Blue Flower

Архитектор Виктор ШретерВиктор Александрович Шретер родился 27 апреля 1839 г. Отец будущего архитектора , приехавший в Петербург из Ревеля (сейчас Таллин), был управляющим у каретного мастера Бага. С раннего возраста всем игрушкам мальчик предпочитал карандаш и бумагу, стараясь изобразить все, что ему было интересно. На выставке в Академии художеств, куда отец привел восьмилетнего мальчика, внимание Виктора привлек рисунок каменного моста. Как писал в своих автобиографических записках Виктор Александрович, «с тех пор я рисовал только арки, своды и мосты». Поступив в немецкое училище Петра и Павла, принадлежавшее к лучшим учебным заведениям Петербурга, мальчик отличился в рисовальном классе. Ему даже дали прозвище — Художник. Занятия в училище юный Шретер совмещал с посещением Биржевой рисовальной школы при Обществе поощрения художеств, организованном в 1820 г.
Летом 1856 г. родители записали Виктора в архитектурный класс Академии художеств. Правильность выбранного пути сомнений у юноши не вызывала. В это время в Академии преподавали К. Тон, А. Штакеншнейдер, Ф. Эппингер. Перспективу в Академии преподавал Н. Бруни, а строительное искусство А. Резанов. Но честолюбивый юноша ожидал от учебы еще большего. Не оставляя учебы в Академии, он поступил в архитектурную мастерскую Л. Бонштедта, воспитанника немецкой архитектурной школы. На второй год занятий Бонштедт отказался брать плату за обучение, объяснив отцу Шретера, что его сын уже вышел из ранга учеников и стал помощником. Архитектор посоветовал отцу отправить одаренного юношу для дальнейшего обучения в берлинскую Строительную академию. Несмотря на материальные трудности, родители решили последовать этому совету.
В сентябре 1858 г. Виктор Шретер отплыл в Германию. Поступив в берлинскую академию, он много времени уделял специальным предметам. На формирование взглядов молодого архитектора оказало влияние изучение как исторического наследия, так и современной немецкой архитектуры. Четырехлетний академический курс Шретеру удалось закончить за два с половиной года. Помимо этого он посещал натурный класс Академии художеств, брал частные уроки акварели у художника Бирмана, посещал лекции по философии в университете. Тогда же Шретер начал делать первые попытки составления проектов. После окончания Строительной академии, опять по совету Бонштедта, молодой архитектор отправился в годичное путешествие по Европе. По заранее обдуманному плану Шретер объездил Германию, затем Бельгию, посетил Францию, Швейцарию, подробно изучил Италию. В Петербург Виктор Шретер вернулся в 1862 г. по новой Варшавской железной дороге. В этом же году он сдал экзамен в Академии художеств и был «удостоен звания художника 14 класса с правом производить строения».
По возвращении в Петербург Шретер продолжил сотрудничество с Л. Бонштедтом и стал принимать участие в конкурсах архитектурных проектов. Тогда же Шретер начал строить свои первые здания и работать над проектом городской думы. В 1864 г. за этот проект общее собрание Академии художеств признало Виктора Шретера академиком «за искусство и познания в архитектуре». Из 21 соискателя этой чести было удостоены лишь трое. С ноября 1865 г. молодой академик стал преподавать в Строительном училище, и преподавательская деятельность зодчего продолжалась до конца его дней.
С 1 января 1866 г. Департамент уделов, где было сосредоточено управление имуществом царской фамилии, принял академика Шретера на должность помощника архитектора и определил его к профессору А. И. Резанову. Под руководством Резанова Шретер принял участие в строительстве дворца великого князя Владимира Александровича на Дворцовой наб., 26. Победив в частном конкурсе, Шретер занялся перестройкой дома К. Меняева на Невском проспекте, 90-92, и дома Зверкова в Мучном переулке, надстройкой двухэтажного дома купца Кумберга на Большой Морской улице, 19.
Уже в первое десятилетие самостоятельной практики при участии наставников и коллег молодой архитектор освоил такие типы сооружений, как дворцы, церкви, жилые дома, рынки, школы, где использовались самые современные конструкции и материалы.
В 1878 г. Шретер совместно с И. Китнером приступил к строительству четырехэтажного здания для архитектора А. И. Резанова. Маститый профессор, ценя своих помощников, поручил им спроектировать собственный дом на Моховой улице, 28. Утвержден был проект Шретера.
Наряду со строительством жилых домов В. А. Шретер приступил к проектированию общественных зданий. Его проект победил на конкурсе проектов для здания Санкт-Петербургского городского кредитного общества. Соседство с Публичной библиотекой и Александрийским театром накладывало на проект особую ответственность. Но здание на площади Островского своим масштабом и фасадом, решенным в духе флорентийского Ренессанса, гармонично вписалось в сложившийся ансамбль.
В 1879 г. вместе с архитекторами И. И. Шапошниковым, Л. И. Бахманом и Э. В. Гольдбергом Шретер принял участие в конкурсе на проект большой хоральной синагоги, но победил проект Бахмана — Шапошникова. В том же году архитектор проектирует здание торгового дома фирмы «Штоль и Шмидт» на Малой Морской улице, 11. В 1881 г. строительство здания было завершено, и журнал «Неделя строителя» отметил, что «столица украсилась еще одним примечательным произведением даровитого художника-зодчего».
Важным моментом в творчестве зодчего и самобытным явлением в архитектуре Петербурга стало возведение здания Русского для внешней торговли банка на Большой Морской улице, 32. Идею рациональности в этом сооружении Шретер довел до совершенства.
В архитектуре России последней трети XIX века получает распространение так называемый «кирпичный стиль». Простой и практичный способ отделки фасадов приходит на смену недолговечной и непрочной штукатурке. Отдельные постройки «кирпичного стиля» появились в Петербурге еще в середине XIX века, но полное свое развитие это направление получило благодаря инициативе архитекторов И. С. Китнера и В. А. Шретера. Последний чаще других обращался к этому приему.
Одним из первых характерных примеров «кирпичного стиля» явился комплекс зданий, состоявший из доходного дома и фабрики шелковых изделий (наб. Фонтанки, 183). Эти здания Шретер построил для своего тестя А. И. Ниссена в 1872 г. Архитектору всегда импонировал рационализм как творческий метод зодчих Средневековья. К готическому прототипу восходит дом банкира А. Мейера на Николаевской улице (ныне ул. Марата, 66). В мавританских мотивах зодчим построен дом Вучиховского на Екатерингоф-ском проспекте (ныне пр. Римского-Корсакова, 33). Шретер умело использовал «полосатую» кладку, сочетая облицовочный кирпич со штукатуркой. В построенных зданиях простыми методами рельефной кладки архитектор всегда добивался максимального декоративного эффекта. Примером того служит шестиэтажное здание на Кавалергардской улице, 20.
Одной из лучших построек периода эклектики в Петербурге следует считать собственный особняк зодчего на набережной Мойки, 114, возведенный в 1890 г.
Благодаря творческим усилиям и влиянию В. А Шретера, «кирпичная архитектура» вышла за рамки стиля утилитарных сооружений. По богатству форм и цвета она не уступала архитектуре оштукатуренных зданий. А многие работы зодчего являются лучшими образцами этого направления.
Но архитектор проектировал и строил не только жилые дома. По его проектам были созданы театры в Рыбинске, Тбилиси, Туле, Киеве, Нижнем Новгороде.
В 1882 г. Шретеру присваивается звание профессора Академии художеств, и уже как профессор и театральный специалист зодчий становится членом Дирекции императорских театров. Он принимает самое деятельное участие в реконструкциях Мариинского и Александрийского театрах, работает над проектом перестройки Придворной певческой капеллы. Для Дирекции театров архитектор трудился до последних дней жизни.
Проектировал зодчий и церковные здания. Им был разработан проект соборного храма в Оренбурге и лютеранской церкви в Дерпте. Также Шретер принимал участие в конкурсе на проект храма, предназначенного к сооружению на месте гибели Александра II. На этом конкурсе был утвержден проект А. А. Парланда.
Виктор Александрович стоял у истоков создания Общества архитекторов. На первом же заседании Общества его избрали секретарем, а председателем стал профессор Резанов. Общество издавало журнал «Зодчий», и Шретер пять лет был его редактором и руководил в нем графическим отделом. Общество популяризировало новаторские идеи в области архитектуры, устраивало конкурсы и архитектурные выставки.
Рациональный подход к пространственной организации зданий, забота об удобствах и комфорте, освоение новейших строительных материалов и достижений техники, приемы художественных решений извлекают из опыта Шретера архитекторы и в наши дни.
Современники отмечали, что не было ни одной задачи в области архитектуры, которая оказалась бы для Шретера неразрешимой или трудной. «...С кажущейся легкостью он преодолевал все препятствия и разрешал задачи всегда умно и практично».

В. А. Шретер скончался 16 апреля 1901 г. на шестьдесят втором году жизни. Его похоронили на Смоленском лютеранском кладбище.