Blue Flower

Казанский сквер между Казанским собором и Невским проспектом создан в 1899-1900 гг. по инициативе петербургского градоначальника Николая Васильевича Клейгельса.

На месте сквера в XVIII столетии стояла церковь Рождества Богородицы для жителей Переведенской слободы, располагавшейся южнее современной Казанской площади. В шести «переведенских» слободах жили люди, переведенные из разных губерний для строительства новой российской столицы. Церковь построена в 1737 г. Считается, что спроектировал ее русский зодчий Михайло Земцов. Высокий шпиль колокольни Рождественской церкви перекликался со шпилем Адмиралтейства, построенного Иваном Коробовым.

В народе церковь Рождества Богородицы часто называли Казанской, поскольку в ней хранилась чудотворная икона Казанской Божией Матери. Долгое время эта церковь считалась главным столичным храмом. К концу XVIII столетия храм обветшал.

Павел I, еще будучи наследником престола, совершил путешествие по Европе и был восхищен Италией, в особенности ее столицей Римом и созданным архитектором Лоренцо Бернини собором Петра с колоннадой. Похожий собор появился по воле Павла и в Петербурге. Автором собора, освященного в честь иконы Казанской Божией Матери, стал в ту пору мало кому известный зодчий Андрей Воронихин (см. Воронихинский сквер).

Смерть Андрея Никифоровича не позволила построить еще одну колоннаду, с южной стороны. Храм так и дошел до нашего времени недостроенным. Интересная история произошла с фигурами архангелов Михаила и Гавриила, которые стояли на постаментах с разных сторон колоннады. Известные ваятели Иван Мартос и Василий Демут-Малиновский создали их для установки на этих постаментах в 1809 г. Как это ни странно, но за два года, предшествовавшие освящению Казанского собора, они так и остались гипсовыми — в бронзу перелить их не успели. Тем не менее 15 сентября 1811 г., в день, когда освящался Казанский собор, пьедесталы не пустовали. На них стояли архангелы. На вид бронзовые, а на самом деле — гипсовые, раскрашенные под бронзу.

Петербургская сырость быстро раскрыла подмену. Уже в следующем году разыгравшаяся буря сломала одной фигуре голову, другой — руку. Почти два года потребовалось на то, чтобы восстановить архангелов. Но подлеченные гипсовые фигуры вновь сломал сильный ветер. Их во второй раз восстановили. И так продолжалось 13 лет. В борьбе гипса и петербургской сырости победила сырость. В 1824 г. многострадальных гипсовых архангелов Гавриила и Михаила сняли с пьедесталов. На отливку из бронзы не было денег, а делать новые гипсовые фигуры под бронзу не имело смысла.

Когда же летом 1837 г. перед собором со стороны Невского проспекта установили памятники двум великим полководцам Отечественной войны 1812 г. — Михаилу Илларионовичу Кутузову и Михаилу Богдановичу Барклаю-де-Толли, о пустующих постаментах у колоннады и вовсе позабыли. Монументы были созданы по модели скульптора Бориса Орловского. Решение об установке памятников перед Казанским собором, в котором находится могила Кутузова, принял в 1818 г. император Александр I, однако воплощение замысла затянулось, и скульптуры делались уже в эпоху Николая I. Открытие памятников состоялось только 25 декабря 1837 г.

А про архангелов вспомнили лишь в 1910 г., когда перед празднованием 100-летия Казанского собора возникла мысль о том, что неплохо было бы их восстановить. Но вновь вопрос уперся в деньги. Правительственная казна их не давала, и руководство Академии художеств предложило причту финансировать работы по восстановлению некогда утраченных фигур. Но и со стороны причта был получен отказ.

После этого больше вопрос о восстановлении фигур архангелов Михаила и Гавриила не возникал. И только в перестроечные годы и в течение нескольких лет после распада СССР, во время различных митингов и пикетов, которые часто проводились у Казанского собора, иные ораторы взбирались на постаменты и произносили перед собравшимися людьми пламенные речи.

Примечательно, что именно у Казанского собора 3 декабря 1876 г. состоялась знаменитая массовая демонстрация, на которой выступил первый русский социал-демократ, теоретик марксизма Георгий Валентинович Плеханов (1856-1918), тогда

еще студент Горного института. Многие годы об этом напоминала мемориальная доска, установленная на парапете колоннады Казанского собора. После возвращения собора верующим доску перевесили на дом № 3 по Казанской улице, которая в советское время носила имя Плеханова.

Во время той демонстрации, разогнанной полицией, также впервые в Петербурге подняли красный флаг. Это сделал юноша — рабочий с фабрики Торнтона, что была за Невской заставой, Яков Потапов.

Интересно, что садовый мастер Рудольф Катцер, проектировавший сквер, придал ему форму колокола, вершиной повернутого к собору. Логика понятна, однако форма сквера удивительным образом напоминала о том, что «удары в колокол» означают не только церковную службу, но и в переносном смысле — призыв к борьбе за свободу, за свои права, заставляя вспомнить декабрьскую демонстрацию 1876 г. и перебрасывая мостик в будущее.

В центре сквера устроен фонтан с круглой гранитной чашей диаметром более 10 м.

6 октября 1923 г. Казанский сквер переименовали в Воронихинский. После возвращения в 1944 г. исторического названия Казанской площади, с того же 1923 г. именовавшейся площадью Плеханова, стихийно вернулось и имя сквера. Воронихинским же стал сквер на другой стороне Казанской улицы, до 1998 г. тоже улицы Плеханова, который до того тоже носил его имя.