаики» — наклеивание на основу тонких пластин камня. Южную стену, облицованную белым искусственным мрамором, как и до пожара украсили написанные художником А. Виги аллегорические фигуры, олицетворяющие День, Поэзию и Ночь. В зале были выставлены многочисленные изделия из малахита, начиная с мелких вещей и заканчивая большой вазой между окнами. Гостиная была пограничным помещением между парадными залами и личными покоями императриц. Во время «высочайших выходов» возле Малахитовой гостиной выстраивался караул Кавалергардского полка.

Белый зал

Этот зал был декорирован в 1841 г. к свадьбе наследника престола Александра Николаевича (будущего императора Александра II) и стал главным парадным залом его апартаментов. В интерьер были включены лепные изображения военных трофеев, роспись с аллегорическими и мифологическими сюжетами. Четыре скульптурные женские фигуры олицетворяли различные искусства, на барельефах были изображены Юнона и Юпитер, Диана и Аполлон, Церера и Меркурий, Веста и Нептун. Фриз украшали фигуры путти и сложные орнаментальные мотивы. Обилие лепного и скульптурного убранства было уравновешено удачно использованными белыми оттенками интерьера. Монохромность декора оживляли яркие двери из красного дерева с позолотой, бронзовые золоченые люстры, темный мраморный камин и красная обивка мебели.

В царствование Александра II зал имел особое значение: парадные приемы и церемонии в основном проходили не в северной части дворца, как это было при Николае I, а в южной, непосредственно примыкавшей к покоям императора и императрицы.

Будуар

Это помещение для жены Александра, великой княгини Марии Александровны было оформлено архитектором А. П. Брюлловым. В1853 г. архитектор Г. Э. Боссе полностью изменил его отделку. Новые апартаменты императрицы были стилизованы в духе рококо — с тонкой прорисовкой резных золоченых мотивов, виртуозно включенными в интерьер зеркалами, визуально увеличивающими пространство, и живописными вставками. Часть помещения была отделена ступенькой, низкой фигурной бронзовой решеткой и драпировкой, в результате чего получился своеобразный альков. Ткань гранатового оттенка для стенных панно, обивки мебели, драпировок на окнах и дверях и оформления арки алькова была заказана во Франции на фабрике Кортье. В качестве десюдепортов Боссе использовал картины.

Готическая библиотека

Помещение для библиотеки было создано для императора Николая II сразу после его восшествия на престол в 1894-1895 гг. По замыслу архитектора А. Ф. Красовского, интерьер должен был вызывать не только конкретные ассоциации со средневековыми монастырскими библиотеками, но и общее ощущение глубокой погруженности в прошлое. Готические орнаментальные мотивы (стрельчатые арки, трилистники, четырехлопастные розетки) введены и в оформление расположенных в два яруса книжных шкафов, и в резьбу ограждения лестницы и галереи второго яруса. Участки стен, свободные от книжных шкафов, обтянуты красной кожей с золотым тиснением. Особое место в библиотеке занимал огромный камин, выполненный из бременского песчаника.

Библиотека, находившийся рядом кабинет, биллиардная и приемная составляли деловую часть покоев последнего российского императора.

Золотая гостиная

Золотая гостиная была главным парадным помещением в покоях Марии Александровны, жены императора Александра И. Ее отделка, по замыслу архитектора, перекликалась с убранством Малахитовой гостиной в покоях императрицы Александры Федоровны (матери Александра II). Одно время Малахитовая гостиная тоже называлась Золотой.

Потолок зала украшал золоченый лепной орнамент. Стены и свод были покрыты белым искусственным мрамором, двери с резными украшениями и мебель были «сплошь вызолоченными». Контрастность подчеркивал синий тон штop и обивки мебели. Убранство дополнял мраморный камин с барельефом, обрамленный яшмовыми колоннами. В царствование Александра II в Золотой гостиной часто проходили семейные вечера, здесь устраивали рождественскую елку.

Зеленая столовая

Эта комната находится в юго-западном ризалите Зимнего дворца, в группе помещений, выходящих на Адмиралтейство и Дворцовую площадь. Столовая расположена в глубине здания и не имеет окон. Для ее освещения в потолке был сделан остекленный просвет. Лишь одна стена в помещении не имеет дверей. Через двери, расположенные в трех остальных стенах, столовая сообщалась с окружающими ее комнатами.

Зеленая столовая также оформлена в стиле рококо, она решена парадно и пышно. Светлая, мягкого зеленого тона окраска стен способствует лучшей освещенности. Лепка подчеркнута белой окраской, использована скульптура, большую роль в оформлении играет живопись.

На стенах размещены панно в лепных рамах изогнутых очертаний с орнаментом в стиле рококо. Такой же орнамент выполнен на дверях и в обрамлении зеркал, украшающих одну из стен. На дверных простенках — рельефные украшения: битая дичь с изящными охотничьими рогами и рыбы с сетями и гарпунами. Ниши над дверями сделаны в виде раковин и заполнены фигурками амуров. Верхние части стен с двух сторон украшены живописными панно с сюжетами на тему охоты, с двух других — барельефными архитектурными композициями. Падуга зала оформлена картушами с изображениями амуров и раковин.

Мебель в стиле рококо и резные канделябры на стенах созданы по проекту Штакеншнейдера.

Облик Зеленой столовой сохранился без изменения до наших дней. Только световой просвет в потолке теперь закрыт.

Большая церковь

Церковь была создана во время строительства дворца и освящена в 1762 г. во имя Воскресения Господня. В 1763 г., при перенесении в церковь образа Христа Спасителя, храм был еще раз освящен, на этот раз в честь образа Спаса Нерукотворного. С 1807 г. церковь получила статус собора. До пожара придворный собор считался одним из замечательнейших творений великого зодчего.

При восстановлении после пожара перед В. П. Стасовым стояла задача воссоздания церкви «в прежнем виде». Крайне важным представлялось сохранить облик храма, в котором происходили важнейшие события в истории царствующего дома (крещения, венчания, принесения присяг). Зодчему не только удалось воспроизвести барочную стилистику, но и вернуться к первоначальному решению Растрелли. Например, воссоздать купол — важнейший символ православного храма, закрытый к тому времени плоским потолком. Значительная часть декоративного убранства — фигуры ангелов над колоннами, украшавшие перекрытия головки херувимов и орнаментальные мотивы, скульптурные фигуры иконостаса — была выполнена из папье-маше. Великолепный по рисунку резной иконостас, увенчанный распятием с предстоящими Иоанном Крестителем и Богоматерью, запрестольный киот и кафедру также восстанавливали по старым чертежам. Образа иконостаса, написанные в 1760-х гг. русскими художниками И. И. Вельским, И. Я. Вишняковым и итальянским мастером Ф. Фонтенбассо, были спасены при пожаре и после восстановления церкви заняли свои прежние места. Монументальные произведения Фонтенбассо — фигуры евангелистов и композиция «Воскресение Христово», украшавшая плоский потолок притвора, — погибли в огне. В 1838-1839 гг. они были вновь написаны Ф. И. Бруни (фигуры евангелистов) и П. В. Васиным (плафон). В соборе хранились штандарты гвардейских полков и Андреевский флаг Гвардейского флотского экипажа.

Малая (Белая) столовая

Малую столовую раньше называли Помпейской. Ее оформлял А. П. Брюллов в духе античной архитектуры. Из прежнего убранства столовой до нас дошли только некоторые предметы мебельного гарнитура, созданного по проекту Брюллова. В 1894 г. к свадьбе императора Николая II архитектор А. Ф. Красовский переделал интерьер столовой в стиле рококо — с изысканной прорисовкой лепных орнаментальных мотивов, включающих раковины, гирлянды, завитки. Мебель была выполнена по рисункам архитектора Н. В. Набокова также в подражание этому стилю. Изящное оформление дополнили подлинные произведения мастеров XVIII в. — шпалеры, изготовленные на Петербургской шпалерной мануфактуре (три аллегории, изображающие части света — «Азия», «Африка», «Америка» и декоративное панно «Лебеди»), а также хрустальная люстра, привезенная из Англии.

Ротонда

Это помещение напоминает круглые античные храмы, имевшие естественное освещение через просвет свода. Восстанавливая после пожара Ротонду, созданную в 1830-х гг. О. Монферраном, А. П. Брюллов значительно изменил не только ее декор, но и конструкцию: сделал купол не пологим, а полусферическим. Современники восхищались «возвышенным, смелым и стройным каменным куполом, заменившим полуплоский деревянный потолок». Ротонду, находившуюся рядом с личными покоями императрицы, использовали для парадных церемоний, концертов и праздников. Так, в царствование Николая I, накануне Рождества, в Сочельник, Александра Федоровна обычно устраивала здесь елку для своих детей и детей самого близкого круга придворных. С середины XIX в. в Ротонде были выставлены парадные портреты членов императорской семьи.

Александровский зал

Завершает Большую анфиладу Александровский зал. Еще до пожара, в 1834 г., А. П. Брюллов составил проект устройства памятного зала в честь Александра I на месте Кавалергардского зала и проходных комнат. Осуществил свой замысел архитектор уже при восстановлении дворца после пожара. Огромный двусветный зал стал одним из наиболее эффектных парадных помещений, созданных Брюлловым. Оригинальные перекрытия зала — веерные своды, несущие пологие купола, — позволили современникам характеризовать его как выполненный в «византийском вкусе». Зодчий также использовал элементы другого стиля — готики: пучковые пилястры визуально увеличивали высоту зала. На торцевой стене был помещен портрет императора работы Дж. Доу, над ним — барельеф с профильным изображением Александра «в виде славянского божества Родомысла», олицетворяющего мудрость и храбрость.

Убранство зала прославляло не только императора Александра I, но и победы русской армии во время Отечественной войны 1812 г. и заграничного похода русских войск в 1813-1814 гг. Фриз зала украшают 24 медальона работы Ф. П. Толстого, в аллегорической форме рассказывающие об этих событиях, а также фигуры Славы. Мемориальный характер зала также подчеркивают четыре огромных батальных полотна.

ЭРМИТАЖ

Просвещенная императрица Екатерина II, следуя примеру Петра I, собрала ценнейшие коллекции живописи. Год за годом дворцовый музей пополнялся не только картинами, но и гравюрами, скульптурами, резными камнями, монетами, медалями, гобеленами, ювелирными изделиями. Датой основания музея считается 1764 г., когда во дворец доставили коллекцию из 225 картин, купленных Екатериной П. Затем последовали новые приобретения. В связи с необходимостью достойно разместить эти сокровища началось строительство зданий, непосредственно примыкающих к Зимнему дворцу и предназначенных для постоянно растущей коллекции.

Малый Эрмитаж

Малый Эрмитаж состоит из двух павильонов и соединяющих их галерей. Эта группа построек была возведена в 1764-1775 гг. архитекторами Ж. Б. Валлен-Деламотом (корпус на Дворцовой набережной) и Ю. М. Фельтеном (трехэтажный корпус по Миллионной улице).

Малый Эрмитаж входит в комплекс зданий, расположенных в непосредственной близости от Зимнего дворца и образующих с ним единое целое. Однако композиция двух его корпусов различна.

Фасад северного корпуса, обращенный на Неву, решен в стиле раннего классицизма. Его центральная часть оформлена в виде монументального портика из шести коринфских колонн. Колонны объединяют второй и третий этажи, тем самым продолжая линию Зимнего дворца. Первый же рустованный этаж играет роль постамента. По бокам портика расположены статуи древнеримских богинь: Флоры — богини цветов и Помоны — богини плодов и садов. Аттик здания также венчает скульптурная группа.

Фасад южного корпуса, выходящий на Миллионную улицу, решен совсем иначе. Оформление первого этажа колоннами повторяет отделку фасада Зимнего дворца. Второй и третий этажи украшены пилястрами и барельефами.

Малый Эрмитаж был задуман Екатериной как место времяпровождения узкого круга приближенных, приглашаемых на ужины и концерты, а также для размещения произведений искусства.

В северном корпусе, выходящем окнами на Неву, расположен двусветный Белый мраморный зал, а по его сторонам — два небольших кабинета. В кабинете с восточной стороны находился подъемный стол, который сервировали на нижнем этаже и с помощью специального механизма поднимали наверх.

В южном корпусе, выходящем окнами на Миллионную улицу, находился зимний сад. В восемнадцатом столетии из внутренних комнат Зимнего дворца в Эрмитаж проходили по крытому мостику, устроенному со стороны площади. Такой же переход со стороны Невы появился лишь в XX в.

В 1840-1843 гт. архитекторами В. П. Стасовым и Н. Е. Ефимовым над южным корпусом был надстроен четвертый этаж. Северный же павильон переделывал А. И. Штакеншнейдер. Наружную архитектуру он не изменил: лишь отремонтировал фасад здания и воссоздал украшавшие его статуи. Внутри же были проведены значительные работы. Вместо строгих классических анфилад появились группы помещений, свободно соединенных друг с другом.

Роскошный двусветный зал (он называется Павильонным) Штакеншнейдер создал на месте пяти изолированных замкнутых комнат. Новый зал поражал большим пространством, обилием света и воздуха, легкостью, изяществом, праздничностью.

Зал освещен с четырех сторон. Он открыт к просторам Невы и в уютный Висячий сад, который связывает оба павильона на уровне второго этажа. Благодаря такой тесной связи с окружающим пространством зал напоминает парковый павильон.

Из натурального мрамора высечены колонны зала и ступени лестницы, ведущей на хоры. Стены облицованы искусственным мрамором. Посередине, на месте стены, отделявшей прежнее помещение от зимнего сада, проходит расположенная в два ряда колоннада. Арки, соединяющие колонны, и перекрытие над ними сплошь покрыты лепным орнаментом, местами золоченым. Над арками со стройными каннелированными колоннами находится еще один ряд арок, но уже меньшего масштаба.

Павильонный зал оформлен в светлых тонах, однако в нем имеется несколько цветовых акцентов. Это колонны пестрого, серовато-зеленого мрамора, розоватые подсветки стены у фонтанов и, наконец, многокрасочная живопись в нише и в медальонах пилястров.

Сверкающая позолотой лепка потолка, множество роскошных хрустальных люстр, беломраморные камины со скульптурными рельефами, зеркала в золоченых рамах делают зал ослепительно нарядным. В боковых частях зала на стенах располагались классические барельефы. Широкое поле пилястров было целиком заполнено лепным золоченым орнаментом, в который вставлены овальные медальоны с живописью, выполненной художником И. А. Гохом.

Аллегорические фигуры, олицетворяющие искусство — музыку, поэзию, живопись, архитектуру и скульптуру, — также написанные Гохом, размещались в нише напротив лестницы. Ниша была декорирована колоннами из цветного мрамора. В другом конце зала мраморная лестница ведет на верхнюю аркаду и к небольшим балкончикам по углам помещения. Лестница выглядела очень эффектно: ее мраморные уступы были уставлены цветами и зеленью.

Своеобразие отделке зала придают изящные балкончики с ажурной решеткой и четыре «фонтана слез», установленные по сторонам лестницы и ниши с колоннами. Вода здесь, медленно стекая, падает из одной раковины в другую.

Создавая Павильонный зал, зодчий сумел добиться не только гармонии цвета, но и гармонии архитектурных форм. Элементы разных стилей архитектуры — античности, итальянского Возрождения, классицизма — согласованы между собой, составляют единство оформления.

Убранство зала дополняет паркет из наборного дерева. Часть пола выложена цветным мрамором, окружающим большую мозаичную картину. Мозаика была выполнена русскими художниками В. В. Раевым, И. С. Шапошниковым, В. Ф. Федоровым, Е. Г. Солнцевым в 1847-1851 гг. Это уменьшенная копия с древней мозаики, найденной при раскопках в окрестностях Рима и хранящейся в Ватикане. Сразу же после установки мозаики в зале для нее было сделано металлическое ограждение, которое сохранилось до наших дней.

В настоящее время в зале находятся столики наборной мозаичной работы, выполненные в XVIII-XIX вв., и часы «Павлин», изготовленные в XVIII в.

Старый Эрмитаж

Из Малого Эрмитажа по застекленному переходу можно пройти в здание Старого, или Большого, Эрмитажа. В 1770-1787 гг. архитектор Ю. М. Фельтен возвел его в одну линию с Малым Эрмитажем, использовав при этом фундаменты и стены старых строений, существовавших здесь с начала XVIII в.

Главный фасад Старого Эрмитажа в формах раннего классицизма является образцом безордерного решения. В оформлении его нет ни колонн, ни пилястров. Здание оживляют три небольших ризалита, расположенные в центре и по краям. Фасад украшают небольшие лепные вставки. Между первым и вторым этажом проходит небольшой карниз. Первый этаж обработан рустами с полуциркульными окнами. Здание завершено классическим карнизом и небольшим аттиком.

Над Зимней канавкой был сооружен арочный переход, соединяющий Старый Эрмитаж с Эрмитажным театром, построенным Дж. Кваренги. В помещениях здания разместились картины западноевропейских мастеров, приобретенные Екатериной II.

Перестраивая в 1850-х гг. здание Старого Эрмитажа, архитектор А. И. Штакеншнейдер сохранил общий характер его фасада. Зато планировка и отделка помещений подверглись значительным изменениям. Старые деревянные перекрытия были сняты и заменены новыми, металлическими. Архитектор увеличил площадь здания за счет переделки дворового фасада. Появилась новая группа помещений и существенно преобразилась старая часть здания. На прежнем месте осталась только лестница, выходящая на Зимнюю канавку. Лестница соединяла здание с Эрмитажным театром и получила название Театральная. Все помещения первого и второго этажей были перепланированы.

В западной части здания на месте большого Овального зала зодчий построил эффектную парадную лестницу, которая вскоре получила название Советская лестница (в XIX в. в Старом Эрмитаже проходили заседания Государственного Совета). Лестница декорирована колоннами, вытесанными из белого мрамора и олонецкого порфира. Ее довольно крутые ступени лежат на косоурах. Балки искусно скрыты под штукатуркой и покрывающей ее лепкой.

Бельэтажная часть Советской лестница двусветная. Свет проникает сюда через окна с одной стороны и через открытые двери соседних помещений — с другой. Стены лестницы покрыты белым искусственным мрамором, они разбиты на филенки и декорированы сдвоенными пилястрами. Благодаря белому цвету пространство лестницы зрительно кажется больше, шире, исчезает ощущение сжатости помещения.

Ступени лестницы и колонны на первом ярусе выполнены из белого мрамора, а на площадках выложена мозаика из цветного мрамора. Особенно красочно оформлена верхняя площадка лестницы, где бордюр мраморного пола великолепно сочетается с рисунком металлической решетки лестницы.

Стены — белые, со светло-розовой каймой — оттеняют рисунок мозаичного пола и дверей из цветного дерева. Они гармонируют по цвету и с белым потолком, украшенным кессонами и лепным орнаментом. В центре потолка расположено живописное полотно работы французского художника XVIII в. Г. Ф. Дуайена, сохранившееся с времен существования Овального зала.

К Советской лестнице в западном крыле был устроен еще один подъезд, который также стал называться Советским. И старый восточный, и новый западный подъезды были оформлены чугунными навесами на тонких, тоже чугунных, колоннах с фонарями, сделанных по рисунку Штакеншнейдера.

Между Советской и Театральной лестницами проходят две анфилады бельэтажа. Одна из них выходит окнами на Неву (Невская анфилада), другая обращена окнами во внутренний двор. Эти жилые и парадные покои оформлены зодчим в 1850-е гг.

По своей отделке особенно выделяются два зала Невской анфилады — Парадная приемная (расположена сразу за Советской лестницей) и Большой зал (ныне Зал итальянского искусства XVI в.).

Стены Парадной приемной были затянуты золотистым шелком, а их панели обработаны желтовато-коричневым мрамором в тон пьедесталам колонн.

Пышность отделке придают не только восемь колонн из зеленой яшмы, но и пилястры с росписью по золоченому фону. В простенках между пилястрами раньше стояли золоченые консоли с зеркалами, рамы которых заканчивались вверху живописными медальонами. Яркое убранство дополняют двери из цветного дерева с расписными фарфоровыми медальонами и де-сюдепортами, мраморные камины с мозаикой и потолок, украшенный золоченой лепкой и живописью. Великолепный паркет благодаря удачному подбору оттенков древесины и рисунку напоминает красочный ковер.

Весь пышный декор приемной исполнен необычайно тщательно, отточена каждая деталь, вплоть до орнамента бронзовых дверных ручек. Убранство зала сохранилось, за исключением тканей на стенах и больших зеркал. Сейчас в этом зале представлено итальянское искусство эпохи Возрождения.

Другие залы Невской анфилады также оформлены наборными паркетами разных рисунков, дверями из дорогого дерева, декорированными бронзой и фарфоровыми медальонами, лепными барельефами, потолками с живописью, мраморными каминами. Не сохранились лишь шелковые ткани на стенах, утраченные в XX в.

Большой зал Невской анфилады двусветный, в шесть окон. В начале XIX в. он имел довольно строгую отделку, созданную Дж. Кваренги. Но к 1860 г. зал полностью изменил свой прежний облик. /

По проекту Штакеншнейдера стены помещения были облицованы искусственным мрамором белого цвета, с узкой каймой из зеленого и розового мрамора. Такое оформление придавало залу особую торжественность. На фоне светлого мрамора стен выделяются восемь темно-серых, с прожилками колонн из натурального итальянского мрамора. Колонны необычны своими высокими пьедесталами из коричневато-красного порфира, оплетенного узором из золоченой бронзы.

С колоннами перекликаются гермы из такого же мрамора с полуфигурами атлантов в верхнем ярусе стены. Пьедесталы колонн гармонируют с коричневыми панелями стен и коричневато-красным фоном дверей. Шесть дверей Большого зала оформлены в технике «буль» (по имени французского мастера отделки мебели), они украшены черепаховой костью, отделанной бронзой.

Дополняют убранство зала мраморные камины, декорированные лазуритом и мозаикой, живописные панно на стенах и потолке, а также наборный паркет с красочным узором. Еще одна интересная деталь — десюдепорты. В них включены фигуры, поддерживающие медальоны с барельефами — портретами русских полководцев А. В. Суворова, М. И. Кутузова, П. А. Румянцева, Г. А. Потемкина, И. Ф. Паскевича. Первоначально помещения Невской анфилады предназначались для наследника престола и должны были напоминать о русской истории.

В анфиладе, обращенной во двор, не было больших парадных залов, но и здесь отделка комнат отличалась разнообразием и богатством материалов и декоративных приемов. Несколько помещений объединяло общее стилевое решение. Штакеншнейдер выполнил их в традициях рококо.

Среди этих комнат выделялась Парадная опочивальня. Она была затянута голубым шелком, с легкими золочеными узорами на пилястрах и потолке, с нарядным камином из белого мрамора и живописью в десюдепортах. Убранство ее в основном утрачено, сохранились лишь некоторые детали.

В зале для заседаний Государственного Совета с окнами, выходящими на Неву, были затянутые бархатом стены с бронзовыми золочеными украшениями в виде орлов, гербами России и ее губерний. На стенах красовались резные деревянные пилястры. Резьбой были отделаны панели стен, филенки и карнизы дверей. Потолок украшала легкая лепка. Убранство зала дополнял наборный паркет с рисунком.

В таком виде зал существовал до 1885 г., когда Совет был переведен в Мариинский дворец. После этого интерьер зала значительно изменился. Из прежнего оформления ничего не осталось, кроме лепки на потолке.

В 1783-1792 гг. вдоль западной стороны набережной Зимней канавки, под прямым углом к Старому Эрмитажу, по проекту Дж. Кваренги был возведен корпус Лоджий Рафаэля.

Перекрытая сводами длинная галерея, находящаяся на втором этаже этого корпуса, является довольно точной копией части папского дворца в Ватикане, которая была построена в XVI в. одним из крупнейших архитекторов эпохи Возрождения Браманте и расписана великим итальянским художником Рафаэлем и его учениками. Только эрмитажные Лоджии Рафаэля не открытые, как в Риме, а застекленные. Росписи, заказанные Екатериной, исполнил художник X. Уинтербергер.

Спустя полвека корпус Лоджий Рафаэля вошел в состав Нового Эрмитажа.

Эрмитажный театр

Здание возводилось уже в эпоху строгого (зрелого) классицизма по проекту Дж. Кваренги. Строился театр в 1783-1787 гг. в три этапа. На первом этапе внутри старого Зимнего дворца были сооружены зал и сцена; на втором — расширена сцена и отделан зал; и только на третьем — возведены лицевой корпус на набережной и другие помещения.

В ходе сооружения здания Кваренги использовал стены корпуса старого Зимнего дворца, возведенного здесь более полувека назад. Эрмитажный театр завершил застройку набережной, он составляет с Зимним дворцом целостный, хотя и разности-левой ансамбль.

Фасад Эрмитажного театра подчеркнут торжественной коринфской колоннадой, слегка утопленной в стене и поднятой на высокий рустованный цоколь. Колоннада здесь имеет чисто декоративное значение. Она ограничена выступающими боковыми ризалитами и объединяет второй и третий этажи. Окна первого этажа с полуциркульными завершениями, второго — прямоугольные, оформленные треугольными сандриками. На фасаде совсем нет лепных украшений. В круглых и овальных нишах на гладких плоскостях боковых ризалитов установлены статуи и бюсты античных поэтов. Венчает здание мощный антаблемент.

Не менее блестяще зодчий решил и задачу оформления интерьера. Зрительный зал — центр всего здания — расположен полукругом, в духе античных амфитеатров. Размеры зала небольшие, но благодаря нарядному оформлению он выглядит очень торжественно. Стены декорированы колоннами коринфского ордера. Ниши в простенках между ними заняли статуи Аполлона и девяти муз, а верхний пояс — квадратные углубления с барельефными медальонами. Все это скульптурное убранство исполнил К. Альбани.

Эрмитажный театр соединен со зданием Старого Эрмитажа крытым переходом, внутри которого устроено фойе. У театра нет парадного подъезда. Пройти в него можно из дворца через здание Малого и Старого Эрмитажа и арку над Зимней канавкой.

Новый Эрмитаж

Императором Николаем I было принято решение о строительстве еще одного здания для увеличивавшейся коллекции Эрмитажа. Проект «Императорского музеума» разработал известный баварский специалист в области архитектуры музеев Лео Кленце. Строительство велось под руководством петербургских архитекторов В. П. Стасова и Н. Е. Ефимова. Они внесли в проект некоторые изменения.

В 1852 г. здание музея, получившее название Новый Эрмитаж, было построено. Архитектор Кленце, бывавший в Петербурге наездами, принимая законченную постройку, с большой похвалой отозвался о русских мастерах — зодчих и строителях: «Исполнение работ произведено столь изящно и отчетливо, что ни одно здание в Европе доселе не было так выстроено».

В стилистическом отношении здание уже не принадлежит классицизму, а является типичным примером более позднего, неогреческого направления в архитектуре. В его оформлении использовано много мотивов и деталей, заимствованных из античной архитектуры: атланты, гранитные гермы в окнах второго этажа, пилястры, пальметты, львиные маски.

Здание Нового Эрмитажа — строгое монументальное сооружение. Его центр отмечен массивным портиком, который украшают десять атлантов из серого гранита, изваянных русским скульптором А. И. Теребеневым по эскизу мюнхенского мастера И. Хальбига. Атланты поддерживают на своих могучих плечах балкон. На фасадах — в нишах и на консолях — расставлены статуи выдающихся художников, скульпторов, историков искусства разных времен. Скульптуры изготовлены по моделям В. И. Демут-Малиновского, Н. А. Токарева, А. В. Логановского и других выдающихся мастеров.

Оформление интерьеров здания также отражает начавшийся переход от классицизма к эклектике. Наиболее интересна Парадная лестница с великолепной коринфской колоннадой, сооруженная в традициях классицизма. В оформлении большого Двадцатиколонного зала, построенного наподобие античной базилики, заметно влияние стиля «неогрек» — одного из ответвлений эклектики. Два ряда серых гранитных колонн делят зал на три продольные галереи. Подобная планировка была принята в греческих и римских храмах. Пол зала представляет собой мозаику из разноцветного мрамора.

Праздник в честь открытия музея проходил с таким же блеском, как и другие придворные торжества. В Эрмитажном театре шел спектакль, который смотрели представители петербургской знати. Ужин устроили в музейных залах, где висели картины великих мастеров. Яркие огни от тысяч свечей, отражаясь в люстрах и позолоте, придавали роскошным помещениям сказочный вид.

Билеты в музей выдавала придворная контора только по рекомендации влиятельных лиц; сюда пускали только во фраках и парадных военных мундирах. Для художников музей превратился в подлинную школу живописи и скульптуры. Посещение Эрмитажа становилось потребностью культурных людей России.

Зимний дворец вместе со зданиями Малого, Старого и Нового Эрмитажей и Эрмитажного театра образуют единый дворцовый комплекс, которому мало равных в мировой архитектуре. В художественном и градостроительном отношении его относят к числу высших достижений русского зодчества XVIII-XIX вв. Все залы этого дворцового ансамбля ныне занимает Государственный Эрмитаж — один из крупнейших музеев мира, обладающий огромными коллекциями произведений искусства.

Дворцовая наб., 38