Blue Flower

Православные храмы Санкт-Петербурга

История храмов Санкт-Петербурга неотделима от истории города. По целому ряду причин именно Санкт-Петербургу суждено было стать центром политической и духовной жизни страны, где решались проблемы развития науки, культуры, религии, нравственности. Во многом это определялось тем, что с 1712 по 1918 год город являлся столицей России. Здесь с 1721 года находился Святейший Правительствующий Синод, который ведал всеми делами Православной церкви.

Земли, где возник Санкт-Петербург, издавна были населены христианами. По преданию, еще святой апостол Андрей Первозванный совершил по этим местам миссионерскую поездку, проплыл по Волхову, а затем по Неве. Проповедь Евангелия вели в крае новгородцы, которым он долго принадлежал. В X веке православные храмы появились в Новгороде и Старой Ладоге, а спустя столетие церкви, монастыри и скиты уже действовали в городах и деревнях по берегам Луги, Вол хова и Ладожского озера.

С храмами неразрывно связана вся история Санкт-Петербурга с момента его основания. Город был заложен в день Святой Троицы, поэтому один из первых приходских соборов назвали Троицким. Посвящение города святому Петру закреплялось сооружением собора во имя апостолов Петра и Павла. И в дальнейшем вехи городской, равно как и российской истории отмечались возведением храмов. Многие из них строились в честь побед в войнах. Так, взятие Нарвы, победы в Полтавском сражении и Гангутской морской битве были отмечены закладкой Матфиевской, Сампсониевской и Пантелей-моновской церквей —дни памяти этих святых приходились на дни названных баталий. Сооружение храмов отразило и такие события, как день рождения Петра I, который совпал с днем памяти святого Исаакия Далматского (Исаакиевский собор), вступление на престол Елизаветы Петровны (Спасо-Преобра-женский собор), тяжелое Цусимское поражение (Спас на Водах), 300-летие царствования дома Романовых (Феодоровский собор). Находили в храмостроении отражение и другие факты городской жизни — появлялись дворцовые и воинские, институтские и лицейские, заводские и больничные церкви.

В строительстве храмов участвовали лучшие отечественные и европейские архитекторы — Д. Трезини, Б.-Ф. Растрелли, С. И. Чевакинский, И. Е. Старов, А. Н. Воронихин, А.Д.Захаров, В.П.Стасов, О. Монферран, К. А. Тон, А.М.Горностаев, А. А. Парланд, Н.Н.Никонов, Г.И.Карпов, В. А. Косяков, С. С. Кричинский и др. Возведенные ими Петропавловский, Смольный Воскресенский и Николо-Богоявленский Морской соборы, Свято-Троицкий собор Александро-Невской лавры, Казанский, Свято-Троицкий (Измайловский) и Исаакиевский соборы, храм Воскресения Христова (Спас на Крови), Кронштадтский Морской собор — превосходные образцы не только русского, но и мирового зодчества. Грандиозность и величие этих сооружений поражали воображение современников. Церковные здания стали составными элементами ансамблей Невского, Вознесенского и Литейного проспектов, Владимирской, Исаакиевской и Сенной площадей, многих набережных. Они обогащали городской пейзаж, придавали ему возвышенный, волнующий облик.

Многие священнослужители внесли весомый вклад в хра-мостроение Санкт-Петербурга. Среди них были прежде всего митрополит Стефан (Яворский), первый президент Святейшего Синода; архиепископ Феофан (Прокопович), первый вице-президент Святейшего Синода; архиепископ Гавриил (Петров), первый санкт-петербургский митрополит; высокопреосвященные Амвросий (Подобедов), Серафим (Глаголевский), Исидор (Никольский), Антоний II (Вадковский), митрополиты Санкт-Петербургские; архимандрит Игнатий (Малышев) и многие другие. Построенные при их активном содействии храмы входят в число наиболее значимых святынь города на Неве.

Красоте внешнего облика храмов соответствовала ценность их внутреннего убранства. Иконостасы создавали искусные мастера резьбы и чеканки, роспись и иконы — лучшие художники, скульптуру — опытнейшие ваятели. Многие из икон принадлежали кисти Андрея Рублева, Симона Ушакова, Г. И. Угрюмова, А.Е.Егорова, В. К. Шебуева, А.И.Иванова, Д.Г.Левицкого, В.Л.Боровиковского, О.А.Кипренского, К.П.Брюллова, Ф. А. Бруни, А.Г.Венецианова, В.М.Васнецова, В. П. Верещагина, М. В. Нестерова и других мастеров живописи.

Старинные священные сосуды, золотые и серебряные кресты, древние Евангелия, архиерейские облачения хранились в церковных ризницах. Многие соборы являлись собранием ценных исторических реликвий — военных трофеев, добытых русскими войсками в войнах с иноземными захватчиками.

Духовная музыка, созданная Д. С. Бортнянским, П. И.Турчаниновым, А.Ф.Львовым, М. И. Глинкой, Н. А. Римским-Кор-саковым, П.И.Чайковским, А.Т.Гречаниновым, С.В.Рахманиновым, А. Д. Кастальским и другими композиторами, звучала под церковными сводами.

Храмам принадлежало особое место в жизни петербуржцев, как, впрочем, и всех россиян. В храме человек приобщался к Святым Таинствам церкви, заключающимся в крещении, миропомазании, причащении, браковенчании и пр. В его стенах он изливал душу в покаянии, моля Господа о прощении за совершенные грехи. В храм приходили просить у Бога помощи для отражения всякого дурного движения души и при осуществлении какого-либо ответственного дела. Благодаря храму и совершаемому в нем богослужению человек постигал суть событий Священной истории, смысл и характер евангельских заповедей.

Наконец, в храме с человеком навсегда прощались, совершив отпевание покойного.

Размышляя о суетности жизни, поэт Аполлон Майков писал:

Блажен, кто сохранил еще знаменованье
Обычаев отцов, их мудрого преданья,
Ответствовал слезой на пение псалма;
Кто волей оторвав сомнения ума,
Святую Библию читает с умиленьем,
И, вняв церковный звон, в ночи, с благоговеньем,
С молитвою зажег пред образом святым
Свечу заветную, и плакал перед ним.

Огромную роль в жизни петербуржцев играли христианские праздники. Самым значительным из них была Пасха, день Воскресения Христова, праздников праздник. Торжественно отмечались также Рождество Христово, Крещение Господне, Рождество Пресвятой Богородицы и другие из двенадцати великих праздников Православной церкви. На богослужения в храмах собирались десятки тысяч людей, еще больше участвовало в крестных ходах, устраиваемых по улицам города. Особый характер носили богослужения, связанные с различными событиями отечественной истории. 29 августа, в день Усекновения главы Иоанна Предтечи, во всех церквах служили панихиду по русским воинам, павшим на полях брани, 25 декабря устраивали благодарственный молебен за избавление России от нашествия Наполеона и «дву-надесяти языков».

Церковь и сама шла к страждущим, больным, несчастным. Она оказывала им посильную помощь, утешала, ободряла. Помимо соборов и приходских церквей существовала широкая сеть домовых церквей, действовавших при монастырских подворьях, богадельнях и приютах, больницах и клиниках, общинах сестер милосердия, арестных домах и тюрьмах. Их подопечными были десятки тысяч человек, нуждавшихся в неотложной поддержке.

Выдающимся деятелем Русской православной церкви был святой Иоанн Кронштадтский (Сергиев), приобретший широкую популярность как благотворитель и молитвенник за больных и немощных. Воспитанник Санкт Петербургской духовной академии, он по ее окончании служил в Андреевском соборе в Кронштадте, став вскоре его настоятелем. По инициативе отца Иоанна был создан первый в городе Дом трудолюбия с рабочими мастерскими, школой, сиротским приютом и бесплатной лечебницей. Неустанное внимание он уделял проповеди христианского вероучения, написал несколько книг. Труды отца Иоанна «Моя жизнь во Христе» и «Мысли христианина» вскоре после своего выхода в свет были переведены на несколько иностранных языков. «Без мира и согласия с другими,— часто повторял он, —нельзя иметь мира и согласия в самом себе». Поместный собор Русской православной церкви в 1990 году причислил отца Иоанна Кронштадтского к лику святых.

Глубоко верили в Бога многие известные представители интеллигенции. И это было далеко не случайно. На протяжении столетий Священная история питала творчество писателей, художников, композиторов, архитекторов. В утверждении христианских идеалов любви и добра, мира и справедливости они видели свое главное предназначение. В конечном итоге литература, живопись, музыка, зодчество служили высшему искусству — искусству христианской жизни, искусству преображения человека, искусству духовности. Как известно, глубоко верующим человеком был Ф. М. Достоевский. «Верь до конца,—писал он,—хотя бы даже и случилось так, что все бы на земле совратились, а ты лишь единый верен остался: принеси и тогда жертву и восхвали Бога ты, единый оставшийся».

Русская культура по самой сути была храмовой. Каждое поколение воздвигало свои храмы, свои дома Божий. В их строительстве принимали участие все слои населения, все группы общества. Стремление к храмоздательству рождалось глубокой верой народа в Бога, надеждой на христианское обновление мира. Напротив, прекращение строительства храмов знаменовало собой наступление худших времен, приход поры пагубного безверия.

Двадцатое столетие стало для России временем тяжких испытаний. Октябрьская революция положила начало невиданному в мировой истории храморазрушению, которое продолжалось почти три четверти века. Произошло беспримерное по своим масштабам уничтожение духовных ценностей народа. Лик христианского Петербурга, отражавшийся в куполах, крестах, алтарных апсидах, иконах на фасадах зданий, замутился и померк.

В последние годы роль Церкви в жизни общества существенно возросла. Количество действующих храмов значительно увеличилось. Их посещают все больше горожан. Вера в Бога объединяет людей, помогает им различать высшие моральные ценности: добро и зло, истину и ложь, красоту и уродство. Без общения с Богом духовная жизнь человека не может быть совершенной и содержательной.

Ныне храмы Санкт-Петербурга вновь стали домами молитвы. Это святые места познания Божественной истины, постижения смысла христианской жизни. В то же время они — бесценные памятники минувших времен, непосредственные свидетели различных знаменательных событий отечественной истории. Именно в них заключена одна из тайн огромной притягательной силы города на Неве.