Blue Flower

Архитектор Василий БаженовВасилий Иванович Баженов родился в феврале 1737 г. в селе Дольское Малоярославского уезда Калужской губернии в семье священнослужителя. Когда мальчику было всего три месяца, отца будущего архитектора перевели в Москву псаломщиком одной из московских церквей, и семья переехала в столицу. Призвание мальчика определилось очень рано. «Я отважусь здесь упомянуть, что родился уже художником. Рисовать я учился на песке, на бумаге, на стенах, — рассказывал о себе сам Баженов. — Между прочим, по зимам из снегу я делал палаты и статуи, что и теперь я желал бы то видеть».
Но мальчика отдали в певчие в Страстной монастырь. По установившейся традиции сыну следовало идти по стопам отца. Мальчику же безудержно хотелось рисовать, и он добился своего. В 1753 г. он попал в архитектурную школу зодчего Д. В. Ухтомского. Дмитрий Васильевич высоко оценил способности Баженова и записал его в гимназию при Московском университете. Там Баженов занимался языками, математикой, посещал классы по искусству. В 1755 г. юношу приняли в Московский университет, а когда в Петербурге была основана Академия художеств, начальствующий над ней граф Шувалов потребовал из Московского университета несколько студентов, способных к изящным искусствам. В числе таковых Баженов приехал в Петербург. Академические ученики находились на полном государственном обеспечении. Кроме наук об искусстве ученикам Академии преподавали историю, анатомию, мифологию, математику, иностранные языки. Повезло Баженову и с преподавателями по архитектурным наукам. Он учился у С. И. Чевакинского. Молодой человек показал себя настолько знающим архитектуру, что Чевакинский сделал его своим помощником при строительстве Никольского морского собора С 1758 по 1760 г. педагогом Баженова в Академии художеств был А. Ф. Кокоринов.
После окончания Академии Баженова как одного из лучших студентов за казенный счет отправляют для продолжения образования за границу. Василий Баженов стал первым, как тогда их называли, пенсионером Академии. Его путь лежал во Францию и Италию. В Париже молодой человек увидел ту новую архитектуру, о которой в Петербурге говорили его наставники. Он поступил в ученики к профессору Дювалю, а правилам нового архитектурного стиля его обучал блестящий архитектор Шарль де Вайи. Экзамены в Парижской академии прошли более чем успешно. Баженов покорил парижских знаменитостей своими профессиональными навыками, а также блестящей эрудицией и безграничной фантазией.
В 1762 г. Баженов отправляется в Италию, где вскоре удостаивается дипломов Флорентийской, Клементийской и Болонской академий. В 1765 г., возвращаясь в Петербург через Париж, Баженов получил личное приглашение Людовика XV остаться во Франции архитектором двора, но отказался. В Петербург архитектор вернулся 2 мая 1765 г., прямо к торжествам в честь нового устава Академии художеств. Ему было присвоено звание академика, но обещанную профессорскую должность, а значит, и денежное содержание, дали далеко не сразу. У нового президента Академии Бецкого были свои взгляды на воспитание и обучение студентов. Обиженный архитектор попросил «увольнение от академической службы».
Екатерина II поручила Баженову разработать проект Института благородных девиц при Смольном монастыре. Зодчий выполнил это поручение в кратчайшие сроки. Всех поразила изящная композиция и архитектурная изобретательность молодого зодчего, но предпочтение было отдано проекту Кваренги. Возможно, причиной немилости императрицы послужило известие, что Баженов состоял членом масонской ложи и передавал масонскую литературу и письма наследнику престола Павлу Петровичу.
Бывший фаворит Екатерины II граф Григорий Орлов взял зодчего на службу в свое артиллерийское ведомство, который, по ходатайству графа, получил совершенно неожиданный для архитектора чин капитана артиллерии. В этой должности архитектор строил здания арсеналов в Петербурге и Москве. Вместе со своим новым покровителем в начале 1767 г. Баженов возвращается в родную Москву.
Граф Орлов стремился восстановить свои утраченные при дворе позиции и решил это сделать через Баженова. Он посоветовал архитектору разработать необычный и грандиозный проект, с которым бы граф смог явиться к императрице.
Баженов предложил проект реконструкции Московского Кремля и сооружения на его территории грандиозного дворца. По этому проекту Кремль превращался в огромный государственный и общественный центр с главной овальной площадью, к которой сходились основные улицы города. К лету 1768 г. Баженов приступил к созданию большой модели Кремлевского дворца. В ходе работ под началом архитектора состояла большая группа помощников, среди которых был и М. Ф. Казаков. Эта «архитектурная команда» по существу явилась хорошо организованной школой по подготовке высокообразованных, умелых зодчих. Началась подготовка к строительству. Была учреждена специальная экспедиция по сооружению дворца, которая разместилась в самом Кремле. Неподалеку была и квартира архитектора. Однако вскоре работы пришлось остановить. В Москве вспыхнула эпидемия чумы. После окончания эпидемии началось рытье котлована под фундамент и торжественная его закладка. Однако годы шли, а дальше фундамента дело так и не пошло — не хватало средств. Весной 1775 г. императрица приказала засыпать котлован с фундаментом. Это означало прекращение работ. Руководить засыпкой котлована Баженов отказался.
В 1776 г. архитектор разработал план строительных работ в московской усадьбе Царицыно. Почти десять лет архитектор занимался этим строительством. Один за другим среди живописных холмов Царицынского парка появлялись дворцовые павильоны, ворота, мосты. Летом 1785 г. Императрица наконец посетила почти готовую усадьбу. Нарядные домики показались ей маленькими и тесными — на бумаге все выглядело внушительней. Царицыно она приказала перестроить и передала строительство Казакову. Баженов был отстранен от службы и получил годичный отпуск по болезни. Не имея средств к существованию, архитектор занялся частными постройками. К этому времени относится строительства дома П. Е. Пашкова (теперь это здание Российской государственной библиотеки), ставшее жемчужиной русского зодчества.
В 1792 г. зодчий был вновь принят на государственную службу и назначен архитектором Адмиралтейств-коллегий. Баженов снова перебрался в Петербург. Теперь в его ведении были все постройки морского ведомства в Петербурге и Кронштадте. В то же время архитектор начал строить дворец для наследника престола на Каменном острове, занимался постройками в Гатчине и Павловске.
В 1796 г. умерла императрица Екатерина II. Давний покровитель Баженова Павел Петрович стал императором. Баженов получил действительного статского советника и имение Глазово с тысячей душ крепостных. В Академии художеств для Баженова была специально создана должность вице-президента. Перед ним вновь открывались обширные творческие возможности. Ему было поручена разработка проекта Михайловского замка, переданная затем В. Бренне. Императора также интересовало мнение зодчего о том, что нужно сделать, чтобы дать новый ход развитию талантов русских художников в Академии художеств.
За долгие годы своей творческой деятельности Баженов проявил себя не только замечательным мастером архитектуры, но и вдумчивым педагогом, внимательным воспитателем молодых талантов. Он давно с тревогой следил за развитием событий в Академии. В подробном докладе царю, доказывая порочность применявшейся в академии системы воспитания, он писал: «Мы взялись неосторожно за воспитание, не узнавши склонности молодого человека...» Баженов предлагал ликвидировать Воспитательное училище и продолжить дело художественного образования в России на строго научной и деловой основе. Однако уход Бецкого не сразу привел к переменам в жизни Академии. Новый этап ее истории начался лишь через несколько лет, после назначения в 1800 г. на пост президента графа А. С. Строганова.
Однако педагогическим планам архитектора не суждено было осуществиться. 2 августа 1799 г. Василий Баженов умер. Он был похоронен в своем имении Глазово. В завещании детям Баженов написал: «...а сами не стройтесь, ибо совершенно от строения разоритесь».