Blue Flower

Иван Кузьмич Коробов родился в Москве в 1700 г. в дворянской семье. О детстве и юности будущего архитектора известно очень мало.
В то время по указу Петра I «дети боярские» отправлялись за границу для изучения различных наук и военного дела. Желания молодых людей порою никто не спрашивал. Стране катастрофически не хватало квалифицированных специалистов, и царь, «поднявший Россию на дыбы», для воплощения своих целей не жалел ни своих подданных, ни самого себя.
Отправлен за границу был и Коробов. Однако впоследствии именно это оказалось большим преимуществом Коробова перед его современниками — русскими архитекторами Петербурга и Москвы. Он прошел отличную школу. Коробов учился в Голландии, куда прибыл в 1718 г. Петр I считал необходимым, чтобы русские архитекторы приобщились к опыту зодчих этой западноевропейской страны. В Голландии Коробов учился у архитектора Шеинфурта. Кроме архитектуры он изучал гидротехническое искусство. Коробов познакомился также с постройкой судов и выполнением проектных чертежей для них. Корабль XVIII века представлял собой своеобразное сооружение, носившее черты господствующего архитектурного стиля. Знакомство с корабельной архитектурой позволило Коробову участвовать в постройке судов. В архивах русского флота сохранился проект внутренней отделки царской яхты «Анненгоф», выполненный архитектором. Немногие другие уцелевшие его чертежи свидетельствуют не только о композиционном мастерстве, они замечательны по тонкости и изяществу графической манеры исполнения.
Коробов вернулся в Петербург в 1727 г. Он получил звание архитектора и назначение в Адмиралтейств-коллегию.
Здесь он занялся перестройкой в камне обветшавших складских и производственных помещений петровского Адмиралтейства, а также руководил застройкой всех городских территорий, закрепленных за этим ведомством. Помимо этого в его обязанности входили занятия с учениками.
В 1732 г. архитектор приступил к Ответственной работе — перестройке главного здания Адмиралтейства. Проект новой каменной башни Коробов выполнил в двух вариантах, и уже в 1738 г. строительные работы были завершены. Стройная 72-метровая башня, увенчанная позолоченным шпилем с яблоком и корабликом, замкнула перспективу главной улицы города и стала эмблемой молодой столицы — главного порта России и колыбели русского флота.
Руководя строительством Адмиралтейства, Коробов одновременно вел ряд других работ. Им были исполнены проект перестройки обветшалой Партикулярной верфи на Фонтанке и многих других строений. Коробову приписывается один из наиболее интересных памятников архитектуры XVIII века — сохранившаяся до наших дней Пантелеймоновская церковь на углу Пантелеймоновской улицы (ныне улица Пестеля) и Соляного переулка. Первоначально построенная в дереве, она была заложена в честь побед молодого русского флота над шведским флотом при Гангуте и Гренгаме, одержанных в день св. Пантелеймона 27 июля 1714 и 1720 гг., и входила в комплекс сооружений Партикулярной верфи. Каменная церковь была сооружена в 1735-1739 гг.
Многие работы Коробова остались неосуществленными, но постройки, которые он вел, и в первую очередь в Адмиралтействе, обеспечивали его ученикам широкое участие в большой и интересной практической работе, а следовательно, накопление знаний и опыта в области строительного мастерства. Вместе с Михаилом Земцовым Коробов закончил начатый Еропкиным трактат «Должность архитектурной экспедиции».
Тяжело больной, потрясенный политическими событиями 1740 г., когда были казнены кабинет-министр А. П. Волынский и архитектор П. М. Еропкин, Коробов в 1741 г. уехал в Москву. В Петербурге он оставил своего лучшего ученика С. И. Чевакинского, который возглавил все архитектурные работы, начатые, но не законченные архитектором. Несмотря на болезнь, в Москве Коробов продолжил педагогическую деятельность. В его архитектурной команде обучались Ухтомский и Кокоринов — крупные мастера следующего поколения русских зодчих.
Архитектор умер в Москве в 1747 г.