Blue Flower

Тюрьма Трубецкого бастиона

Трубецкой бастион находится прямо напротив официальной резиденции императора — Зимнего дворца. Такое странное соседство заставило одного из петербуржцев написать: «Нахождение одной резиденции на Неве против другой есть знак тому, что одна без другой существовать не в состоянии». Действительно, еще ни одна власть не обходилась без тюрем.

Именно Трубецкой бастион с XVIII века стал местом для заключения арестантов. В Трубецком раскате содержался сын Петра I от его брака с Евдокией Лопухиной — царевич Алексей. Царевича, обвиненного в «измене и предательстве», арестовали в 1718 году и поместили в Петропавловскую крепость. Вместе с ним находились здесь же бояре Кикин и Лопухин, князь Долгорукий, а вскоре доставили и сводную сестру Петра царевну Марию Алексеевну. В Трубецком бастионе разместилась Тайная канцелярия, созданная специально для дела царевича. В казематах шли допросы. Не избежал пыток и Алексей. Судя по глухим указаниям документов, Петр I не только присутствовал при допросах сына, но и выполнял роль палача. Верховным судом из 1 27 высших военных и гражданских чинов Алексей был осужден на смертную казнь. В книге гарнизонной канцелярии отмечено, что 26 июня 1718 года, т.е. через день после вынесения приговора, царевич преставился. Неожиданная и скорая смерть его осталась одной из мрачных загадок русской истории.

В 1860—1870-е годы, когда начинает ощущаться острая нехватка тюремных помещений в крепости, комендант генерал Корсаков обратился в Главное инженерное Управление с просьбой приспособить для содержания заключенных пустующие казематы Трубецкого бастиона. Летом 1870 года состоялась закладка тюрьмы.

Двумя годами позже тюрьма Трубецкого бастиона принимает арестантов. Тюрьма находилась в ведении Третьего охранного отделения, потом Департамента полиции. И то и другое учреждения были прямыми наследниками Тайной канцелярии — учреждения политического сыска. Тюрьма была секретной и предназначалась только для политических преступников, находящихся под следствием. Она не подлежала прокурорскому надзору.

Мы находимся перед фасадом тюрьмы. Выходящие сюда окна второго этажа — это окна квартиры смотрителя тюрьмы. Его казенная квартира располагалась в непосредственной близости к месту службы.

Узника доставляли ко входу в тюрьму тайно, в закрытой карете, в сопровождении четырех жандармов. Узника проводили через ряд тюремных помещений, где его переодевали и зачитывали правила поведения. Впечатление, которое эти правила оказывали на арестанта, очень хорошо выразил один из них: «...после хотелось только одного — найти гвоздик, чтобы приделать на него веревочку». Режим в тюрьме Трубецкого бастиона строился на психологическом прессинге одиночного заключения. Инструкцию для тюрьмы лично утвердил главнокомандующий Петербургского военного округа великий князь Николай Николаевич.

После всех манипуляций узник попадал в тюремный коридор. Тот производил не менее гнетущее впечатление. В тюрьме Трубецкого бастиона всего 69 камер для заключенных, все они одинаковы. Довольно большое пространство, железная мебель, вмонтированная в пол и стены, слева и справа находились умывальник и туалет. Для освещения камер выдавались керосиновые лампы, однако после случая самосожжения одной из узниц — Марии Ветровой, лампы заменили на восковые свечи, а в начале XX века было проведено электричество.

Камеры отапливались из коридора — одна печь на две камеры. Как вспоминали узники, «часто натапливали до такого состояния, что вся влага, испаряясь, повисала в воздухе как туман, вода текла по стенам, а мы терпели большие мучения от жары, нежели от холода». Это часто становилось причиной болезней — арестанты страдали цингой, туберкулезом. Питание доставляли три раза в день, подавая в отверстие на двери. На железную кровать выдавались тюфяк, подушка, шерстяное одеяло и постельное белье.

В основном здесь были заключены находившиеся под следствием. В отдельных случаях здесь же отбывали срок осужденные на каторгу, а приговоренные к смертной казни оставались в тюрьме до отправки на казнь.

Режим в тюрьме резко отличался для разных категорий арестантов. Главным принципом ее было одиночное содержание. Однообразие заключения нарушалось только допросами. Но у подследственных было право на получение и отправку писем, свидания с родственниками. Регулярно дозволялась короткая прогулка во внутреннем дворике тюрьмы. Если же он переходил на режим каторжанина — одиночество становилось полным, каторжанин изолирован не только от всего внешнего мира, но и в самой тюрьме он находится в абсолютном одиночестве. Как писал Обручев: «Все согласны в том, что переступив известный предел, одиночное заключение становится уже смертной казнью или еще хуже — обречением заключенного на идиотизм».

Пребывание в тюрьме для подследственного скрашивала возможность пользования тюремной библиотекой (категорически исключалась только периодическая печать последних лет). Каторжанин же лишался права на любую работу — и физическую и умственную. Полную бездеятельность переносить было крайне тягостно. Из книг предлагали только Священное Писание. Права была одна из народоволок, которая писала: «Нас содержали будто животных, признавая право поглощать пищу и извергать ее». Усугублялись одиночество и бездеятельность полной тишиной, которая царила в тюрьме. О тишине бывшие заключенные писали, что «это страшнейшее орудие пытки», «тюрьма — могила, камеры — гробы, а мы заживо погребенные».

Жандарм, находившийся на дежурстве, ходил по коридору, при каждом проходе поднимая небольшую планку на двери и заглядывая внутрь камеры. Контролировался чуть не каждый шаг узника. Посторонний враждебный глаз доводил до исступления, арестанту начинало казаться, что надзор непрерывен. Особенно тягостно это было для женщин.

За сорок пять лет существования царской тюрьмы через ее камеры прошло полторы тысячи заключенных. Мы знаем имена узников Трубецкого бастиона. Представители всех политических партий, с точки зрения правительства являвшихся опасными для безопасности государства и существующего строя, прошли через камеры этой тюрьмы. На истории ее арестантов можно проследить историю развития политической мысли России.

Немало можно назвать имен, хорошо известных в русской истории. Одними из первых заключенных XIX века здесь будут члены партии «Народная воля». Той самой партии, что полтора года своего существования вела охоту за царем. 1 марта 1881 года в Петербурге бомбой был смертельно ранен император Александр II. Действо, казавшееся триумфом партии, стало началом разгрома «Народной воли». В камерах Трубецкого бастиона находились участники покушения. Их казнь на Семеновском плацу в Петербурге станет последней в истории России публичной казнью. Впоследствии осужденных на казнь вывозили либо в Лисий нос, либо в Шлиссельбургскую каторжную крепость. Там приговоры и приводили в исполнение. Мрачная эстетика Петропавловской крепости: несмотря на жесткие условия содержания узников, здесь никогда не проводились казни.

В этой же тюрьме находился в заключении и Александр Ульянов, старший брат Ульянова-Ленина. Группа студентов стремилась продолжить дело «Народной воли» — они готовили очередное покушение на жизнь следующего императора, Александра III. Их дело часто называют «Второе первое марта», они были схвачены полицией день в день, ровно 6 лет спустя после убийства Александра II, 1 марта 1887 г. Ульянов и еще четверо студентов были приговорены к смертной казни, отправлены в Шлиссельбургскую крепость и повешены. Кстати, в той же самой камере № 47, что и Александр Ульянов, содержался впоследствии Борис Савинков, глава боевой организации партии эсеров. Гроза правительства, известный бомбист.

Нелишне упомянуть и русского писателя Максима Горького, арестованного в связи с событиями первой русской революции, в 1905 году. Это уникальный случай, когда узник вышел из Трубецкого бастиона на свободу. Обычно у арестанта Трубецкого бастиона было только два пути — в другую тюрьму или к месту казни. Максима Горького освободили под давлением общественного мнения, под залог. Спустя недолгое время здесь же побывал глава Петросовета — Лев Троцкий.

После событий Февральской революции в Трубецкой бастион были доставлены царские министры. Чуть позже новое правительство большевиков, пришедшее к власти, поместило сюда министров Временного правительства. Хотя советская власть громогласно объявила, что ей тюрьмы не нужны, пустующими камеры Трубецкого бастиона оставались недолго. После создания в 1918 году ВЧК они быстро заполнились арестантами — политика «красного террора», объявленная большевиками, давала к тому большие возможности. Об этом периоде мы знаем очень мало — неизвестно ни общее количество узников этого периода, ни многие из имен. Как советская тюрьма Трубецкой бастион действовал до 1924 года.

С 1924 года тюрьма становится музеем.

Читать далее: Алексеевский равелин