Blue Flower

Аничков дворец

Аничков дворец, как и клодтовских коней, тоже любили дарить. Подарок был ценный и в самом деле уникальный как минимум по трем причинам. Во-первых, это самое старое здание из сохранившихся на Невском проспекте. Во-вторых, это единственный дворец, получивший имя от моста (а не наоборот, как было бы положено по субординации), а следовательно, от подполковника, чей портрет даже не сохранился. В-третьих, это единственное здание на Невском, обращенное к магистрали боком.

Боком к Невскому повернулся дворец, конечно, не из принципа. Начал он строиться в 1741 году по указу Елизаветы Петровны, только что взошедшей на престол в результате очередного дворцового переворота. Проект разноэтажного здания в виде растянутой буквы «Н» был создан одним из первых архитекторов новой столицы Михаилом Земцовым. Увы, через два года он умер, и завершал строительство дворца уже знаменитый Растрелли. Вспомним, что в это время Фонтанка служила окраиной города, а Невский был еще просекой, обсаженной березками. По краям стояли деревянные дома. Характерен указ Елизаветы, запретившей «развешивать белье вдоль Большой Першпективы».

Таким образом, дворец должен был украсить въезд в столицу. В отсутствие дорог реки и каналы служили транспортными артериями, поэтому многие из сохранившихся дворцов до сих пор выходят фасадами к воде. К Аничкову дворцу от Фонтанки был прорыт даже специальный канал, завершавшийся у входа небольшой гаванью. Хотя он и засыпан, но его положение легко угадывается.

Построенный дворец, напоминавший садом, фонтанами, цветниками Петергоф, Елизавета подарила Алексею Разумовскому, своему фавориту и морганатическому супругу. С тех пор традиция дарить Аничков дворец не прерывалась вплоть до революции.

После восшествия на престол Екатерина II, выкупив его у брата Разумовского — Кирилла, сочла более всего уместным пожаловать его также своему фавориту графу Григорию Потемкину. К подарку были присовокуплены 100 тыс. рублей на обустройство дворца «по вкусу». Генерал-губернатор южных областей России особым вкусом не обладал, дворец довольно бесцеремонно был перестроен в 1776—1778 годах архитектором Старовым. На дворе стоял ранний классицизм, характерная для барокко разноэтажность постройки была уничтожена, лепнина оскудела, гавань засыпана. В результате дворец стал строгим до монотонности. И позже Аничков дворец вызывал у всех его владельцев зуд переделки. В XIX веке практически каждый новый хозяин дворца считал своим долгом провести внутреннюю перепланировку. В результате уже к началу XX века Аничков дворец превратился в огромный и унылый памятник архитектуры.

Но вернемся к Потемкину. Он отнесся к подарку довольно пренебрежительно, как на дачу свез сюда библиотеку (читай: ненужные книги] и, повладев дворцом десять лет, продал (мы помним, что он достался ему бесплатно!) дворец в казну. Некоторое время здесь находился Кабинет Его Императорского Величества (что-то вроде современного Управление делами Президента), для которого впоследствии на набережной перед дворцом было построено отдельное здание.

Дворец стал использоваться как подарок. Причем только для членов императорской семьи и обычно на свадьбу. Александр I преподнес его своей любимой сестре великой княгине Екатерине Павловне в качестве приданого на свадьбу с принцем Ольден-бургским (чуть раньше, в порыве любви к Наполеону, Александр хотел даже выдать Екатерину за французского императора). Великокняжеская чета выбрала для жительства Тверь, но принц вскоре умер, и после его смерти до 1815 года вдова жила в Аничковом дворце, пока не вышла замуж за принца Вюртембергского. Принц практически сразу стал королем Нидерландов, а Екатерина соответственно королевой. Освободившийся дворец можно было опять дарить.

В 1817 году в Аничков въехал Николай Павлович, будущий Николай I. Свои хоромы он полюбил, при нем зодчий Росси перепланировал некоторые интерьеры, а заодно включил дворец с прилегающим садом в ансамбль площади Александрийского театра (ныне площадь Островского). После восшествия на престол и переезда в Зимний Николай все же часто заглядывал в Аничков дворец, переезжал сюда на время поста. Здесь проводились придворные балы. После его смерти дворец даже переименовали в Николаевский, однако поразительно, что это название не прижилось. Во дворце воспитывался и сын Николая I Александр, будущий Александр II. Одним из его учителей был друг Пушкина поэт Василий Жуковский. Чтобы не гонять на работу придворного стихотворца, напротив дворца ему отвели квартиру.

Аничков дворец — один из пушкинских адресов на Невском. Известно, что Николай I, испытывавший интерес к Наталье Гончаровой, желал видеть ее на балах почаще (разумеется, с мужем!). Однако Пушкин под разными предлогами избегал этого мероприятия. Тогда Николай пожаловал ему придворный чин камер-юнкера, что уже просто не позволяло отказаться от приглашения без уважительной причины. История сохранила и еще один визит Пушкина в Аничков дворец. Дело было 23 ноября 1836 года. Император принимал поэта тет-а-тет, в своем личном кабинете. Ему было известно о конфликте с Дантесом, и он просил не доводить дело до дуэли. Но спустя три месяца смертельно раненного поэта уже везли в его последнюю квартиру на Мойке.

В 1841 году Николай подарил дворец, опять же на свадьбу, сыну Александру, будущему Александру II, а тот через четверть века — опять на свадьбу, опять сыну, опять Александру. Будущему Александру III. После гибели своего отца Александр III не стал обустраиваться в Зимнем дворце, где на его памяти состоялось неудачное покушение на отца. Тогда наношенного Халтуриным в подвалы царской резиденции динамита хватило, чтобы пробить два перекрытия и погубить 11 ни в чем не повинных людей. И при Александре III Аничков дворец снова становится царской резиденцией. Император предпочитал ему только свой гатчинский дворец. Впрочем, и здесь император не мог чувствовать себя в безопасности. Именно у Аничкова моста террористическая группа Александра Ульянова собиралась осуществить покушение на Александра. Однако полиция уже знала о готовящемся покушении, боевики были пойманы с поличным и казнены. Мечта царя-миротворца умереть своей смертью сбылась: свои дни он закончил на солнечном берегу Крыма, в Ливадийском дворце. А вот его сын Николай II так и не дождался традиционного подарка к свадьбе. До самой революции во дворце жила его мать, вдовствующая императрица Мария Федоровна.

После революции дворец, как и положено, стал служить народу, точнее, лучшей его части — детям. Недолго здесь просуществовал Музей города, в 1925 году он был закрыт, и в 1937 году свои двери распахнул Дворец пионеров, ныне Дворец творчества юных. Для тысяч детей бывший Аничков дворец стал местом, где раскрылись их таланты, прославившие их не только в родной стране, но и за рубежом. Своим долгом посетить Дворец считали все великие люди XX века, по случаю оказывавшиеся в Ленинграде. В шахматной школе при Дворце выросли будущие гроссмейстеры Виктор Кориной, Борис Спасский, Александр Халифман. В 1975 году потягаться с детьми в сеансе одновременной игры приехала восходящая звезда, чемпион мира Анатолий Карпов. Долго не удавалось ему победить одного смышленого пионера. Пришлось предложить ничью. Звали пионера Гариком Каспаровым.

Прежде чем покинуть это место, обратите внимание на угловой дом, в котором находится японский ресторан (Невский, 66). До недавнего времени здесь находилась аптека, являвшая собой феномен «гения места», свойственного всем большим городам. Аптека находилась здесь двести лет. До самого последнего дня работы ее так и называли — Аничковой, это была старейшая аптека в городе. Ее упоминание в русской литературе совершенно неожиданно: в лесковской повести о Левше. «Позвали от Аничкина моста из противной аптеки химика, который на мелких весах яды взвешивал»... Почему «противной»? Потому что звали-то для императора Николая Павловича, а жил он напротив, в Аничковом дворце. Аптека еще не раз служила местом действия нескольких водевилей — она была узнаваема и конкретна. Только недавно аптека была закрыта, что здесь находится — можно узнать по яркой вывеске.

К слову, сам участок по этой стороне Невского, от Караванной до Фонтанки, в екатерининские времена принадлежал поэту Гавриле Романовичу Державину. Тот хотел поддержать себя материально, построив здесь доходный дом, но довести замысел до конца так и не удалось. Доходный дом был построен купцом Шаровым, чье имя в исторической традиции он и носит.

Читать далее: «Катькин сад»