Blue Flower

Большая Конюшенная

Большая Конюшенная улица застроена относительно современными домами, но это одна из старейших улиц в Петербурге. В 1730-х годах на месте Малой и Большой Конюшенных улиц, на пустынном берегу Мойки, уже были проделаны просеки, которые вели к придворному Конюшенному двору. В те времена в районе Конюшенных улиц складывались приходы иноверческих церквей, в основном протестантских. С двумя из них — Немецкой и Шведской — мы уже знакомы.

Дом, расположенный по Невскому проспекту вплоть до Мойки — здание Голландской церкви (Невский, 20). Община приобрела этот участок в 1732 году у Лефорта. В деревянном доме был обустроен молитвенный зал. Дом голландской молельни занимал лишь небольшую часть отведенного участка. После случившегося пожара на участке начали возникать стихийные постройки, и только в 1830 году было принято радикальное решение — возвести новую церковь и полностью застроить участок. За основу был взят проект архитектора Жако, который предложил единый блок из находящейся в центре церкви и примыкающих к ней домов. Законченный в 1837 году (эту дату можно увидеть на углу Невского и Конюшенной), комплекс является образцом позднего классицизма и дошел до нас в практически неизменном виде.

Огромное здание быстро приобрело популярность. В 1834 году на освящение церкви приехал принц Оранский с сыном (будущие короли Нидерландов Вильгельм II и Вильгельм III). Из Дерпта доставили орган, который до сих пор исправен и находится в концертном зале Академической капеллы им. Глинки. Церковь получила статус посольской, в прилегающие к ней дома въехали голландские магазины и училище, Голландский клуб, Нидерландский банк.

Со временем национальный характер арендаторов стал размываться. Как и встречавшийся нам Дом книги, этот дом тоже является одним из самых «книжных» в Петербурге. Сразу после строительства здесь открылся книжный магазин и издательство Беллизара. Сюда любил заглядывать Пушкин, поэтому на знаменитой панораме Садовникова «Невский проспект» напротив Голландской церкви можно увидеть небольшую, но узнаваемую фигурку поэта. В 1839 году по этому адресу начали выходить «Отечественные записки». Издатель Краевский приобрел права на издание журнала Свиньи-на и привлек по совету Панаева к работе московского критика Виссариона Григорьевича Белинского. Здесь же Белинский познакомился с молодым автором Некрасовым. Двумя годами позже редакция журнала переехала на квартиру Панаева на Литейный проспект, но еще некоторое время здесь оставалась контора. Современный книжный магазин, который сейчас занимает три этажа, берет начало от лавки Излера, при которой находилась библиотека. В 1927 году Голландская церковь была закрыта, в ее помещениях работали театральные коллективы.

По левой стороне улицы просматривается небольшое двухэтажное здание (Б. Конюшенная, 25). Адрес известен любому питерскому шахматисту, здесь до сих пор находится Шахматный клуб Чигорина и один из первых в новой России спортивных тотализаторов. В здании, сильно контрастирующем с высокими доходными домами, которыми застроена улица, трудно угадать его первоначальное предназначение. На самом деле это тоже храм. Храм бывшей Французской реформатской церкви. Здание было построено архитектором Фельтеном (он же, как мы помним, автор Шведской церкви на Малой Конюшенной и Армянской церкви напротив Гостиного) в 1770-х годах — тогда церковь была французско-немецкой. Сначала проходили службы на французском языке, потом на немецком. Французские службы частенько затягивались, что вызывало раздражение у пунктуальных немцев. Со временем они построили свою собственную церковь на Мойке, а старая целиком досталась французам. В 1840-е годы здание было перестроено архитектором Боссе и приобрело нынешний облик.

В бывшей церкви есть и еще одна достопримечательность Большой Конюшенной — «Пышечная», затесавшаяся между Шахматным клубом и универмагом «ДЛТ». Это символ питерского общепита — своеобразный ответ американскому фастфуду. Если у Питера есть «вкус», то это вкус пышек (кондитерских изделий, в остальной России известных как пончики). К пышкам испокон века подается странный напиток, официально называющийся «кофе с молоком», но рецепт которого узнать, наверное, так же трудно, как секрет кока-колы. Если вы проголодались — загляните сюда. Одно время прямо в зале работал пышечный автомат. По иронии судьбы одна из первых пышечных города сейчас остается одной из последних сохранившихся.

Наконец, еще одно здание на Большой Конюшенной (дома 21—23), которое просматривается с Невского по левой стороне благодаря огромным размерам и шпилю на угловой башне, заслуживает рассказа — «Дом ленинградской торговли» («ДЛТ»).

Здание одного из крупнейших универмагов города находится на территории, долгое время носившей название Волынкина двора (до сих пор сохранилось название Волынского переулка). Имя Волынского — символ изменчивой и полной опасности судьбы русского дворянства.

Богатый и влиятельный кабинет-министр Артемий Петрович Волынский получил в подарок участок на Большой Конюшенной в 1735 году от императрицы Анны Иоанновны, для развлечения которой, как известно, именно он организовал знаменитую свадьбу в Ледяном доме. В глубине участка стоял одноэтажный особняк. Он же и стал последним пристанищем сановника. Будучи противником засилья иностранцев в российском государстве, в результате интриг этих самых иностранцев (в первую очередь Бирона и Остермана — один из них сначала вознес Волынского в надежде одолеть второго) он был арестован. В 1740 году по обвинению в попытке государственного переворота Волынский казнен вместе со своими единомышленниками — Еропкиным и Хрущовым, часто приходившими сюда, в его усадьбу. Но название участка — Волынкин двор — сохранилось вплоть до революции. Волынский стал для многих поколений российской интеллигенции образцом патриота.

Позже на участке была гостиница, бани, меблированные комнаты, пока в начале XX века участок не приобрело Гвардейское экономическое общество. Был устроен конкурс на застройку участка — здание должно было занимать его целиком, делиться на торговую зону (со стороны Большой Конюшенной) и жилую — со стороны Мойки. Ни один из 25 выдвинутых лучшими архитекторами того времени проектов не был принят, хотя премии были честно выплачены. Руководителем работ в 1907 году был назначен академик архитектуры Виррих. Опираясь первоначально на проект Падлевского, одного из участников конкурса, впоследствии он прибегал к помощи других архитекторов. Сегодня можно лишь перечислить длинный список имен зодчих и инженеров, причастных к строительству здания, но никак не оценить вклад каждого. Неоспоримо лишь, что это один из ярких памятников питерского модерна, знающего точную меру в стремлении превратить фасад в бесконечную стеклянную витрину (вспомним Дом компании «Зингер» или Елисеевский магазин). И конечно, столь грандиозное сооружение не могло обойтись без башни со шпилем.

Здание магазина Гвардейского экономического общества было построено всего за два года — в 1907 году оно открыло двери Для посетителей. Разумеется, столь смелый замысел можно было реализовать только с помощью самых современных технологий — впервые в России столь широко был использован железобетон. Интерьер здания не менее поразителен, чем фасад, — загляните внутрь магазина, и вы увидите, насколько решительно железобетон позволяет раскраивать внутреннее пространство. Из фундамента, представляющего огромную плиту, заглубленную на 3,5 м, вырастают гигантские колонны, к которым крепятся перекрытия всех пяти этажей. Все пространство наполняется светом через 13-метровый стеклянный купол. Новый торговый дом стал храмом торговли с 400-метровым холлом. После революции здание, идеально приспособленное для торговли, сохранило свою функцию. В 1927 году здесь был открыт «Дом ленинградской кооперации», затем переименованный в «Дом ленинградской торговли» или «ДЛТ». Народная этимология трактует такое странное название по-другому — якобы первоначально было принято логичное название «Ленинградский дом торговли», но аббревиатура ЛДТ слишком однозначно напоминала инициалы Льва Давидовича Троцкого, в ту пору бывшего уже в опале.

Читать далее: Зеленый мост