Blue Flower

Гостиница «Европейская»

Вслед за Гостиным двором на нечетной стороне Невского возвышается башня Городской думы — одна из высотных доминант Невского проспекта. Этот участок всегда был «купеческим». Напротив Перинной линии Гостиного двора в XVIII веке находился Гильдейский дом, где располагалось общественное купеческое управление. Здесь же разместилась и Городская дума, созданная Екатериной II на европейский лад не только в Петербурге, но и в других российских городах. В 1799—1804 годах на месте прежнего здания Гильдейского дома архитектор Джакомо Феррари возвел новое здание, венчаемое многоярусной башней, характерной для европейских ратуш.

Со временем творение Феррари стало использоваться в практических целях. В 1835 году на башне, которая уже служила пожарной каланчой, появилась мачтовая конструкция для подъема шаров. Поднятый шар означал пожар, а количество и сочетание шаров указывали часть города, где он произошел. Впоследствии башня стала еще и станцией оптического телеграфа. В 1830-х годах телеграф с помощью оптических сигналов передавал депеши в Царское Село и Гатчину. В 1839 году заработала 1200-километровая (!) линия до Варшавы. Сигнал через 150 промежуточных станций шел всего 15 минут. Впрочем, уже в 1854 году появился электрический телеграф, и башня продолжала только извещать жителей о пожарах.

Напротив башни — гостиница «Европейская», одна из самых фешенебельных в городе. Такой она была всегда. На месте сгоревшей в 1871 году гостиницы «Россия» по проекту архитектора Фонтана все дома по левой стороне Михайловской улицы были перестроены в пышных формах эклектики. Уже в начале XX века внутри гостиницы появился огромный ресторан, а еще позже архитектор Лидваль надстроил ресторан «Крыша». В фешенебельных номерах «Европейской» жили Чайковский, Тургенев, Айвазовский, Маяковский, Горький, Герберт Уэллс, Бернард Шоу. В «Европейской» любили останавливаться и музыканты: Стравинский, Прокофьев, Шостакович, Дунаевский. Это не случайно — напротив, на другой стороне Михайловской улицы, — Большой зал филармонии. Ресторан «Крыша» — традиционное место отдыха музыкантов после концертов, их труд всегда хорошо оплачивался. Ресторан в советские времена даже окрестили «Средним залом Филармонии». Название меткое: геометрически он как раз посредине между Большим и Малым залами.

Реконструированная в начале 1990-х годов, «Европейская» первой из российских гостиниц вошла в престижный список «Ведущие отели мира»; с 1995 года гранд-отелем управляет компания Kempinski, а список знаменитостей, останавливающихся в «Европейской», пополняется ежемесячно.

На правой стороне проспекта находится еще одно культовое здание — Римско-католический собор Святой Екатерины. Это символ религиозного либерализма. На участке 32—34 уже во времена Анны Иоанновны, племянницы Петра I и дочери Ивана V (будучи выданной замуж за герцога Курляндского, который вскоре умер, до восшествия на российский престол Анна Двадцать лет была герцогиней Курляндской; самые близкие ее подданные и возлюбленный герцог Бирон были католиками), появился деревянный молитвенный дом для объединившихся в католическую общину курляндцев, итальянцев, французов, поляков. Постройка же собора в камне затянулась. Проект архитектора Трезини, предложенный в 1739 году, не был реализован. В 1762—1782 годах церковь была построена по проекту Вален-Деламота, а достраивавший костел Антонио Ринальди несколько упростил проект, отказавшись от башен и сложных скульптурных групп. В результате костел оказался связан с окружавшими дома арками — это единственное, что осталось от первоначального проекта Трезини. Даже по внешнему виду костела понятно, что строился он разными архитекторами на протяжении почти полувека.

После открытия собор стал центром католической жизни города. Освящен он (как и Армянская церковь) был в честь св. Екатерины, что было естественным жестом в сторону правившей в то время русской императрицы. В зале с уникальной акустикой заиграл орган — неотъемлемый атрибут католических служб. Интересно, что, оставаясь католическим, храм переходил из рук в руки от одного ордена к другому. Сначала он управлялся бенедиктинцами, в начале XIX века по протекции Павла I перешел к иезуитам, в то время гонимым в Европе и нашедшим при Екатерине II приют в России. С 1816 года вплоть до конца века хозяевами костела были доминиканцы.

Посещали храм бывавшие в Петербурге знаменитые католики: Адам Мицкевич, Оноре де Бальзак, Теофиль Готье, Александр Дюма-отец, Ференц Лист. Костел стал усыпальницей для людей со сложной и в чем-то похожей судьбой — последнего польского короля Станислава-Августа Понятовского и французского маршала Жана Виктора Моро. Первый был фаворитом Екатерины II, и неудивительно, что на выборах короля (в Польше короля выбирали!) он победил — несколько русских гвардейских полков, стоявших у Варшавы, готовы были скорректировать результаты голосования. На польском престоле Понятовский пробыл 31 год, но на очередном вираже беспокойной польской истории вынужден был отречься и нашел убежище в России. В своем доме на Каменном острове, дарованном Павлом I, Станислав-Август писал мемуары и готовил проект возрождения Польши. Серьезные дела не мешали Понятовскому вести расточительный образ жизни, и в 1798 году он умер при весьма странных обстоятельствах.

Похожая судьба и у французского революционного маршала Моро, главного соперника Наполеона. Он выдвинулся в годы революционных войн, причем победил во многих сражениях и был побежден лишь однажды — Суворовым в битве при Кассано.

Пришедший к власти Наполеон первоначально вроде бы благоволил к Моро, но затем маршала обвинили в государственном заговоре и приговорили к пожизненному изгнанию. Моро отправился в Америку, откуда вернулся по просьбе Александра I в 1813 году. Он стал советником при главной квартире союзных монархов. В битве под Дрезденом Моро был смертельно ранен пушечным ядром. Согласно преданию, Наполеон, заметив в рядах противника небольшую группу людей в расшитых золотом мундирах, лично приказал обстрелять их из пушек — так император настиг своего кровного врага.

Костел Святой Екатерины — один из пушкинских адресов: здесь венчались Жорж Дантес и Екатерина Гончарова, сестра Натальи Гончаровой.

В 1938 году церковь была закрыта, использовалась под склады, здесь же была Дирекция Музея истории религии и атеизма. В 1970-х годах вспомнили об уникальной акустике храма, собирались открыть органный зал филармонии, но пожар 1984 года уничтожил всю внутреннюю отделку. Получив здание в 1992 году, римско-католическая община отреставрировала храм, сейчас он действующий. Перед костелом располагается одно из традиционных мест тусовки питерских художников и музыкантов. На сленге оно известно как «Паперть».

Сразу за башней Городской думы идут Серебряные ряды (дом 31), затем самое узкое здание на Невском — Дом купца Парамонова (дом 29), далее Милютинские ряды (дом 27). Серебряные и Милютинские ряды, славившиеся дороговизной товаров, описаны в классической литературе. Вспомним «Мертвые души», «Повесть о капитане Копейкине»: «Пройдет ли мимо Милютинских лавок, а там из окна выглядывает в некотором роде, семга эдакая, вишенки, по пяти рублей штучка».

Читать далее: Канал Грибоедова