Blue Flower

Пушкинский сквер создан в 1874 г. на вновь проложенной улице между Невским проспектом и Кузнечным переулком, там, где на пересечении этой улицы с Невским (ныне — Литовским) переулком устроили площадь. Его устройство осуществлялось на средства потомственных почетных граждан: купца 1-й гильдии Михаила Ивановича Лопатина и его брата, купца 2-й гильдии Николая.

Первоначально сквер имел форму прямоугольника со скругленными углами. При застройке улицы в 1870-х гг. сквер был испорчен, и в 1881-м его восстановлением занялись местные домовладельцы, генерал-майор Николай Осипович Адельсон и потомственный почетный гражданин купец 2-й гильдии Николай Николаевич Целибеев. Архитектор Василий Некора вместо овальной клумбы в центре устроил площадку и установил канделябр с четырьмя фонарями. В том же году благоустроенный сквер и улица стали Пушкинскими, в честь Александра Сергеевича Пушкина (1799-1837). В центре сквера появился гипсовый бюст поэта, который через год заменили увеличенной в два раза копией работы Ивана Витали. А 7 августа 1884 г. на его месте открыли памятник работы скульптора Александра Опекушина. Автор проекта пьедестала — зодчий Николай Бенуа, которому помогал Пётр Самсонов.

Скульптор изобразил поэта стоящим в задумчивой позе со скрещенными на груди руками. С двух сторон постамента высечены и покрыты позолотой фрагменты из произведений Пушкина. С левой — фрагмент поэмы «Медный всадник»:

Природой здесь нам суждено В Европу прорубить окно, Ногою твердой стать при море; Сюда, по новым им волнам, Все флаги в гости будут к нам, И запируем на просторе.

С правой — два фрагмента из стихотворения «Памятник»:

Слух обо мне пройдет по всей Руси великой, И назовет меня всяк сущий в ней язык.

И еще:

И долго буду тем любезен я народу, Что звуки новые для песен я обрел.

Примечательно, что во всех собраниях сочинений поэта напечатано иное:

- И долго буду тем любезен я народу, Что чувства добрые я лирой пробуждал, Что в мой жестокий век восславил я свободу И милость к падшим призывал.

Вероятно, слова «о свободе и милости к падшим» в период наступления реакции после казни народовольцев, убивших царя Александра II, могли поколебать государственные устои, поэтому на пьедестал нанесли строчку из чернового варианта стихотворения.

Памятник Пушкину оказался несоразмерен с пьедесталом и потому вызвал неоднозначную оценку общественности. Резко критически отнеслись к нему юрист Анатолий Кони и писатель Александр Куприн. Из-за этого были попытки демонтировать памятник и перенести его в другое место. Анна Ахматова вспоминала о попытке убрать памятник в 1937 г., когда в стране отмечали 100-летие со дня смерти поэта и объявили конкурс на новый памятник Пушкину. Тогда неожиданно за Пушкина вступилась детвора.

Другой случай произошел в первые послевоенные годы, когда архитектор Евгений Левинсон собирался перенести памятник на спроектированную им Привокзальную площадь города Пушкина. Зодчий писал: «Исполком вынес соответствующее решение. Но когда приступили к работе по снятию памятника, дети, проживающие на этой улице, не дали снять „дядечку Пушкина". Была предпринята вторая попытка, но закончилась тем же».

Так ленинградские дети дважды сохранили первый поставленный в городе на Неве памятник великому русскому поэту на улице его имени.