Blue Flower

Сквер Аничкова дворца — один из старейших в Петербурге. Его возникновение относится к 1740 гг., когда дочь Петра I Елизавета, будучи еще цесаревной, повелела «в новом доме, что у Аничкова мосту, строить каменное и деревянное строение, по учиненным от архитектора Земцова прожектам».

Интересно происхождение названия Аничкова дворца. Царский дворец никогда не принадлежал человеку с такой фамилией. Полковник Михаил Осипович Аничков командовал батальоном, строившим первый мост через Фонтанку в створе Невского проспекта и занимавшим территорию, на которой позднее был построен дворец. Аничковым стал мост, от моста имя командира полка перенял и дворец.

Михаил Земцов умер в 1743 г., и для Елизаветы Петровны, ставшей к тому времени императрицей, дворец стал строить зодчий Григорий Дмитриев, превративший Аничкову усадьбу в большой дворцово-усадебный комплекс с садом. 11 ноября 1743 г. императрица распорядилась о переводе садовника Стрельнинской мызы Людвига Киндера Таперса в Петербург «для разведения в новом ее... доме, что у Аничкова мосту, сада».

Видимо, этот день и следует считать датой основания сада Аничкова дворца. Территория под сад была отведена обширная: от дворца до Садовой улицы, включая Головин двор — участок, примыкавший к усадьбе графа Воронцова (Садовая ул., 26) со стороны современной улицы Ломоносова.

В мае 1744 г. в Аничков сад был направлен голландский мастер Яков Гейзер (Хайзер), сын одного из личных садовых мастеров анхальт-цербстской принцессы Софии-Фредерики-Августы, будущей императрицы Екатерины II, Иоганна Матиаса Хайзера. По его требованию для сада и садовых оранжерей приобрели «штамбоумов липовых 400 дерев, шпалерных кленовых 3000 дерев, роешнику 350 кустов, яблоней 200, вишен 300 дерев, заморских априкозовых, сливных мореных 200 дерев, виноградных ломбардских и целлерских орехов, Розановых, букебауму, смородины и крыжовнику 5350 кустов».

В саду вырыли пруд. Григорий Дмитриев упоминает о нем в сообщении, относящемся также к маю 1744 г.: «...около пруда в саду крытым быть по прожекту его аллеям и галереям отменено, а быть как на Смольном дворе... ранжереям».

Яков Гейзер занимал должность главного садового мастера при Аничковом дворце до конца 1747 г. За это время сад приобрел требуемый вид, поскольку уже в следующем году в Оперном доме, построенном на территории сада, стали проводить первые публичные вольные маскарады, которые устраивал на свои деньги французский комедиант Серений. Нередко маскарады проводились и в саду.

В 1756 г. Елизавета Петровна подарила дворец, все работы в котором и вокруг него были окончательно закончены двумя годами ранее, своему фавориту, фельдмаршалу Алексею Григорьевичу Разумовскому. После фельдмаршала дворец перешел к его брату, гетману Кириллу Григорьевичу Разумовскому, который в нем почти не жил. Усадьба пришла в запустение, и в июне 1776 г. Екатерина II пожаловала выкупленный у украинского гетмана дворец с садом князю Григорию Александровичу Потёмкину «в вечное и потомственное владение». Так императрица отблагодарила Потемкина за его доблесть, проявленную в русско-турецкой войне.

В том же году архитектор Иван Старов начал реконструировать усадьбу, превратив регулярный сад в пейзажный. В саду был построен «итальянский дом», который назвали так по выступлениям итальянской труппы. Барочную отделку здания заменили классическими формами. В 1780-е гг. жизнь в Аничковом дворце кипела, но, поскольку Потёмкину требовались деньги для отделки другого подаренного ему дворца — Таврического, этот он продал купцу Шемякину, а тот перепродал Аничков дворец казне.

В Аничковом дворце разместился Кабинет ее императорского величества со всеми службами. Архитектор Егор Соколов, осуществляя переделки во дворце, затронул и сад, перестроив «итальянский дом» под библиотеку.

В 1799 г. император Павел I передал часть сада театральной дирекции. Зодчий Винченцо Бренна перестроил один из садовых павильонов в Малый театр, который назвали театром Казасси по имени антрепренера гастролировавшей в Петербурге итальянской труппы.

Территория сада стала застраиваться небольшими домиками, которые отгораживались от Невского проспекта заборами.

В 1809 г. император Александр I подарил Аничков дворец с садом, значительно уменьшившимся по площади, своей сестре Екатерине Павловне. Через 7 лет казна вновь выкупила дворец, и тот же Александр Павлович вновь сделал царский подарок, и вновь ближайшему родственнику. На сей раз — брату Николаю к его бракосочетанию.

При Николае Павловиче сад и приобрел нынешние размеры. Архитектор Карл Росси, призванный создавать ансамбли петербургских площадей, первоначально планировал вообще ликвидировать сад, чтобы на проектируемую площадь выходил фасад Аничкова дворца, но в итоге предпочел уменьшить территорию созданной им Александрийской площади (ныне — площадь Островского). По оси дворца Росси построил два павильона, которые получили название павильонов Росси. Фасады павильонов украшают статуи древнерусских витязей, выполненные по модели скульптора Степана Пименова.

Сад при Аничковом дворце кардинально реконструировал архитектор Адам Менелас.

После Октябрьской революции он назывался садом Отдыха, реже — садом Отдыха трудящихся, а после того, как в 1937 г. в Аничковом дворце открылся Ленинградский Дворец пионеров (ЛДП), стал называться садом Дворца пионеров.

Во время Великой Отечественной войны в саду Дворца пионеров зарыли снятые с постаментов на Аничковом мосту клодтов-ских «Укротителей коней». В 1960-х гг. в одном из павильонов

Росси регулярно проводились выставки кроликов, привлекавшие большое внимание горожан. В 1992 г. Дворец пионеров сменил название, став Городским Дворцом творчества юных (ГДТЮ), а сад вновь стал именоваться садом Аничкова дворца. В начале XXI в. Управление садово-паркового хозяйства решило считать этот сад сквером ввиду его небольшой площади.