Blue Flower

Юнтоловская лесная дача расположена севернее Лахтин-ского разлива, между реками Каменкой и Юнтоловкой (северной ее границей служит река Черная), а Юнтоловский лесопарк — восточнее, между рекой Каменкой и Западным скоростным диаметром. Понять на местности, где одно переходит в другое, очень трудно; формальной границей является речка Каменка, но лес по обоим ее берегам совершенно одинаковый. Название того и другого ведется от имени речки Юнтоловки (по-фински Юнттиланоя — ручей Юнтти), а оно, в свою очередь, связано с именем владельца хутора — Юнтти, то есть Йоханнес. Как и нынешний Северо-Приморский лесопарк, до 1917 г. лес принадлежал владельцам имения Лахта — графам Стенбок-Ферморам.

Местные жители к этому лесу и к необходимости его охраны относятся скептически — дескать, болото болотом, но в этом-то его и ценность. Здесь гнездятся и останавливаются на отдых десятки видов птиц, в том числе 13 занесенных в Красную книгу, здесь, по слухам, все еще водится выдра, наконец, это единственное место в Петербурге, где сохранился прибрежный ландшафт допетровского времени.

Еще в 1919 г. разрабатывался проект создания Лахтинского заповедника, охватывавшего все окрестные территории вплоть до Левашовской пустоши и Тарховки, но осуществить его не удалось. Более того, на находящемся к северу от леса Лахтинском болоте в 1930-е гг. начались торфоразработки. Зато в Лахте, в бывшем усадебном доме Стенбок-Ферморов (Лахтинский пр., 104), в том же 1919 г. открылась Лахтинская экскурсионная станция во главе с известным ученым Павлом Владимировичем Виттенбургом (1884-1968).

Деятельность станции была очень многообразной — она занималась всем, что имело хоть какое-то отношение к краеведению, но изучение природы стояло далеко не на последнем месте. Одно время здесь работал профессор Лесного института Дмитрий Никифорович Кайгородов (1846-1924), о вкладе которого в орнитологию можно судить по тому, что в двухтомном труде Алексея Мальчевского и Юрия Пукинского «Птицы Ленинградской области», вышедшем в 1983 г., то есть почти через 60 лет после смерти ученого, его фамилия упоминается чуть ли не на каждой странице.

В 1929 г. Лахтинской экскурсионной станции, как и другим музейным учреждениям, предписали заняться: «Изучением экономики края в связи с классовой структурой населения его, изучением форм классовой борьбы в городе и деревне, изучением пережитков буржуазного прошлого, отражением в музее победоносного шествия пролетарской революции». Видимо, она занималась этим недостаточно усердно, потому что через три года ее закрыли. Виттенбурга еще в 1930 г. арестовали, и пять лет он провел на Беломорканале и на острове Вайгач. Некоторые экспонаты оказалась в Сельскохозяйственном музее в Детском Селе, археологические находки — в Эрмитаже, большая же часть коллекции пропала неизвестно куда.

По генеральному плану 1965 г. через Юнтоловскую лесную дачу предполагалось провести новую магистраль (будущий Богатырский проспект), которая должна была стать основным выездом из города в этом направлении и в Лисьем Носу соединиться с Приморским шоссе. В 1980-е гг., когда эта угроза обрела реальные очертания, она вызвала мощное сопротивление защитников природы. Тогда проект удалось остановить, сейчас, после появления Западного скоростного диаметра и прокладки вокруг леса Суздальского шоссе, он, будем надеяться, потерял актуальность. Также есть надежда, что идея из того же генплана 1965 г. превратить лесную дачу в гидропарк позабыта навсегда.

В 1990 г. Юнтоловская лесная дача вместе с Лахтинским разливом наконец получила статус заказника. Одно время, правда, очень недолго, его даже охраняли казачьи разъезды. В целом же за обретением нового статуса почти ничего не последовало. Восточный берег Лахтинского разлива обезображен, к нему вплотную подступила новая застройка, через него и даже по дну разлива к этой застройке тянутся коммуникации, путь рыб на нерест перекрыт Приморским шоссе (под ним оставлены три трубы, но рыба туда почему-то не идет).