Blue Flower

Казначейская (Малая Мещанская) улица, дом 1

Мы находимся на бывшей Малой Мещанской улице. В 1882 году, спустя год после смерти Достоевского, в связи с появлением на ней губернского казначейства она получила свое современное название. С переименованием характер улицы не изменился, выглядела она по-прежнему: грязноватая, густо населенная петербургским людом третьей руки. Жители этой улицы стали прототипами литературных героев Достоевского. Подлинность их изображения не вызывает сомнений, так как писатель имел возможность наблюдать жизнь простого люда этого района в течение почти 7 лет. С сентября 1861 года по февраль 1867-го он сменил на этой улице три квартиры.

Первый его адрес — Малая Мещанская, дом 1. В этом угловом доме, выходящем на канал Грибоедова, Достоевский поселился спустя год после возвращения из ссылки. За время его десятилетнего отсутствия в литературном мире Петербурга многое изменилось. Это было связано с тем, что в обществе активно обсуждалась противоречивая жизнь пореформенной России. Настоящие баталии между писателями разворачивались на страницах периодической печати, и поэтому особенно важную роль стала играть журналистика.

Чтобы иметь возможность высказывать свою точку зрения, Достоевский, заручившись поддержкой брата, начал издание ежемесячного журнала с характерным названием «Время». Редакция журнала помещалась в квартире Михаила Михайловича Достоевского — брата писателя, на Малой Мещанской, в доме 1. Чтобы жить поближе к редакции, Федор Михайлович в сентябре 1861 года поселяется в этом же доме, на втором этаже. Официальным редактором был Михаил Достоевский, главой журнала, его идейным руководителем — Федор.

Ради внимания читателей он привлекал в журнал все ведущие литературные силы того времени, публиковал и свои будущие шедевры — начало романа «Униженные и оскорбленные», «Записки из Мертвого дома». Из-за недоразумения с цензурой весной 1863 года журнал «Время» был закрыт. И только через год Достоевский приступил к изданию нового журнала — «Эпоха». И адрес его тогда уже был иным — Малая Мещанская, дом № 9, принадлежавший Евреинову. Он прожил в нем всего один апрельский месяц 1864 года.

Этот год стал для писателя роковым: он потерял сразу нескольких близких ему людей. В апреле в Москве от чахотки скончалась первая жена Достоевского — Мария Дмитриевна Исаева. Через несколько месяцев, летом, в Павловске внезапно умер самый дорогой для Достоевского человек — брат Михаил. Горечь утраты нарушила душевный покой писателя, в одном из писем того времени он признается: «...стало мне просто страшно. Вся жизнь переломилась надвое». Духовные переживания усугублялись материальными проблемами: на писателя тяжелым бременем легли долги брата, содержание его семьи и воспитание пасынка.

К этому времени Достоевский снимал квартиру уже на другом углу Малой Мещанской и Столярного переулка, в доме под номером 7. Мемуары второй жены писателя Анны Григорьевны Достоевской помогают нам представить это здание таким, каким оно было в середине XIX века, по ее воспоминаниям, «дом был большой, со множеством мелких квартир, населенный купцами и ремесленниками. ...Кабинет Федора Михайловича представлял собою большую комнату в два окна... производившую тяжелое впечатление: в ней было сумрачно и безмолвно; чувствовалась какая-то подавленность от этого сумрака и тишины». Бывшая квартира Федора Михайловича Достоевского находится на втором этаже над воротами и сегодня значится Под номером 11.

В этом доме, принадлежавшем купцу Олонкину, Федор Достоевский прожил до февраля 1867 года. Купец Олонкин почитал в нем великого трудолюбца и старался не беспокоить писателя напоминаниями о квартирной плате. Такая деликатность импонировала Достоевскому, особенно в те трудные для него годы. Кроме родных, он потерял и друга: ушел из жизни ведущий сотрудник журнала «Эпоха» — Аполлон Григорьев. На плечи Федора Михайловича легли заботы по изданию журнала. Он один возился с авторами, с цензурой, просиживал над статьями до шести часов утра, спал по пять часов в сутки. Журнал начал выходить регулярней, но резкое падение подписки вынудило писателя прекратить издание.

Вскоре, в июле 1865 года, Федор Михайлович Достоевский отправился за границу, где пробыл до осени. Из Висбадена он писал: «Сижу в отеле, кругом должен, денег ни гроша. Сюжет задуманной повести расширился и разбогател». Достоевский имел в виду роман «Преступление и наказание». Он попросил друзей «запродать» в журнал задуманную повесть, но журналы один за другим отказались «купить» произведение, которому было суждено стать одним из шедевров мировой литературы.

Поздней осенью писатель вернулся в Петербург. Кредиторы осаждали его, угрожая долговым отделением. Работу Достоевский отправлял заказчикам кусками, спешка не оставляла времени для тщательной отделки произведений, это отрицательно действовало на его здоровье, он сам отмечал, что стал нервным, раздражительным. Работа изнуряла его: «Я убежден, что ни единый из литераторов наших, бывших и живущих, не писал под такими условиями, под которыми я постоянно пишу. Тургенев бы умер от одной мысли». Деньги, полученные за работу, тут же раздавались кредиторам и многочисленным родственникам, иногда доходило до того, что зимою Достоевский по пять-шесть раз отдавал в залог шубу.

В 1866 году он оказался в безвыходном положении. Необходимо было срочно достать три тысячи рублей и расплатиться с долгами. Свою корыстную помощь ему предложил издатель Стелловский. Он получил право на издание полного собрания сочинений писателя и доход с этого издания. Также Достоевский обязался в очень короткий срок создать новый роман, доход от которого также шел Стелловскому. В случае нарушения договора Стелловский приобретал право на издание не только всех существующих произведений Достоевского, но и тех, которые были бы созданы им в будущем. Друзья посоветовали писателю воспользоваться помощью стенографистки. Тогда в этот дом к нему впервые пришла ученица стенографических курсов, девятнадцатилетняя Анна Григорьевна Сниткина.

Писатель произвел на нее тяжелое впечатление: «...Я видела перед собой человека страшно несчастного, убитого, замученного Он имел вид человека, у которого сегодня-вчера умер кто-либо из близких сердцу, человека, которого поразила какая-нибудь страшная беда...» Достоевский находился в сильном нервном напряжении из-за договора и объема работы. Трудился своеобразно: большую часть делал ночью. Часу в двенадцатом, когда все затихало, Достоевский оставался один и, попивая из почти холодного самовара крепкий чай, выкуривая одну папиросу за другой, писал. Он создавал своеобразный «сценарий», а утром диктовал текст произведения своей юной помощнице. Дома Анна Григорьевна Сниткина расшифровывала свои записи и наутро читала их писателю.

В новом романе он рассказывал о губительной, растлевающей силе денег. Анна Григорьевна позднее вспоминала, что симпатии Федора Михайловича были целиком на стороне «игрока»: он «уверял, что можно обладать сильным характером, ...тем не менее не иметь сил побороть в себе страсть к игре на рулетке». Переживания игрока Достоевскому были хорошо знакомы: десять лет он сам был одержим этой страстью. Работа с помощью стенографистки помогла Достоевскому совершить писательский подвиг: за двадцать шесть дней он создал роман «Игрок». К концу совместной работы Достоевский понял, что не может жить без Анны Григорьевны. В этом доме 8 ноября 1866 года Федор Михайлович попросил Сниткину стать его женой и получил согласие. С Анной Григорьевной писатель прожил четырнадцать лет.  Это был наиболее плодотворный период его работе. Жена заботилась о его здоровье, оберегала от денежных расчетов, кредиторов и помогала в писательской работе. Одним из самых известных совместных трудов стал бессмертный роман «Преступление и наказание», последние главы которого Достоевский продиктовал в этом же доме. Позднее он водил Анну Григорьевну по городу и показывал места, где происходят события жизни его героев. Один из самых знаменитых адресов романа «Преступление и наказание» нас ожидает на следующем перекрестке.

Читать далее: Дом Раскольникова