Blue Flower

Скульптор Самсон СухановСамсон Ксенофонтович Суханов родился в 1768 г. (по другим данным, в 1769 г.) в деревне Завотежицы Евдской волости Устюгского уезда Вологодской губернии (ныне это Красноборский район Архангельской области) в бедной крестьянской семье. Часть большой деревни, где стоял дом будущего мастера, называлась Кулигой. Деревенский священник выбрал новорожденному редкое имя — Самсон. Часто болевший отец Самсона нанимался к богатым людям в соседнее село Красноборск летом пастухом, а зимой — сторожем. Мать батрачила у зажиточных односельчан и сына родила на сенокосе.
Уже с восьми лет мальчик был вынужден помогать семье — работать батраком за 25 копеек в год и даже просить милостыню. Пятнадцатилетним его взяли в артель бурлаков. Юноша тянул барки по Каме, Волге, Северной Двине. В очередной раз придя в Архангельск, он остался в этом городе.
В 1784 г. Самсон нанялся матросом на корабль, который отправлялся на морской промысел на Грумант (так русские поморы называли о. Шпицберген). Моряки охотились на моржей, тюленей, китов и белых медведей.
Вернувшись с промысла, Суханов по-прежнему брался за любую работу — ладил деревянные колеса для водяных мельниц, валил лес на лесозаготовках, шил сапоги, трудился на Якорном заводе, а затем снова уходил на промысел.
В Архангельске молодой человек женился. Выяснилось, что его новый родственник — брат жены Григорий Копылов работает в Санкт-Петербурге подрядчиком на строительстве Михайловского замка. Для возведения замка требовалось много камня, а для его вырубки — много «камнесечцев» (так в то время называли каменотесов). Тогда в 1797 г. вместе с купеческим обозом Самсон Суханов прибыл в столицу Российской империи. Он начал работать в артели вместе с шурином, перенимая у него навыки работы с камнем. За работу неплохо платили, что весьма способствовало освоению новой профессии. Суханов почти сразу «почувствовал» камень, работа у него спорилась, ему стали доверять самые сложные задания. К удивлению товарищей, из-под рук Суханова стали выходить все более прекрасные изделия из мрамора и гранита — материалов, о которых он раньше не имел вообще никакого понятия. Постепенно Самсон стал лучшим мастером по выломке, обработке, полировке и ваянию из камня. Он научился безукоризненно точно переносить размеры с чертежа на натуру.
Почти сразу после завершения строительства замка началось возведение Казанского собора по проекту А. Н. Воронихина. Суханов пошел работать и туда. Он решил больше не трудиться на подрядчика, а собрать свою артель. К тому времени Самсон выучился грамоте и счету, научился читать архитектурные чертежи. Зная его мастерство, честность и порядочность, работники шли к нему охотно.
Строили и украшали Казанский собор только русские мастера. Все «каменное дело» Воронихин доверил Суханову. Подряд включал в себя возведение больших колоннад, обращенных к Невскому проспекту, изготовление монолитных гранитных колонн внутри собора, устройство пьедесталов для скульптур и каменных полов. Наружную колоннаду храма было решено делать из пудостского камня, добываемого у деревни Пудость под Гатчиной. Суханов знал его «секрет» — только что добытый из земли камень был достаточно мягким и легко поддавался обработке. Но чем дольше он находился на воздухе, тем больше твердел, становясь прочным, как мрамор. Артель Суханова резала из камня блоки, из блоков составляли колонны, швы затирали рижским алебастром.
Гораздо сложнее обстояло дело с интерьером собора. Его своды должны были поддерживать 56 гранитных колонн. Тогда гранит добывали в Пютерлакских каменоломнях под Выборгом практически вручную. Каменные глыбы рвали пороховыми зарядами, затем обрабатывали молотками и зубилами. Так делали гранитные плиты, но для производства огромных монолитных колонн такая техноло гия не годилась. Суханов придумал новый способ. По нарисованной мастером линии на определенном расстоянии друг от друга сверлили отверстия. В них вставляли железные желоба, а в желоба — по два кованых клина. По команде Суханова молотобойцы тяжелыми кувалдами одновременно ударяли по клиньям, пока в скале не появлялась трещина. В нее вставляли железные рычаги с кольцами и канатами. За каждый канат одновременно бралось и тянуло по 40 человек. Снова стучали кувалды, забивались клинья, вставлялись новые рычаги. Таким способом от скал откалывали куски весом в тысячи пудов. По специальному настилу при помощи воротов их тянули к баржам, которые доставляли монолиты в Петербург для дальнейшей обработки. Глыбы откалывались от скалы так ровно, что иностранные инженеры никак не могли понять, как этот не сведущий в геометрии мастер проводил свои точные расчеты.
Первый самостоятельный подряд был выполнен успешно. В то время редко замечали простых мастеровых, но Самсон Суханов за строительство Казанского собора был награжден золотой медалью с надписью «За усердие».
Из-за нехватки средств возведение собора шло с большими перерывами, поэтому Суханов брал подряды и на других стройках.
В 1805 г. начались работы по оформлению стрелки Baсильевского острова. Артель Суханова занималась устройством цоколя под колоннадой Биржи, насыпкой берега Невы, возведением гранитной набережной с пологими спусками. Территорию стрелки увеличили.
По проекту архитектора Ж. Ф. Тома де Томона получившуюся площадь должны были украсить Ростральные колонны на гранитных пьедесталах. Заказ на их строительство тоже получил Самсон Суханов. Колонны соорудили из пудостского камня, оштукатурили и покрасили в красный цвет. Внутри каждой колонны устроили лестницу, по которой можно было подниматься на 32-метровую высоту и зажигать маячные огни. Колонны оформили рострами кораблей и аллегорическими фигурами четырех российских рек. Скульптором фигур Невы, Волхова и Волги был Ж. Тибо, Днепра — И. Камберлен, ваятелем стал Суханов. Сооружение колонн было закончено в 1810 г.
На главном фронтоне здания Биржи Самсон Суханов высек композицию «Нептун с двумя реками» (скульптор И. П. Прокофьев), а на противоположном фронтоне — скульптурную группу «Навигация с Меркурием и двумя реками» (скульптор Ф. Ф. Щедрин). Существует легенда, что идеально круглые гранитные шары, украшающие спуски набережной, Суханов вытесал «на глаз» без применения каких-либо приспособлений. Премией мастеру за превосходную работу на стрелке Васильевского острова был богато украшенный кафтан, пожалованный самим императором Александром I.
Суханов стал признанным ваятелем. К нему посыпались заказы. В 1806 г. началось строительство здания Горного института по проекту архитектора А. Н. Воронихина.
Все 12 колонн для портика здания высекала артель Самсона Суханова. Мастер лично изготовил обе скульптурные композиции («Геракл, удушающий Антея» и «Похищение Прозерпины»), установленные на лестнице института.
Прославленные скульпторы — авторы фигур С. С. Пименов и В. И. Демут-Малиновский восхищались его работой. Во время реконструкции Адмиралтейства архитектор А. Захаров сделал Суханову заказ на изготовление 28 колонн для колоннады главной башни, который был успешно выполнен. Над колоннами установили 28 статуй, изображающих времена года, природные стихии и направления ветра. Над их созданием мастер трудился под руководством скульпторов И. И. Теребенева, С. С. Пименова и Ф. Ф. Щедрина.
В 1807 г. для закрепления своего общественного положения Суханов записался в петербургское купечество. Тогда же мастер построил для себя трехэтажный каменный дом на набережной реки Пряжки. Здесь он жил с 1807 по 1827 г.
Артель Самсона Суханова строила самый широкий в городе мост — Синий, каменные мостики в Павловском парке, сооружала гранитные набережные Крюкова канала, высекала из цельного куска гранита огромную Царь-ванну в Баболовском дворце, вмещавшую 800 ведер воды. Мастер с помощниками изготовили пьедестал памятника Минину и Пожарскому, установленного в Москве на Красной площади, работали на строительстве дома для князя Лобанова-Ростовского. Там Суханов познакомился с архитектором О. Монферраном, с которым в дальнейшем многие годы успешно и плодотворно работал.
26 июля 1819 г. состоялась закладка нового Исаакиевского собора. Для его портиков Суханову было поручено изготовить 36 гранитных колонн. До сих пор ни одно сооружение в мире не имеет столько монолитов такой величины — каждая колонна весит 130 т. 20 марта 1826 г. при большом стечении народа всего за 45 минут была установлена первая колонна величественного Исаакиевского собора. Под ее основание заложили платиновую медаль с изображением императора Александра I.
30 августа 1834 г. жители Петербурга восторженно следили за установкой на Дворцовой площади колоссальной гранитной Александровской колонны, созданной по проекту архитектора О. Монферрана. Сам Суханов не участвовал в работе над колонной, но монолит длиной более 25 м и весом более 600 т вырубали на Пютерлакской каменоломне по его методу. Автор проекта Монферран позднее писал: «Русские рабочие честны, мужественны и терпеливы. Одаренные недюжинным умом, они являются прекрасными исполнителями».
Суханов никогда не был просто техническим исполнителем. Он всегда умел тонко прочувствовать замысел автора и, не нарушая художественного единства, привнести в работу что-то свое.
Однако к середине XIX в. вкусы заказчиков изменились. Классицизм выходил из моды. Многие известные мастера оставались без заказов — следовательно, почти без средств к существованию. Произошло это и с Самсоном Сухановым. В дополнение ко всем бедам во время шторма на Ладоге затонула баржа, перевозившая пьедесталы для памятников М. И. Кутузову и М. Б. Барклаю-де-Толли. Имущество Суханова было описано и в 1837 г. выставлено на торги, новые пьедесталы пришлось изготавливать на собственные деньги. Были заложены даже императорский кафтан и памятная медаль, полученная мастером за участие в строительстве Казанского собора. Пьедесталы для памятников великим полководцам стали последней работой семидесятилетнего мастера. Так получилось, что его последняя работа в Петербурге проходила в том же месте, что и первая.
Тогда же умер старший сын мастера. Оставшийся без средств к существованию, Самсон Ксенофонтович обратился к императору с прошением о пожаловании ему пенсии. В нем перечислялись все заслуги за 35 лет добросовестной работы. Однако ответа на прошение не последовало. Человек, сделавший необычайно много для величия России, был вынужден просить милостыню у петербургских церквей. Последние годы своей жизни он провел нищим.
Точная дата смерти и место погребения Самсона Ксенофонтовича Суханова на сегодняшний день не установлены. Известно только, что он скончался в 1840-х гт.
Долгое время никто не знал, что сохранился портрет Самсона Суханова. Только в 1966 г. совершенно случайно была обнаружена работа кисти известного художника В. А. Тропинина, на которой изображен старик-каменотес на фоне колонны. Исследования показали, что это портрет Самсона Суханова.
В 2008 г. в селе Красноборск Архангельской области на родине мастера в честь 240-летия со дня его рождения был установлен гранитный камень с мемориальной доской, на которой высечено изображение Суханова с портрета Тропинина.