Blue Flower

Скульптор Марк АнтокольскийМарк (Мордух) Матвеевич Антокольский родился 21 октября 1843 г. в городе Вильне (ныне Вильнюс) в небогатой многодетной еврейской семье. Кроме младшего Марка в семье было еще шестеро детей. Сам скульптор позднее вспоминал: «Я не был балован никем, я был нелюбимый ребенок, мне доставалось от всех, кто хотел — бил меня, а ласкать никто не ласкал».
С самого детства мальчиком владело всепоглощающее увлечение рисованием. В тех же воспоминаниях Марк Антокольский отмечал: «...я рисовал по ночам, моя страсть не была понятна родителям, и они не только ее не поощряли, но жестоко преследовали ее». Вскоре мальчик начал лепить из глины и вырезать из дерева фигурки людей и животных.
Начальное образование будущий скульптор получил в еврейской школе (хедере), а в 1859 г. родители, не одобрявшие художественных наклонностей мальчика, все же отдали его на обучение в мастерскую резчика по дереву. Однажды, увидев репродукцию полотна «Христос и Богоматерь», написанного знаменитым фламандским художником А. Ван-Дейком, мальчик вырезал ее из дерева. Его работа стала известной в городе.
Трудно сказать, как могла сложиться судьба будуще го скульптора, если бы не А. А. Назимова — жена виленского губернатора, принявшая живейшее участие в судьбе будущего скульптора. Она упросила Антокольских отпустить сына в Петербург и ходатайствовала за него в Императорской Академии художеств.
Свои работы по дереву и кости юноша показал профессору Н. С. Пименову. Педагогу они понравились, и в 1862 г. Антокольский был принят в скульптурный класс Академии вольнослушателем. Художественная подготовка провинциала была очень слабой, и его обязали также заниматься рисунком. Пименов всегда интересовался успехами талантливого юноши, а после смерти профессора педагогом Антокольского стал скульптор И. И. Реймерс.
Способности и трудолюбие студента очень скоро принесли результаты. В 1864 г. он был награжден Малой серебряной медалью за вырезанный из дерева горельеф «Еврей-портной», а годом позже — Большой серебряной медалью за горельеф «Скупой», изготовленный из дерева и слоновой кости. Также во время учебы Антокольский выполнил работы «Мальчик, крадущий яблоки», «Поцелуй Иуды» и «Спор о Талмуде».
С 1863 по 1869 г. Антокольский лепил из воска композицию «Нападение инквизиции на евреев» и к ней этюд — изображение головы — под названием «Натан Мудрый». В 1871 г. эта работа была выставлена в Академии. Она пользовалась огромным успехом. Великая княгиня Мария Николаевна, занимавшая тогда пост президента Академии, заказала композицию в терракоте.
Во время учебы в Академии Антокольский серьезно заинтересовался русской историей, что моментально сказалось на его творчестве. Первой крупной работой молодого мастера стала статуя царя Ивана Грозного. Успех произведения был грандиозным. В выставочном зале Академии, где находилась скульптура, не рассеивались толпы народа. О студенте заговорили как о зрелом мастере. Посетивший выставку И. С. Тургенев написал Полине Виардо в Париж: «Сегодня я познакомился с молодым русским скульптором из Вильны, отмеченным исключительным талантом. Он изваял статую Ивана Грозного». Великая княгиня Мария Николаевна рассказала о статуе своему брату, императору Александру II, и тот посетил мастерскую скульптора. «Иван Грозный» произвел огромное впечатление на монарха, и он приобрел шедевр для Эрмитажа.
За создание статуи Совет Академии присвоил Антокольскому звание академика. Скульптор впоследствии писал: «Я заснул бедным — встал богатым; вчера был неизвестным — сегодня стал модным, знаменитым; был ничем и сразу сделался академиком».
Окончив Академию, в 1871 г. Антокольский отправился за границу, в Рим. Причиной путешествия было не только желание ознакомиться с шедеврами мировой скульптуры, но и обострившаяся болезнь легких. Врачи рекомендовали Антокольскому климат Италии.
Приехав в Рим, скульптор практически сразу начал работу над статуей императора Петра I, замысел создания которой родился у него еще во время учебы. Марк Матвеевич стремился создать портрет необыкновенной личности. В своих письмах он отмечал: «Необыкновенный во всех отношениях, это был не один человек, а „отливок" из нескольких вместе; у него все необыкновенно; рост необыкновенный, сила необыкновенная, ум необыкновенный. Как администратор, как полководец он тоже был из ряда вон. И страсти, и жестокость его были необыкновенны. То был отец своего времени, семейством его была вся Россия, ее одну он любил, он защищал ее, как орел, несущий птенцов на своих крыльях, и выставлял свою грудь против опасности... Без сомненья, Петр у нас единственный». Работа над скульптурой шла тяжело, выполненные эскизы не удовлетворяли требовательного к себе создателя. Несколько раз скульптор ломал и заново лепил голову статуи.
Наконец в 1872 г. работа была готова и прислана в Москву. Но, получившая похвальные отклики за границей, в России статуя ожидаемого успеха не получила. Антокольского упрекали В идеализации и традиционности решения образа императора. Однако впоследствии памятники Петру I, выполненные по модели Антокольского, появились в Петергофе, Архангельске и Таганроге. В 1909 г. в ознаменование 200-летия Полтавской победы памятник был установлен в Петербурге перед Сампсониевским собором.
Одновременно со статуей Петра I Антокольский выполнил эскизы конных статуй Ярослава Мудрого, Дмитрия Донского и Ивана III. По замыслу мастера они должны были стать своеобразной «скульптурной галереей» крупнейших русских исторических деятелей. Статуи предполагалось установить у Александровского (Литейного) моста через Неву, однако проект утвержден не был, и скульптору не удалось претворить этот замысел в жизнь. Тема русской истории в творчестве Антокольского стала отходить на второй план.
В 1874 г. Антокольский создал скульптуру «Христос перед судом народа». Художник И. Е. Репин, увидевший творение еще в мастерской, назвал его «огромным произведением». Статуя была отлита в бронзе, а затем для знаменитого предпринимателя С. И. Мамонтова высечена в мраморе. Тогда же скульптор начал работу над другой статуей, принесшей ему мировую известность, — «Сократ».
В Италии Антокольский творил и в жанре мемориальной скульптуры. Одним из наиболее проникновенных произведений мастера считается надгробие княжны М. А. Оболенской, установленное на римском кладбище.
Но жизнь в Риме не устраивала Антокольского. Искусство итальянцев-современников ему не нравилось. «Римляне работают, как дети — грациозно, мило, забавно по содержанию и пестро по исполнению. Сюжеты они черпают из своих же мастерских», — вспоминал позднее мастер.
В 1876 г. скульптор уехал в Париж. Город настолько ему понравился, что он решил там остаться. Год спустя Марк Матвеевич перевез в Париж все свои работы, выполненные в Италии, и принялся за новые — горельеф «Последний вздох», барельефы «Безвозвратная потеря» и «Голова Иоанна Крестителя», проект памятника историку И. Г. Оршанскому (позднее выполнен скульптором И. Я. Гинцбургом и установлен на могиле историка) и другие. В Париже мастер творил еще больше, чем в Риме. Практически каждый год в его мастерской рождалась большая статуя.
В 1878 г. работы скульптора демонстрировались на Парижской Международной выставке. Тогда Антокольский был удостоен Большой золотой медали, избран членом-корреспондентом Парижской академии художеств и награжден орденом Почетного легиона.
В 1879 г. в Академии художеств в Петербурге была выставлена статуя Антокольского «Мефистофель», в которой скульптор попытался отразить вечную тему борьбы возвышенных и низменных начал. Показанная до этого в Берлине и Вене скульптура имела шумный успех.
В 1880 г. Императорская Академия художеств присвоила Антокольскому звание профессора.
В парижский период мастер также выполнил статуи «Спиноза», «Офелия», «Мученица» («Не от мира сего»), «Христос» и другие. Тогда же он вернулся к русской исторической теме, создав статую «Нестор-летописец». За ней последовали работы «Ярослав Мудрый» (майолика) и бронзовая статуя «Ермак».
Работал Антокольский и в скульптуре малых форм — результатами его труда в этом виде творчества стали произведения «Сон», «Мечта», «Русалка», «Спящая красавица» и другие.
За долгие годы деятельности мастер создал множество скульптурных портретов. Еще в 1873 г. в одном из писем критику В. В. Стасову из Рима Антокольский писал: «... У меня явилась мысль сделать бюсты всех замечательных людей, которые есть у нас на Руси». Скульптор выполнил барельеф-портрет барона М. Г. Гинцбурга, бюсты императрицы Марии Федоровны и императрицы Александры Федоровны, великого князя Николая Николаевича (старшего), критика В. В. Стасова, писателей И. С. Тургенева, М. Е. Салтыкова-Щедрина, врача С. П. Боткина, государственного деятеля А. А. Половцова, предпринимателей С. И. Мамонтова и С. С. Полякова и многие, многие другие.
Мастер продолжал творить и в жанре мемориальной скульптуры. Он выполнил надгробия княгини Т. Н. Юсуповой (усадьба Архангельское), профессора Ф. М. Дмитриева (Донской монастырь), поэта С. Я. Надсона (Волковское кладбище), памятник «Сестры милосердия» (установлен в Болгарии) и многие другие.
В 1893 г. в Петербурге в залах Академии художеств открылась персональная выставка Антокольского, получившая высокую оценку. Скульптор был избран действительным членом Академии.
Также в разное время Антокольский становился почетным членом Берлинской, Венской, Лондонской и некоторых других академий, получил чин действительного статского советника, стал командором ордена Почетного легиона, неоднократно награждался медалями на различных художественных выставках.
Двадцать семь лет скульптор прожил вдали от родины, оставаясь русским художником. В одном из своих писем В. В. Стасову, с которым он был очень дружен, Антокольский писал: «Вся душа моя принадлежит той стране, где я родился и с которой свыкся. На севере сердце мое бьется сильнее. Я глубже там дышу и более чуток ко всему, что там происходит. Вот почему, чтобы я ни сделал, это будет всегда результатом тех задушевных впечатлений, которыми матушка-Русь вскормила меня».
В 1898 г. скульптор последний раз побывал в Петербурге. Последней работой мастера стал памятник императрице Екатерине II, установленный в Вильне в 1902 г. уже после его смерти.
Марк Матвеевич Антокольский умер 26 июня 1902 г. в Германии в городке Бад-Хомбурге. Он был похоронен в Петербурге на Преображенском еврейском кладбище.
Воспоминания скульптора и его обширная переписка с друзьями были изданы В. В. Стасовым в книге «Марк Антокольский, его жизнь, творения, письма и статьи».