Blue Flower

После смерти Константина Николаевича, с 1892 г. по 1911 г., Стрельнинской усадьбой владела вдова великого князя Александра Иосифовна, пережившая мужа на двадцать лет. Она всегда держалась в стороне от политики, уделяя внимание в основном благотворительной деятельности. Заботясь о нуждающихся, открывая для них приюты и лечебницы, она не оставалась равнодушной и к нуждам культуры, основывая школы, библиотеки, благотворительные фонды, помогая молодым композиторам, музыкантам и художникам. Однако в личной жизни княгиня не была счастлива. С годами увяла прежняя красота, на смену ей пришло выражение вечного страдания. Возрастающее безразличие, а затем и откровенная неверность мужа, проблемы с детьми, слабое здоровье и расшатанные нервы подтачивали силы великой княгини.

«Мама в сильнейшем истерическом настроении. Очень мучительно слушать ее порывистые, страстные переходы от слез к осуждению всех и вся» — записи подобного рода часты в дневнике ее сына Константина Константиновича. «Мама опять провела день в моем кабинете. Она убита горем больше всех»,— писал он же после кончины отца.

К тому же много страданий и позора пережили Александра Иосифовна и ее муж по вине своего старшего сына Николая. В 1874 г., увлеченный американской танцовщицей Фанни Лир и постоянно нуждающийся в деньгах для поддержания ее привязанности, Николай Константинович пошел на преступление — похитил из оклада фамильной иконы крупные драгоценности. Александра Иосифовна, склонная во всем видеть руку провидения, заболела с горя. Она считала икону хранительницей домашнего благополучия и восприняла ее разорение как недобрый знак, суливший беду. Расследование показало, что преступником оказался ее старший сын. После этого его жизнь была окончательно перечеркнута: он был провозглашен опасным душевнобольным и отправлен в ссылку в Ташкент, ему было запрещено возвращаться в столицу, даже на похороны родителей. Александре Иосифовне больше не удалось свидеться со своим первенцем (Николай Константинович оставался в Туркестане до своей смерти от воспаления легких в 1918 г.). Кроме того, в 1879 г. Александра Иосифовна оплакала смерть своего младшего семнадцатилетнего сына Вячеслава. Все эти горестные семейные события тяжким грузом лежали на душе великой княгини долгие годы. Последние семь лет жизни ослепшая и больная Александра Иосифовна безвыездно провела в Санкт-Петербурге, в Мраморном дворце, где и скончалась в 1911 г.

После ее смерти Стрельна перешла к младшему сыну великокняжеской четы Дмитрию Константиновичу (1860—1919). Он родился здесь же, в Константиновском дворце, и был крещен в Петергофе. С 1892 по 1917 г. великий князь Дмитрий командовал конно-гренадерским полком, дослужился до чина полковника. Кроме того, он был всесторонне образованным и глубоко верующим человеком. При нем в Константиновском дворце была возобновлена церковь на прежнем месте по новому проекту. Сам Дмитрий Константинович занимал в Стрельнинском дворце комнаты, ранее принадлежавшие его покойному отцу, великому князю Константину Николаевичу, находящиеся на первом этаже западного флигеля.

Великий князь Дмитрий не был женат. Все его время уходило на служебные занятия, на самообразование и на посещение богослужений. Кроме того, его очень интересовало коневодство, ему принадлежал конный завод, в который он вложил все свое состояние. Мечтой Дмитрия Константиновича было выведение русской орловско-ростопчинской породы лошадей.

Великий князь Дмитрий, как в свое время и его мать Александра Иосифовна, был покровителем стрельнинского «Братства для ближнего», под его патронажем находились хирургическая больница, лазарет и пожарная дружина в Стрельне. Он устраивал благотворительные концерты и спектакли с участием известных актеров. В бытность его хозяином имения гостеприимную Стрельну посещали протоиерей Иоанн Кронштадтский, певец Ф.Шаляпин, поэты А.Ахматова и А. Блок.

В конце XIX — начале XX в. Стрельна продолжала оставаться модным дачным местом. Для любителей активного отдыха здесь имелся велосипедный циклодром с крутыми виражами, действовал Стрельнинский парусный клуб. У Стрельнинской пристани находилось просторное помещение для собраний и вечеров с танцами и летний театр. В книге Д. А. Засосова и В. И.Пызина «Из жизни Петербурга 1890-х—1910-х годов» так говорится о тогдашней Стрельне: «Это был веселый дачный поселок, и молодежь с удовольствием туда ездила. У них было много развлечений: катание на лодках по речушке, курзал, где проходили любительские спектакли и танцы, циклодром, по которому носились велосипедисты, катание на яхтах, благо яхт-клуб помещался в устье реки Стрелки, прогулки по Константиновскому и Михайловскому паркам и походы в Ропшу. Но главным развлечение было гулянье по платформе станции со стороны отбытия в Петербург. Здесь часами слонялась молодежь, знакомилась между собой...»

В это время в Стрельне, кроме дворца великого князя, было около 200 частных домов; кроме того, в ней имелись артиллерийские казармы, почтовая станция, две фабрики, десятки разных торговых заведений. В Финском заливе был развит рыболовный промысел. С 1896 г. в Стрельне работала школа садоводства. Она готовила садовых мастеров для частных и казенных огородов, парков, фруктовых садов, питомников, оранжерей, цветников. Практические занятия проводились в богатых садоводческими традициями садах и парках Стрельны.

Для улучшения сообщения со столицей в 1910 г. под руководством инженеров Г. Графтио и А. Яковлева начали строить новую электрическую железную дорогу общего пользования, названную позже трамваем. Она должна была начинаться у Нарвских ворот и идти между железной дорогой и заливом по дачным местам через Стрельну, Петергоф до Ораниенбаума. Однако начавшаяся мировая война помешала завершить линию. Строители смогли сдать в эксплуатацию лишь участок от Санкт-Петербурга до деревни Кикинки (на окраине Стрельны). Это была первая в России и третья в Европе электрическая железная дорога.

В той или иной мере со Стрельной была связана и жизнь остальных детей Константина Николаевича (сына Константина, дочерей Ольги и Веры). Все они выросли религиозными и добросердечными людьми и были очень дружны между собою. Уже став королевой Греции, Ольга Константиновна постоянно наносила визиты братьям Константину и Дмитрию. Константин Константинович всю жизнь посвящал сестрам трогательные стихи.

Из всех детей Константина Николаевича наиболее известен именно Константин Константинович (1858—1915), второй сын великого князя, печатавший свои стихи под псевдонимом К Р.

Его жизнь и творчество неразрывно связаны со Стрельной, где он родился и где прошли его детство и юность. Великий князь всегда помнил о своей малой родине и возил с собой металлическую коробочку с землей Стрельны. Отец предназначал сына для службы во флоте. Юноша стал гардемарином. В 1877 г. за храбрость, проявленную в битве против турецкого флота недалеко от Силистрии, он был награжден Георгиевским крестом. Но морская служба не увлекла Константина Константиновича, и он перешел в сухопутные войска. Сначала командовал ротой Измайловского полка, затем возглавил лейб-гвардии Преображенский полк. Летом всю неделю он проводил в красносельском военном лагере и возвращался к себе в загородную резиденцию (Павловск или Стрельну) только на выходные. Когда Константин Константинович обзавелся семьей, он любил гулять по Стрельне с женой и детьми (об этом вспоминает в своих мемуарах его сын Гавриил).

Великий князь много читал, был прекрасно музыкально образован, любил театр, занимался художественными переводами, был глубоко религиозным человеком. Его всегда привлекала литература, и особенно лирическая поэзия. Стихи он начал писать еще в 1879 г. Его первое стихотворение «Псалмопевец Давид», подписанное К Р. (Константин Романов), было опубликовано в 1882 г. В течение длительного времени читатели не знали, что под этим криптонимом скрывается августейший поэт. Множество стихов Константина Константиновича было положено на музыку композиторами П. Чайковским, Р. Глиэром, А. Гречаниновым и другими и исполняются по сей день. Константин Константинович поддерживал дружеские отношения и переписывался с замечательными деятелями русской культуры: А. Фетом, И. Гончаровым, Я- Полонским, А. Майковым, П. Чайковским, М. Мусоргским и др. В 1889 г. великий князь был назначен президентом Академии наук. Кроме того, он был Главным начальником Военно-учебных заведений, попечителем Педагогических курсов при женских гимназиях.

В Измайловском полку великий князь Константин организовал так называемые «Досуги» — либерально-просветительский клуб, где устраивались чтения и любительские спектакли. В 1900 г. на сцене Эрмитажного театра был поставлен шекспировский «Гамлет», в котором великий князь играл заглавную роль, так как был наделен еще и актерским даром. В 1914 г. там же была поставлена драма самого Константина Константиновича, увлеченного христианской историей, «Царь Иудейский», в которой он исполнил роль Иосифа Аримафейского.

Великий князь Константин Константинович был женат на принцессе Саксен-Альтенбургской Елизавете Маврикиевне. У них родилось девять детей — шесть сыновей и три дочери. Лето семья всегда проводила за городом — в Павловске или в Стрельне. Хотя в собственности Константина Константиновича находился именно Павловский дворец, а Стрельна принадлежала с 1911 г. его младшему брату Дмитрию, он считал своей малой родиной именно Стрельну, связанную с воспоминаниями его детства и где его разросшаяся со временем семья теперь занимала в летние месяцы девять комнат в восточной части дворца. «В Стрельне дышится свободнее — вдали от большого двора, среди полной тишины и спокойствия... В Стрельне я сам себе барин, здесь живется как на даче»,— отмечал он. Более двадцати стихотворений были написаны великим князем именно в Стрельне.

В 1911 г. в Стрельне был устроен торжественный обед по случаю свадьбы его старшего сына Иоанна Константиновича с княгиней Еленой Петровной, урожденной принцессой Сербской. Само бракосочетание состоялось в церкви Большого Петергофского дворца. Гавриил Константинович так описывал этот обед в своих воспоминаниях: «Обед был в Турецком зале. В Стрельне не было электричества, и поэтому в люстры, висевшие в зале, были вставлены свечи. Во время обеда свечи стали падать на пол, одна за другой. Нам это было очень неприятно. Попадало много свечей. Теперь, после того как произошла революция и Иоанчик пал одной из ее многочисленных жертв, можно считать падение свечей плохим предзнаменованием, но вряд ли тогда это приходило кому-нибудь в голову».

Действительно, приближалась эпоха великих потрясений и многих потерь. В 1914 г. погиб на поле боя Первой мировой войны любимый сын Константина Константиновича Олег, а в 1915 г. — муж его дочери Татьяны князь Багратион-Мухранский. Великий князь Константин Константинович тяжело переживал эти утраты, здоровье его ухудшилось. 2 июня 1915 г. он скончался в Павловске и был похоронен в великокняжеской усыпальнице Петропавловского собора. На крышку его гроба высыпали землю Стрельны из металлической коробочки с надписью «О родине ль можно не помнить своей?..», которую он всегда носил с собой.

Дочь Константина Константиновича Вера позже написала о своем отце: «К великому нашему счастью, он не увидел революции со всеми ее ужасами, так трагически коснувшимися именно нашей семьи». Ведь всего через несколько лет жертвами революционных событий пали владелец Стрельны Дмитрий Константинович, арестованный и расстрелянный в Петропавловской крепости, его племянники Иоанн, Константин и Игорь Константиновичи, сброшенные в шахту в Алапаевске, и многие другие.

Читайте далее: Стрельна после революции