Blue Flower

Исток Невского

Дойдя до конечной точки нашего маршрута, давайте оглянемся назад. Теперь четная сторона у нас слева, нечетная — справа. Вдали — обелиск на площади Восстания.

В своем истоке Невский проспект, как ни странно, маловыразителен. Отчасти это связано с тем, что дома с 4 по 10 — самые старые из сохранившихся на Невском жилых домов, построены в 1770-е годы в духе классицизма по проекту архитектора Квасова. В Екатерининскую эпоху было принято решение о застройке той части Першпективы, которая проходила по Адмиралтейскому лугу, и поэтому дома здесь должны были явить образчик нового стиля. Однако обаятельная строгость классицизма в перестройках и упрощениях XX века обернулась безликостью, неожиданной для начала главной улицы города.

Однако все же завершающий аккорд Невского — это парадный и глянцевый вид Главного Адмиралтейства, чей шпиль с корабликом стал символом города.

Адмиралтейство со времени основания города служило крепостью-верфью, на которой строились корабли для молодого русского флота. Верфь была заложена по указу Петра в 1704 году, вокруг нее была построена крепость, окруженная Адмиралтейским каналом. За каналом простирался уже знакомый нам Адмиралтейский луг до современной Малой Морской улицы — своеобразная зона безопасности вокруг крепости.

П-образная застройка, открытая к Неве, с зашпиленной башней в центре сохранилась с петровских времен. Уже тогда шпиль взметнулся на высоту 72 м, а в 1806— 1 823 годах Андриян Захаров перестроил Главное Адмиралтейство в формах зрелого классицизма. Фасад, обращенный к нам, протянулся на 400 с лишним метров и стал архитектурным мостом между Зимним дворцом и Исаакиевским собором.

К середине XIX века Адмиралтейство как крепость утратило свое значение, канал был засыпан, на его месте устроен Александровский сад. Находящаяся в нем статуя усатого горца иногда ставит в тупик приезжих. Его можно принять за Сталина, однако расположившийся рядом верблюд подсказывает, что ответ неправильный. На самом деле это Николай Михайлович Пржевальский.

Часть бывшего Адмиралтейского луга послужила основой для Дворцовой площади, которую в начале XIX века смело раскроил великий зодчий Росси.

В самом же здании разместились военно-морские министерства и ведомства, здесь же проходили обучение русские морские офицеры. Существовавшее еще до революции Училище корабельной архитектуры с 1925 года стало называться Высшим военно-морским инженерным училищем им. Ф.Э. Дзержинского (сейчас Военно-морской инженерный институт).

Вот и закончилась наша прогулка по Невскому. Он противоречив, как противоречива наша жизнь, и в полной мере является ее отражением. Разные люди относились к немy по-разному. Пушкин любил Невский проспект, хотя, как мы убедились, Невский стал роковым маршрутом в жизни поэта — От Аничкова дворца, где царь Николай отговаривал его от дуэли, до дома Котомина, (Откуда Пушкин уехал к месту смертельного поединка. Другой гениальный поэт — Александр Блок, всю жизнь проживший в Петербурге, — Невский не любил, тут нет ни одного блоковского адреса.

Но лучше всех противоречивую и местами трагическую красоту главной питерской улицы выразил Николай Васильевич Гоголь в повести «Невский проспект»:

«Нет ничего лучше Невского проспекта, для него он составляет все. Да и кому же он не приятен. Едва только взойдешь на Невский проспект, как уже пахнет гулянием. Хотя бы и имел какое нужное и необходимое дело, но взошедши на него, верно позабудешь о всяком деле». Так начинается повесть. А вот такими словами она заканчивается: «О, не верьте этому Невскому проспекту. Все обман, все мечта, все не то, чем кажется».

Впрочем, времена сейчас не гоголевские. Сегодня «отметиться» на Невском спешат все, кто приезжает в северную столицу, да и сами петербуржцы всегда найдут время без особой цели пройтись по главной улице своего города.