Blue Flower

О детстве и юности Михаила Григорьевича Земцова известно очень мало. Точная дата и место его рождения остаются до сих пор невыясненными. Считается, что он родился в 1686 или 1688 г. Неизвестно, где и как проходили его детство и юность будущего архитектора. Предположительно начальное образование он получил в Москве в школе при Оружейной палате. Также нет сведений, кто и почему отправил юношу из Москвы в Петербург.
Первые достоверные упоминания о Земцове относятся к 1709 г. Тогда молодой человек начал обучаться итальянскому языку в Петербургской губернской канцелярии.
Основную часть специалистов, трудившихся в то время в молодом городе, составляли иностранцы. Своих мастеров для такого грандиозного строительства не хватало. Для скорейшей подготовки отечественных специалистов почти в каждый договор с архитектором-иностранцем включался пункт, обязывающий в определенный срок обучить своему ремеслу русских учеников. В1710 г. по указу царя Петра способного юношу определили в Канцелярию городовых дел к архитектору Доменико Трезини для обучения архитектуре и дальнейшего изучения итальянского языка. Чтобы в срок управляться с многочисленными делами, Трезини нужны были толковые и верные ученики, а царь Петр хотел, чтобы иноземец обучал будущих русских зодчих. Земцов был одним из первых учеников архитектора, и ему, несомненно, повезло, что его наставником оказался сам Трезини. Трезини заметил, что юноша любит архитектуру и старается разобраться в строительном деле. В те времена ученики обычно жили в домах своих наставников, а обучение производилось в ходе непосредственного участия обучаемого в практической работе учителя. Сначала им давали простые поручения, потом все сложнее и сложнее. Незаурядные способности и огромное трудолюбие Земцова способствовали тому, что он рано сформировался как мастер. В начале 1716 г. Канцелярия городовых дел получила в свое распоряжение дом царевны Натальи Алексеевны и разместила там всех мастеров и их учеников. Там Земцов начал заниматься с учениками Трезини, подменяя занятого на стройках учителя. Именно Земцова Трезини рекомендовал для поездки в Москву для руководства застройкой территории Московского Кремля, где начали возводить каменные здания. Это было нелегкой задачей. В Москве практически не было зодчих и опытных каменщиков. Однако большой опыт, приобретенный Земцовым на строительстве Петербурга, помог наладить дело.
В Москве Земцов пробыл всего год. В начале 1720 г. его отозвали в Петербург. По всей вероятности, это было связано со смертью видных архитекторов Леблона и Маттарнови. Наиболее ответственные постройки были переданы архитектору Н. Микетти. К тому времени Микетти всего год находился в России и еще очень плохо понимал русский язык. Естественно, что ему хотелось иметь не только надежного помощника, но и переводчика. В Петербурге находилось много «архитектурии учеников», но выбор пал на Земцова. Не последнюю роль в этом выборе сыграло знание Земцовым итальянского языка.
Так началась работа Михаила с другим опытным архитектором, которая продлилась почти три года. Земцов до тех пор числился в учениках архитектора, и только после лестного отзыва Микетти о Земцове ему присвоили звание подмастерья или, как их тогда называли, «архитектурии гезеля». После этого Земцов снова получил самостоятельную работу. Ему поручили строительство в городе Ревель (ныне Таллин) дворца и садово-паркового ансамбля вокруг него. Дворец строился для Екатерины I, и начинал строить его тоже Микетти. Но архитектор не мог надолго отлучаться из Петербурга, и строительство поручили Земцову. Эта работа оказалась пробой сил молодого архитектора, и он успешно доказал, что архитектором можно стать и без обучения за границей.
Окончилась Северная война, и Земцова откомандировали в Стокгольм для изучения шведского опыта строительства каменных зданий, а также для приглашения иностранных мастеров в Россию. Пребывание в Ревеле и поездка в Стокгольм позволили Земцову познакомиться с образцами готической архитектуры и работами мастеров северного барокко. Это расширило его профессиональный кругозор и обогатило новыми знаниями.
После возвращения на родину в судьбе Земцова произошли большие перемены. Решив не продлять контракт, уехал в Италию Микетти. Он покинул Петербург, оставив незавершенными многие работы. Их доделку поручили Земцову. И, хотя он не имел еще официального звания архитектора, этот факт свидетельствует о признании его и царем, и руководством Канцелярии городовых дел равным иностранным мастерам.
С этого времени Земцов возглавил все работы, которые шли в столичных и загородных царских резиденциях. И хотя теперь он получил почетное право исполнять работы, находившиеся раньше в ведении «обер-архитекторов», никто не торопился вознаградить его по заслугам, считая, что человек незнатного происхождения может довольствоваться скромным окладом.
Несмотря на невероятную загруженность, очень много времени и сил Земцов отдавал подготовке и обучению отечественных специалистов. Ему нравилась педагогическая деятельность. Вначале детей учили арифметике и геометрии, затем они изучали основы архитектуры, ордера, обучались черчению и рисованию. И только после этого учащиеся переходили к составлению чертежей и участию в строительных работах. Слава о Земцове-педагоге быстро росла, и его мастерская была самой большой в городе. Работы 1723-1724 гг. говорят о том, что Земцов фактически являлся главным архитектором царских резиденций. Он был не просто исполнителем чужих замыслов, достраивая чужие строения, но и смело воплощал свои, руководя работой многих иноземных мастеров.
К этому времени в полную силу раскрылось мастерство Земцова-графика. Именно его выбрал Петр I для «срисовывания» Петергофа и Стрельны. В 1724 г. Земцову наконец было присвоено звание архитектора.
Смерть царя была ударом для архитектора. Умер тот, кто выдвигал способных и преданных отечеству людей невзирая на их незнатное происхождение. Работая непосредственно с Петром, Земцов не раз мог видеть, как тот делал на бумаге наброски интересных композиций, которые воплощались потом различными архитекторами.
После смерти Петра I архитектор по-прежнему занимался работами в Летнем саду и в Петергофе, но у новых правителей страны были свои фавориты в области архитектуры. Стремительный взлет Ф. Б. Растрелли в начале 1730-х гг. фактически отодвинул Земцова на второй план.
Несмотря на то, что Земцов практически больше не работал в императорских резиденциях, работы у него не убавилось. К числу проектов, осуществленных Земцовым в это время, относится каменная церковь Симеона и Анны, которая и поныне стоит на ул. Моховой. Несмотря на довольно существенные изменения, которым это сооружение подверглось за свою историю, оно и сейчас отличается благородством архитектуры, живописным сочетанием объемов и хорошо найденным силуэтом.
Около трех лет зодчий контролировал работы в Александре-Невском монастыре.
Город рос и застраивался, и в 1735 г. Земцова назначили архитектором Главной полицмейстерской канцелярии, которая фактически руководила всей массовой застройкой города. Теперь в компетенцию канцелярии входила и прокладка улиц с раздачей земельных участков, а ее архитектор должен был рассматривать и утверждать проекты возводимых зданий. Так Земцов стал по существу главным архитектором новой столицы.
Летом 1741 г. Земцовым был создан, пожалуй, самый значительный его проект — каменного Троицкого собора на Троицкой площади. В нем Земцов первым из русских архитекторов успешно решил задачу создания того типа монументального городского храма, который получил свое развитие значительно позднее, в период развития классицизма. К сожалению, этот проект так и остался на бумаге.
В ноябре 1741 г. в результате дворцового переворота на престол взошла дочь Петра I — Елизавета. Обязанности придворного архитектора и исполнение важнейших своих заказов она вновь доверила Земцову. Но это не освобождало его от повседневных дел, связанных с градостроительством. Елизавета утвердила проект Аничкова дворца, разработанного Земцовым еще в 1741 г., но работы двигались очень медленно. Почти тогда же Земцовым был разработан план реконструкции дворцового ансамбля в Царском Селе, который должен был превратить скромный дворец Екатерины I в грандиозный ансамбль и роскошную императорскую резиденцию. Но за весь свой колоссальный труд, который он безропотно выполнял без малого 20 лет, его жалованье оставалось таким же, как и в 1724 г. Лишь незадолго до смерти ему присвоили чин подполковника.
Первый русский архитектор все свои творческие силы и знания отдал городу на Неве. Он умер 28 сентября 1743 г. Невероятная работоспособность Земцова породила слух, что после смерти архитектора пришлось назначить тринадцать человек, чтобы выполнять весь объем его обязанностей.