Blue Flower

Кокушкин мост

Из района шумной Сенной площади мы попали в одно из самых известных литературных мест Петербурга — в Столярный переулок на Кокушкин мост — в мир литературных персонажей Гоголя, Лермонтова и Достоевского. Этот таинственный уголок города загадочным образом притягивал великих русских писателей. Попробуем выяснить, в чем кроется секрет этого притяжения.

Кокушкин мост, перекинутый через канал Грибоедова, был построен в конце XVIII века одновременно с окончанием работ по возведению гранитных стенок на набережных канала. И мост, и, возможно, самый короткий в городе одноименный переулок названы по фамилии купца Кокушкина. В Петербурге еще много таких мест, носящих имена ничем не прославившихся домовладельцев: знакомая нам Гороховая улица, Графский переулок, Лештуков и Харламов мосты и другие. История купца Кокушкина остается загадкой для петербургской истории: то ли дом его находился на углу Садовой улицы и Кокушкина переулка, то ли некогда он владел находившимся поблизости кабаком. Интересно, что мост именовался долгое время двояко — и Кокушкин, и Кокушкин — и умудрился не раз попасть на страницы произведений русских классиков.

Александр Сергеевич Пушкин упомянул Кокушкин мост в знаменитой эпиграмме на рисунок художника Александра Васильевича Нотбека «Пушкин и Онегин»:

Вот перешел чрез мост Кокушкин,
Опершись ж... о гранит,
Сам Александр Сергеич Пушкин
С мсье Онегиным стоит.

Упоминание об этом месте можно отыскать и в неоконченной повести Михаила Юрьевича Лермонтова «Штосе», где автор рисует утро у Кокушкина моста: «По тротуарам лишь изредка хлопали калоши чиновника, — да иногда раздавался шум и хохот в подземной лавочке, когда оттуда вытаскивали пьяного молодца в зеленой фризовой шинели и клеенчатой фуражке. Разумеется, эти картины встретили бы вы только в глухих частях города, как например... у Кокушкина моста». Герой повести — художник Лугин — ищет у Кокушкина моста дом Штосса, в котором хочет снять для себя квартиру. Мы можем с некоторой долей вероятности утверждать, что обнаруженный художником таинственный дом Штосса на самом деле был реально существующим домом купца и ростовщика Зверкова на углу Столярного переулка и набережной Екатерининского канала.

Этот массивный, сохранившийся до наших дней дом, номер 69 по каналу Грибоедова, стал знаменитым после того, как в нем в конце 1829 года поселился в то время еще никому не известный Николай Васильевич Гоголь-Яновский. Тогда этот дом был на два этажа ниже, Гоголь расположился на последнем, с окнами во двор. Здесь была создана его первая книга «Вечера на хуторе близ Диканьки», о чем сегодня сообщает установленная на здании памятная доска. И даже сменив этот петербургский адрес, Гоголь именно сюда приводит героя «Записок сумасшедшего». Маршрут Поприщина повторял каждодневный путь Гоголя, каким он, будучи мелким чиновником одного из петербургских департаментов на Мойке, возвращался к себе, в дом Зверкова у Кокушкина моста. Вот этот путь: «Перешли в Гороховую, поворотили в Мещанскую, оттуда в Столярную, наконец, к Кокушкину мосту и остановились перед большим домом. «Этот дом я знаю, — сказал я сам себе. — Это дом Зверкова. Эка машина! Какого в нем народа не живет: сколько кухарок, сколько приезжих! а нашей братьи чиновников — как собак, один на другом сидит».

Именно чиновники низших классов, упоминаемые Гоголем, а также ремесленники, мастеровые и мелкие торговцы, составлявшие мещанское сословие Петербурга, Представляли основное население трех расположенных перед нами улиц, называвшихся ранее — Большая, Средняя и Малая Мещанские. Их имена свидетельствовали о социальном составе населения, проживавшего здесь. Характеристику одной из Мещанских улиц, ныне Казанской, Николай Васильевич Гоголь дает устами своего героя поручика Пирогова. Он, следуя за прекрасной незнакомкой, окажется в Мещанской — «улице табачных и мелочных лавок, немцев-ремесленников и чухонских нимф». Другой герой Гоголя — Поприщин — с отвращением замечает: «Я терпеть не люблю капусты, запах которой валит из всех мелочных лавок в Мещанской... к тому же из-под ворот каждого дома несет такой ад, что я, заткнув нос, бежал во всю прыть. Да и подлые ремесленники напускают копоти и дыму из своих мастерских такое множество, что человеку благородному решительно невозможно здесь прогуливаться».

Эти улицы и прилегающий к ним район криминальной Сенной площади становятся средой обитания главного героя романа «Преступление и наказание» Родиона Раскольникова, и неудивительно, что здесь зреет его мысль о роковом преступлении. Нам еще предстоит познакомиться с предполагаемым домом Раскольникова, расположенным в Столярном переулке. Обычный, ничем не примечательный с виду петербургский переулок простирается сейчас перед нами, пересекая три вышеупомянутые Мещанские улицы. Большинство домов в нем построено в первой половине XIX столетия. Внешне здания не представляют особого интереса, в основном в четыре этажа, и почти у каждого скошенные углы, темные подворотни и характерные для многих районов Петербурга дворы-колодцы.

В начале XVIII века в этой местности была Переведенская слобода, в которой жили главным образом переведенцы, то есть мастеровые, переведенные из разных мест России для строительства Петербурга. И в XIX веке этот переулок по-прежнему частично заселяли разного рода умельцы. Среди ремесленников и мастеровых было немало сапожников, жестянщиков и столяров, своей специальностью, очевидно, давших название переулку. Условия жизни рабочего люда Петербурга оставляли желать лучшего, многие находили утешение в пьянстве. Видимо, поэтому в Столярном переулке, состоявшем из шестнадцати домов, было восемнадцать питейных заведений. Они были в каждом доме: кабаки, трактиры, рюмочные, а рядом с ними — мастерские: столярная, сапожная или жестяночная. Достоевский подчеркивает и этот момент, отмечая, что Раскольников часто не мог заснуть из-за пьяных криков, доносившихся из соседних домов.

Стоит вспомнить и еще одну немаловажную деталь. События, описанные Федором Михайловичем Достоевским в романе «Преступление и наказание», начинаются у Кокушкина моста: «В начале июля, в чрезвычайно жаркое время, под вечер, один молодой человек вышел из своей каморки, которую нанимал от жильцов в С[толярн]ом переулке, на улицу и медленно, как бы в нерешимости, отправился к Кокушкину мосту». Названия переулка и моста писатель кокетливо зашифровывает, но любому петербуржцу уже тогда было понятно, о каком месте идет речь.

С Кокушкина моста открывается характерный вид в обе стороны на канал Грибоедова — это замкнутая перспектива. А для главного героя романа — это безвыходность сложившегося положения. Кокушкин мост — важная топографическая деталь романа. В произведении можно найти еще несколько фрагментов, в которых Достоевский подразумевал Кокушкин мост. Первый путь Родиона Раскольникова, когда он совершал «пробу» своего будущего преступления, шел от его дома на углу Средней Мещанской и Столярного переулка до Кокушкина моста и далее по набережной «канавы» до Средней Подьяческой. Многие герои романа Достоевского, вероятно, пользовались этим мостом, так как ближайшего к Сенной площади Сенного моста тогда еще не существовало. Этой же дорогой через Кокушкин мост ходил и сам писатель, возвращаясь из города на свою квартиру. В этом районе у него было три адреса, и впереди нас ожидает знакомство с ними.

Читать далее: Казначейская улица